http://blagogon.ru/articles/106/

Защитники ереси из журнала «Церковь и время»



Спаси, Господи, редакцию "Благодатного Огня" за публикацию в № 5 журнала ряда материалов, посвященных истории появления и осуждения Церковью ереси имябожничества. Особенно за публикацию текста Послания Святейшего Синода Русской Православной Церкви 1913 года*, осудившего лжеучение имябожников "как богохульное и еретическое".
Примечательно, что почти одновременно с пятым номером журнала "Благодатный Огонь" вышел третий номер журнала "Церковь и время", издаваемого Отделом внешних церковных сношений (редактор — митрополит Смоленский и Калининградский Кирилл, заместитель редактора — игумен Иларион [Алфеев]). В журнале помещена статья некоего Д. Горбунова "Краткая история имяславских споров в России начала ХХ века", в которой автор историю споров об Именах Божиих ставит с ног на голову, представляя еретиков и противников Церкви Божией борцами за Православие, имяславцами, а истинных борцов за Православие, истинных имяславцев — имяборцами.
В означенной статье Горбунова имябожники рисуются простецами-монахами, молитвенниками-исихастами, в то время как защитники Православия — учеными-философами, врагами умного делания. Автор сравнивает имябожников с монахами-исихастами времен св. Григория Паламы, против "нового догмата" которых восстал просвещенный Варлаам. Но "новый догмат" схимонаха Илариона, по его собственным словам, не встречался им раньше у Св. Отцов. А св. Григорий Палама и афонские исихасты защищали в полемике с варлаамитами вовсе не "новый" догмат, а учение прежде живших Святых Отцов. Так, в "Святогорском Томосе", представленном исихастами на Собор 1341 года, учение о несотворенности и превечности существования благодати Божией обосновывается ссылкой на св. Максима Исповедника. Именно св. Максим учил о благодати Божией как о нерожденном и самобытном свете, являемом достойным. Св. Григорий Палама и афонские исихасты никакого "нового" догмата не защищали, а в учении о сущности Божией и Его благодати строго следовали учению прежде живших Св. Отцов. Так что ссылка на "рядовых монахов-исихастов времен св. Григория Паламы" для создания имиджа "простости" афонским имябожникам совершенно необоснованны. Простецом, как мы помним, прикидывался и Евномий, обвинявший св. Василия Великого в следовании "внешней философии". Конечно, были на Афоне и монахи, впавшие в ересь в силу своей простоты. Но после того как они узнали подлинное учение Св. Отцов об именах Божиих, они оставили свое заблуждение. Сознательное же и упорное противление учению Святых Отцов не есть признак простоты...
Св. Иоанн Златоуст говорит, что "Иисус — имя Его по плоти". Также и преп. Иоанн Дамаскин учит, что "Слово тогда получило название Иисуса Христа, когда Оно стало плотию". А "простые" афонские имябожники составили, вопреки Св. Отцам, свои "догматы": "Исповедую, что имя Иисус есть Богоипостасное и относится равно и к человечеству и к Божеству Его", "Отрицаюсь тех, кто имя "Иисус" считает... что Оно аки бы не предвечно, но лишь не столь давно наречено Ангелом".
Что же касается "исихазма" афонских монахов-имябожников, то разве не был монахом-исихастом такой светильник нашей Церкви, как святейший Патриарх Тихон, решительно и непоколебимо отметавший все попытки имябожников возвратиться в лоно Церкви с сохранением своих имябожнических заблуждений. Указом Святейшего Синода от 8–12 октября 1918 года, подписанным шестью иерархами Церкви, и в их числе Патриархом Тихоном, прекращалось действие разрешения Синода от 22–25 апреля 1914 года (№ 3479) священнослужения имябожникам. Это разрешение Синода, снисходившее к немощам заблудших, было использовано еретиками для распространения заблуждения среди истинных чад Церкви, почему своим новым Указом Синод потребовал от еретиков письменного отречения от ереси и твердого исповедания положений "Послания" Синода от 1913 года. Об этом Указе Синода, к сожалению, ничего не упомянул свящ. Петр Андриевский в статье "Ересь имябожничества в прошлом и настоящем" ("Благодатный Огонь", 2000, № 5). А для понимания канонических оснований нахождения имябожников в лоне Церкви этот Указ весьма существенен. Замечательно, что Д. Горбунов в своей статье в журнале "Церковь и время" упомянул об этом Указе. Значит, он знает, что требуется от него самого и от редакции журнала "Церковь и время", опубликовавшей его статью, чтобы быть истинными чадами Православной Церкви.
А разве не монахом-исихастом был первый новомученик митр. Владимир (Богоявленский), которого о. Булатович называл главным врагом имябожия? Булатович со своей имябожнической колокольни увидел в мученической кончине Святителя страшную кару Божию за решительное изгнание закоренелых имябожников из Церкви. Мы же, православные, видим в мученической кончине Святителя Владимира достойное окончание его жизненного поприща, увенчанного нетленным венцом, в том числе и за решительное противостояние имябожнической ереси.
Монахом-исихастом был и великий ревнитель Православия архиеп. Никон (Рождественский). Интересно, что Горбунов приводит слова архиеп. Никона, написанные им до появления имябожничества: "Имя Божие есть то же, что непостижимое существо Божие, открывающее себя людям" (Троицкие листки. 1899, т. 5, с. 137). Без сомнения, если бы архиеп. Никон почил до появления ереси, то о. Булатович привел бы эти его слова в своей "Апологии", а современные имябожники прославляли бы архиеп. Никона как истинного имябожника. Но приведенные слова архиеп. Никона нисколько не свидетельствуют о том, что он прежде имел имябожнические убеждения, а потом изменил им. Подобные выражения, которые встречаются у св. прав. Иоанна Кронштадтского и у других истинных пастырей Церкви, исходят из попытки описания ими своего молитвенного опыта, попытки донести до читателя свои молитвенные переживания. "Имя Божие во время молитвы, — говорится в Послании Синода от 1913 года, — для нас и должно как бы сливаться, отождествляться с Богом до нераздельности". Но такое отождествление Имени Божия с Самим Богом в нашей молитве вовсе не свидетельствует, что Имя Божие, этот образ Божий, является Самим Богом — Первообразом. Поэтому истинные пастыри Церкви, истинные молитвенники-исихасты, передававшие свой молитвенный опыт как будто в имябожнических выражениях, решительно отвергли попытку имябожников молитвенные переживания сделать предметом богословских спекуляций.
Имена Божии — не Бог и не энергия Божия, как умствуют имябожники. Имена Божии есть образы Божии, есть, по выражению св. Василия Великого, "как бы некоторое отпечатление Бога". Имена Божии не премирны, не есть исходящие из существа Божия лучи словесной Его деятельности, как мечтают имябожники, а Имена Божии получили свое существование после сотворения людей и вне людей не имеют самостоятельного существования. Именами Бог обозначается, необходимы они для призывания нами Бога, для получения Его божественной благодати. Единый Бог есть неиссякаемый Источник этой благодати, которую Он и подает всем призывающим Его. Но Имена Божии не могут сами подавать нам благодать и творить чудеса своею силою. Имена Божии сами по себе не являются источником божественной благодати.
Д. Горбунов в своей статье приводит выдержку из письма главного идеолога имябожнической ереси о. Булатовича к другому идеологу ереси – о. Павлу Флоренскому: "...новая Апология построена на том камне, что Имя Божие есть Богооткровенная Истина, а если так, то сия Истина есть действие словесное Божества, и, следовательно, по всей необходимости имеет Имя Бог" (Д. Горбунов. Краткая история имяславских споров в России начала ХХ века // "Церковь и время". 2000. № 3 (12). С. 184).
Отец Булатович убежден, что Имена Божии имеют своим источником Самого Бога, что Бог Сам произнес Свои Имена. И это он называет камнем, на котором основано все имябожническое лжеучение. Но для того, чтобы быть таковым камнем, это его мнение должно подтверждаться изречениями Святых Отцов. Но ни один (!) Святой Отец не учил, что Бог Сам произнес Свои Имена. Напротив, Святые Отцы учат нас, что Имена Божии источником своего происхождения имеют человеческое рассуждение. И, таким образом, "камень", на котором о. Булатович основал свое лжеучение, является не чем иным, как песком человеческого суемудрия. Неужели этого не понимают митр. Кирилл (Гундяев) и игумен Иларион (Алфеев), поместившие в своем журнале новую апологию имябожнической ереси?
Игумен Сергий (Троицкий)