http://blagogon.ru/articles/155/

Неполиткорректные заметки: глядя из Москвы

Николай КАВЕРИН


I. «Сурожская соборность» как предпосылка отделения
от Матери-Церкви

Увлечение либеральными богословами и проповедниками привело в конце концов Сурожскую епархию к расколу, ибо люди, воспитанные на либерально-модернистских сочинениях, подвергающих ревизии традиционное православное вероучение, будут всегда стремиться к отделению от Русского Православия, хранящего консервативные традиции, как в богословии, так и в богослужебной практике. В связи сэтим неудивительно, что 2 мая 2006 года управляющий Сурожской епархией епископ Василий (Осборн) без ведома Священноначалия Московского Патриархата в нарушение канонов[1] обратился к Константинопольскому патриарху Варфоломею с просьбой о принятии его, епископа Василия, в юрисдикцию Константинопольской патриархии, славящейся своими обновленческими тенденциями и не скрывающей своей враждебности к Православной Церкви в России, что проявилось в последние годы в раскольнической деятельности Константинополя в Эстонии, на Украине и в Западной Европе.

Мотивировал свою просьбу епископ Василий тем, что в Сурожской епархии в последние годы появилось уж слишком много русских.

Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий в своем письме 5 мая 2006 года к епископу Василию пытался отечески вразумить самочинника, ссылаясь как на авторитет блаженнопочившего митрополита Антония (Блума), всегда остававшегося верным Матери-Церкви в России даже и в самые неблагоприятные для этого времена, сохраняя эту верность до смерти, так и употребляя святительскую строгость. «По возложенному на Патриарха долгу служения церковному единству, напоминаю Вашему Преосвященству о Вашей архиерейской присяге и призываю Вас вместе с клиром епархии и ее паствою продолжить труд по созиданию, а не разделению Тела Христова», — писал Святейший Патриарх Алексий епископу Василию.

Но и патриаршее увещевание осталось втуне: епископ Василий не только не изменил своего намерения отложиться от Русской Православной Церкви, но попытался даже увлечь в раскол всю епархию, рассылая всем священникам епархии «отпускную грамоту», датированную задним числом (1-м февраля 2006 г.), и призывая клир и мирян Сурожской епархии последовать за ним, тем самым желая оставить после себя «выжженную землю». Тогда, дабы предотвратить нарождающийся раскол и «ознакомившись с обращениями, поступающими в Москву из Сурожской епархии от верующих, не желающих покидать канонического подчинения Русской Православной Церкви — Святейший Патриарх Алексий 9 мая 2006 года направил епископу Сергиевскому Василию указ, освобождающий его от управления Сурожской епархией с увольнением на покой без права перехода в другую юрисдикцию…»

Однако вопреки канонам, без получения отпускной грамоты от Московского Патриарха, 8 июня 2006 года Синод Константинопольского патриархата принял епископа Василия (Осборна) в юрисдикцию Константинопольского патриарха. Священный Синод РПЦ совершенно справедливо расценил этот поступок Константинополя канонически неправомочным, констатировал «крайне опасное помрачение канонического сознания» в Константинопольской патриархии и запретил епископа Василия в священнослужении за нарушение архиерейской присяги. В случае нераскаяния епископа Василия его ожидает Архиерейский суд.

Против отделения от Московского Патриархата выступила подавляющая часть церковной общины в Лондоне, т.е. абсолютное большинство среди православных в Великобритании, среди которых не только недавно приехавшие русские иммигранты, но и многие англичане, а также духовные чада митрополита Антония, приехавшие в Лондон еще 20–25 лет назад. Отделение от Московского Патриархата поддержала лишь незначительная часть прихожан, главным образом из тех, кто еще на родине питал неприязнь к Русской Церкви и к России.

* * *

Как видно из вышеопубликованного письма прихожан из Лондона, а также из доклада прот. Андрея Тетерина, духовное состояние в Сурожской епархии очень тяжелое. Там действительно зарождается ультралиберальное православие, и о. Андрей это чувствовал, поэтому и бил в набат.

Ответом на доклад о. Андрея Тетерина стало т.н. «Открытое письмо Русского христианского движения в Великобритании», которое «выражает позицию членов Оргкомитета Русского христианского движения в Велико­британии по отношению к событиям в Лондонском приходе Сурожской епархии, разыгравшимся после конференции РХДВ 3 декабря 2005 г.».

С богословской точки зрения это «Открытое письмо» представляет собой абсолютно беспомощную попытку как-то оправдать, применительно к «сурожскому православию», понятие «соборности», ссылаясь на взгляды религиозных философов т.н. «парижской школы», в первую очередь на прот. В.Зеньковского.

Тут уместно привести мнение известного православного подвижника ХХ века схиигумена Ново-Валаамского монастыря Иоанна (Алексеева; †1958), который охарактеризовал философов «парижской школы» следующим образом:

«О Зеньковском и о Кассиане[2] можно сказать: они не богословы, а пустословы, хотят разодрать Святую Русскую Православную Церковь. Ведь только в России-то и есть чистое Православие… Эти буесловы хотят разодрать Церковь своим плотским мудрованием и думают назидать без духовного опыта и разума. Пусть они выставляют какие хотят причины к отделению от Русской Церкви, — не поверю им» (Загляни в свое сердце. СПб., 2002. С. 166–167).

Наш журнал уже отмечал, что понятие «соборность» есть свойство Церкви, и в православном понимании оно существенно отличается от введенного в обиход А.С. Хомяковым нового понятия «соборности», не встречающегося в святоотеческой литературе и, вследствие этого, не являющегося строго церковным (см.: Нужен ли нам Поместный Собор? // Благодатный Огонь. 2005. № 13). Поэтому авторы «Открытого письма» по-своему правы, констатируя, что «для о. Андрея действительно никакой соборности не существует», ибо «соборность» вне понятия Церкви— просто абсурдна. Для «сурожских богословов» «соборность» тождественна понятию «демократия».

«РХД в Европе существует уже более восьмидесяти лет», — пишут авторы «Открытого письма». Однако надо же! Ну просто какой-то неслыханный черносотенный экстремизм: невзирая на такой почтительный для РХД возраст, «о. Андрей поспешно объявил с амвона, что он не состоит в этом Движении и состоять не намерен». Можно только поддержать о. Андрея за такую бескомпромиссную позицию, учитывая, что печатный орган сего «Движения» — «Вестник РХД» на протяжении последних полутора десятилетий является рупором оголтелого церковного модернизма и неообновленчества: статьи священника Г.Кочеткова, канадского религиоведа Д.Поспеловского, главного редактора «Вестника» Н.Струве и др. пронизаны идеями церковного реформаторства и откровенной враждебности по отношению к Московской Патриархии.

Все эти буесловы типа Струве и сурожских мудрецов, выступающие против «империалистической экспансии Московской Патриархии», не угомонятся, пока не добьются полной «независимости» от Москвы (не без дружеской ли рекомендации британских спецслужб?) и ухода Лондонского собора под крыло обновленческой Стамбульской патриархии.

Далее, авторы «Открытого письма» решили поучать о. Андрея модным ныне принципам «толерантности» по отношению к особенностям малопонятной для прибывших из России религиозной жизни, сложившейся в Сурожской епархии. Авторы «Открытого письма», характеризующие себя «мыслящей частью русских православных в Великобритании» (!), свидетельствуют, что «опыт Сурожской епархии еще не осмыслен и не понят… многие события в этой епархии кажутся непонятными и инородными Православию». Воистину так! Обновленческие опыты по реформи­рованию Церкви, ее канонов, многовековых традиций и церковнославянского богослужения с целью создания модели христианства, не вызывающего отторжения и нареканий у современного безбожного общества, воспитанного на либеральных ценностях и секулярных предрассудках, всегда были непонятны православным людям, которые воспринимали эти новшества как нечто инородное Православию. Примечательно, что именно такие же словеса о «непонятости уникального опыта», о «местной соборности» постоянно звучат от представителей «самой интеллигентной» московской обновленческой общины заштатного священника Георгия Кочеткова, где этот опыт, «инородный Православию», культивируется (и одно время активно насаждался в отдельно взятом московском приходе, иногда даже насильственными методами) аж с начала 1990-х годов.

Когда «мыслящая часть» в Открытом письме констатирует, что «в своих дальнейших действиях и письмах им (о. Андреем. — Н.К.) также была дана оценка РХДВ как разновидности “обновленчества” в Православии», что, согласно «мыслящим авторам», является «самой вопиющей реакционностью», то нельзя не оценить точность и справедливость оценки о. Андреем «Движения» в Великобритании. А обвинение в «реакционности» по отношению к православному духовенству — это идет еще от большевистских комиссаров ленинской гвардии, вождей обновленческого движения 1920-х и 1990-х годов, а также от современных воинствующих защитников прав атеистов и прочих меньшинств, проповедующих антицерковное либеральное мракобесие.

И, наконец, в «Открытом письме» «мыслящая часть русских православных в Великобритании» весьма хамски заявляет: «Не следовало ли бы о. Андрею… отправиться на историческую Родину, чтобы отдохнуть от “враждебной английской обстановки”?».

Какой визг поднялся бы в среде «мыслящей» части британской экумены, если бы тогда было предложено отправиться на свою историческую Родину Управляющему Сурожской епархией — епископу Василию (в миру — Альфреду-Герберту-Эрнесту Осборну), родившемуся в Египте в г. Александрии: чемодан — вокзал — Египет! Именно там, на широких североафриканских просторах, бывший военнослужащий армии США (неслыханный случай в истории епископата Русской Православной Церкви!), почти не владеющий русским разговорным языком (еще более вопиющий случай для епископа Русской Церкви, в епархии которого русскоязычные прихожане составляют 90%!), владыка Василий Осборн смог бы наконец «отдохнуть от чуждого ему русского Православия» и беспрепятственно сеять на плодотворной египетской почве семена «соборности» и раскола, горькие плоды которой вынуждены ныне пожинать русские православные люди на островах туманного Альбиона.

Да и стоит ли зело скорбеть, что епископ Василий (Осборн), представитель нетрадиционной православной ориентации, наконец-то отложился от Церкви Русской, где ему было, выражаясь современным языком, так некомфортно, и присоединился к Вселенскому патриарху, поскольку тот, по словам епископа Василия, больше отвечает «либеральным, ориентированным на Запад ценностям».

Озабоченность вызывает лишь положение русских и русскоязычных православных верующих, сохраняющих верность своей Матери-Церкви в России и Святейшему Патриарху, желающих сохранять церковные традиции, к которым они привыкли на Родине (а их в Лондоне сейчас более 100 тысяч!). Куда им идти, если епископ Василий Осборн прихватит с собой в Стамбульскую юрисдикцию всю церковную недвижимость, в первую очередь Лондонский патриарший собор?


II. Не нужен мне берег турецкий…

Рассматривая неблаговидную роль Константинопольской патриархии в подстрекательстве к отделению от Русской Церкви[3], зададимся вопросом: почему епископ Василий (Осборн) обратился именно в Константинопольский патриархат, а не в Александрийский или Антиохийский, или в Элладскую Православную Церковь, или же в Американскую или Зарубежную? Ответ очевиден: из всех поместных Православных Церквей Вселенский Константинопольский патриархат наиболее склонен к ультралиберализму и модернизму как в канонической, так и богослужебной области. Константинопольская патриархия испытывает своеобразный «комплекс неполноценности» по отношению к самой крупной поместной Православной Церкви — Русской, и потому постоянно пытается действовать во вред ей во всех церковных конфликтах на канонической территории РПЦ. На протяжении ХХ века вопреки канонам Константинополь притязал на возглавление всех автокефальных Православных Церквей, проявляя тем самым «восточный папизм», противный духу Православия. Напомним, что Константинопольская патриархия проводит, начиная с 1920-х годов, программу реформы и обновления Православия, гораздо более радикальную и широкую, чем даже программа живоцерковников в России после революции 1917 года.

Паства стамбульского патриарха, именуемого Вселенским и считающего себя по-прежнему «духовным лидером Православия», составляет в Турции всего лишь около двух тысяч человек! (Большая же часть паствы проживает ныне в США.) Патриарху, притесняемому инославным турецким окружением, удается сохранять свою резиденцию в Стамбуле только за счет своих американских покровителей: Госдепартамент США и ЦРУ, безусловно заинтересованные в ослаблении Русской Православной Церкви, оказывают финансовую и политическую поддержку Вселенскому патриарху — сеятелю расколов и смут в епархиях Московского Патриархата.

Следует напомнить, что в 1920-е годы, когда Русская Церковь подвергалась страшным гонениям, когда наши епископы, священники и миряне шли на муки, когда Святейший Патриарх Тихон находился под арестом и был лишен возможности управлять Церковью, Константинополь в лице своих патриархов Мелетия IV и Григория VII находился в каноническом общении с обновленцами — фактическими пособниками гонителей: представители Константинопольского патриархата участвовали в обновленческих лжесоборах и даже настаивали, чтобы Патриарх Тихон сложил с себя управление Церковью и чтобы Патриаршество в Русской Церкви было упразднено.

Напомним и о незаконном принятии в 1923 году Константинополем в свою юрисдикцию Финской и Эстонской епархий Русской Церкви. В это время Русская Церковь была фактически парализована большевистскими гонениями, страдала от обновленческого раскола, – и Константинополь не преминул воспользоваться благоприятной для себя ситуацией. В результате насильственного отторжения от Русской Церкви Финляндской епархии в Финляндии под эгидой Константинопольского патриарха Мелетия IV — масона и одного из «отцов» современного обновленчества — была спровоцирована колоссальная смута: беззаконно посвященный Мелетием в Архиепископа Финляндского женатый священник Герман Аав стал насаждать новый календарный стиль и жестоко расправляться с теми, кто отказывался изменять церковному Преданию. Это привело к тому, что Финляндская Церковь, находясь в полной зависимости от обновленческой патриархии в Стамбуле, порвала с веками освященной Православной Пасхалией в пользу григорианской, нарушив тем самым ряд соборных постановлений (7-е Апостольское правило, постановление I Вселенского Собора, 1-е правило Антиохийского Собора).

Вторжение турецкого патриарха в пределы канонической территории Русской Православной Церкви, что мы видели в 1996 году на примере Эстонии, еще раз продемонстрировало ангажированность и папистические устремления Константинополя (Турция, напомним, является членом НАТО).

В качестве нашего адекватного и симметричного ответа на расширение НАТО на восток, к границам России, является долгожданное воссоединение Московского Патриархата с Зарубежной Церковью, которое несомненно усилит всемирную проповедь Православия и влияние Русской Православной Церкви в православном мiре значительно укрепится: единая Русская Церковь будет авторитетно представлена на всех континентах. Это будет удар по папистическим амбициям Константинопольского патриархата; его бесцеремонные попытки вмешательства в дела Русской Православной Церкви (события в Эстонии и на Украине) являются, вне всякого сомнения, частью далеко идущей стратегии Константинополя: добиться ликвидации автокефалии РПЦ и подчинения ее Константинопольской патриархии. Еще десять лет назад канадский религиовед Д.Поспеловский в «Вестнике РХД» № 169 призывал поставить все поместные Православные Церкви под власть Константинопольского патриарха, как некоего «православного папы», одновременно осуществляя децентрализацию РПЦ. Напомним, что в 30-е годы мит­рополит Сергий (Страгородский) и митрополит Антоний (Храповицкий), несмотря на разногласия друг с другом, единодушно осудили не только самочинный уход под омофор Вселенского патриарха парижской архиепископии (евлогианский раскол)[4], но и процветавшую в нем «софианскую ересь» парижских богословов во главе с прот. Сергием Булгаковым[5].

«Продавленная» в январе 2004 года либеральными кругами париж­ской архиепископии Константинопольского патриархата (не без участия московских неообновленцев из среды священника Г.Кочеткова) канонизация одиозной монахини Марии Скобцовой, женщины «нетрадиционной монашеской ориентации» (см. подробнее в журнале «Благодатный Огонь», 2004, № 12, с. 58–65) являло собой очередной недружественный выпад синода в Стамбуле против Русской Православной Церкви, ибо этим актом Константинопольский патриарх Варфоломей пытался оправдать евлогианский раскол 30-х гг. ХХ века и захват Константинопольской патриархией, вопреки церковным канонам, Русской Парижской Архиепископии в самый трагический для Русской Церкви период ее истории.

Ослабление целостности Русской Православной Церкви всегда было стремлением турецкой патриархии в Стамбуле, подстрекаемой западными правительствами и спецслужбами, ибо тем самым ослаблялась целостность и государства Российского.

Судьбы вселенского Православия должны определяться в Москве, Московским Первосвятителем! В этом — новая миссия Церкви Русской в XXI веке — веке нового имперского прорыва России. Сие буди, буди!



[1] В частности, 14-го и 15-го правил Двукратного Собора.

[2] Епископ, профессор Богословского института в Париже, участник Русского студенческого христианского и экуменического движения. — Н.К.

[3] Наряду с епископом Василием определенный вклад в дело раскола в Сурожской епархии внес архиепископ Команский Гавриил (де Вильдер), экзарх русских приходов Константинопольского патриархата в Западной Европе, неоднократно проявлявший свою недружественность по отношению к Русской Православной Церкви и ее представителям. Так, например, в феврале 2006 года перед иерархами РПЦ по указанию архиепископа Гавриила демонстративно закрыли двери русского храма в Париже, когда русские архиереи хотели отслужить в нем панихиду. Именно викарием архиепископа Команского Гавриила был назначен епископ Василий (Осборн) после его ухода под омофор Константинопольского патриарха Варфоломея.

[4] Митрополит Антоний прокомментировал действия митрополита Евлогия и патриарха Фотия II в частном письме графу Ю.П. Граббе (впоследствии епископу Григорию) в свойственном ему грубовато-саркастическом стиле: «Евлогианская эпопея даже меня удивила обнаружившимся в ней непроходимым невежеством русского общества. Эти болваны совершенно не понимают, что всякое действие Вселенского Патриарха вне своего диоцеза имеет не более силы, чем действия любой кухарки, и что святейший Фотий имел столько же права признать евлогиевский экзархат, как Матрена Сидорова, его кухарница. А газетные идиоты пишут: “Митр. Евлогий упрочил свое положение, утвердил его, etc.”» (Цит. по: Прот. Владислав Цыпин. Русская Православная Церковь. 1925–1938. М., 1999. С. 390).

[5] Учение прот. Сергия Булгакова о Софии Премудрости Божией было осуждено и признано еретическим, «чуждым Святой Православной Христовой Церкви» и «прямо повторяющим лжеучения, уже соборно осужденные Церковью» ранее, как было сказано в Определении Московской Патриархии от 11/24 августа 1935 г. и в Определении Архиерейского Собора Русской Православной Церкви Заграницей от 17/30 октября 1935 г.