http://blagogon.ru/articles/157/

Смердяков от православия

Николай КАВЕРИН


В самом центре Москвы, в Газетном переулке (за Центральным телеграфом на Тверской) в храме Успения Божией Матери служит очень «прогрессивный батюшка» Владимир Лапшин, которого в полной мере можно отнести к уникальному разряду представителей «нетрадиционной православной ориентации», т.е. к неообновленцам и модернистам-экуменистам. Свою пастырскую энергию эти люди направляют на поиски и развенчание врага, коим для них является традиционное Православие. Оно якобы представляет собой больной организм, нуждающийся в срочном лечении с помощью неотложных реформ, которые превращаются просто в навязчивую идею. Реформационный алгоритм, заданный обновленцами в начале XX века, продолжает действовать в умах этих церковных революционеров, обретая новых идеологов в «священной борьбе» с «окаменевшей» и «застывшей» в средневековье или в византинизме Церковью. Их новые идеологи и «авторитеты» — протоиерей Александр Мень, протопресвитер Александр Шмеман и монахиня Мария Скобцова. Последняя в своем опусе о «типах религиозной жизни» — ярком образчике демонизации Православной Церкви — противопоставляет святоотеческому аскетическому пути выдуманный ею «пятый тип благочестия» (читавшийэтот опус — да разумеет!). Тип этот при основательном его рассмотрении на самом деле приводит к надмению, т. е. фарисейству, от которого предостерегает нас Евангелие. Пламенным пропагандистом этого фарисейского пути монахини Марии Скобцовой и является священник Владимир Лапшин, проводящий в жизнь церковно-эсэровские идеи парижской монахини.

На литургии в храме о. Владимира, безо всякого благословения Святейшего Патриарха как правящего епископа г. Москвы, Апостол и Евангелие читаются на русском языке, да к тому же лицом на запад. Возникает вопрос: разве Русская Православная Церковь собирается отказываться от церковнославянского языка? А храм, где служит о. Владимир, — особое место, где дозволяется проводить богослужебные эксперименты и обновленческие вольности? Отнюдь нет! Церковь Русская по-прежнему рассматривает церковнославянский язык — неотъемлемую часть церковного Предания, спасительную для многих поколений православных людей — как драгоценную жемчужину, которую должно в неискаженном виде передать в наследие нашим потомкам, оберегая от всевозможных русификаций и профанаций. Для священника же В.Лапшина церковнославянский текст, например Апостольских посланий, читаемых на литургии, воспринимается как... «нецензурная брань».

— А ведь в храме находятся дети! — возмущается «прогрессивный батюшка». — А люди, не понимая ничего, просто с ужасом стоят и слушают; и то, что они слышат, как где-нибудь в подъезде какие-нибудь хулиганы так общаются, вдруг они слышат это с амвона, когда это («нецензурная брань» в понимании отца Владимира. — Н.К.) читается как вроде бы Священное Писание!

Выходит, что Церковь Русская, сохраняя как святое достояние церковнославянский язык, на протяжении более тысячи лет только лишь грязно сквернословила да материлась с амвонов своих храмов (да еще в присутствии детей!), и только лишь с началом славной обновленческой эпохи Введенского–Грановского–Кочеткова–Лапшина с амвона православных храмов наконец-то зазвучало не искаженное «нецензурной бранью» Апостольское слово!

Вопиющее самочинное нарушение тысячелетней церковной традиции в храме Успения не ограничивается только посягательством на церковнославянское богослужение. На отпусте каждой литургии священник Владимир Лапшин помимо Христа Спасителя, Божией Матери и святых, прославленных Православной Церковью, поминает и… священномученика протоиерея Александра. На вопрос: кто есть сей священномученик протоиерей Александр? — о. Владимир объясняет: это протоиерей Александр Мень, который в этом храме является местночтимым святым (которого «канонизировал» сам о. Владимир без уведомления, не говоря уже благословения, Святейшего Патриарха и Московской Патриархии, хотя храм сей принадлежит Московскому Патриархату, а не является частной собственностью священника Лапшина). Цель этой «местечковой канонизации» состоит, по словам о. Владимира Лапшина, в том, чтобы со временем вся Русская Православная Церковь прославила протоиерея Александра Меня как всероссийского святого. (Может быть, даже как нового Учителя Церкви?)[1]

Хорошо известно, что священник Владимир Лапшин и по сей день является страстным пропагандистом либерально-обновленческих и реформаторских, а нередко и антиправославных идей на радиостанции «София». Уже в течение десяти лет о. Владимир призывает к реформации не только церковнославянского богослужения, церковного юлианского календаря, агиографического наследия, канонов и литургической практики Русской Церкви. Из уст священника Владимира Лапшина часто звучат чисто протестантские утверждения о ненужности догматов и канонов («да чушь все это!» — заявляет о. Владимир в радиоэфире), о том, что Иисус уже всех нас спас, вследствие чего каяться и исповедоваться в грехах — это нездоровое извращение литургической жизни (к таинству исповеди должно, согласно о. Владимиру, приступать лишь один-два раза в жизни!), о том, что Церковь Православная не может содержать всю полноту истины Христовой (Церковь Русскую о. Владимир сравнивал даже с Политбюро ЦК КПСС). Святых Русской Церкви — Максима Грека, Сергия Радонежского, Серафима Саровского, Феофана Затворника — священник Владимир Лапшин ничтоже сумняшеся записывал в обновленцы, Геннадия Новгородского и Иосифа Волоцкого — в «одиозные личности», непонятно почему причисленные к лику святых, а католиков — в православные. И все это несмотря на призыв Святейшего Патриарха к священнослужителям, участвующим в деятельности радиоканала «София», «принести покаяние в проповеди неправославных идей, противоречащих учению Церкви и вводящих в заблуждение нуждающийся в подлинном духовном просвещении народ наш» (Из доклада Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Алексия на Епархиальном собрании 1997 года).

Но не тут-то было! Согласно взглядам священника В.Лапшина, покаяние, как пережиток невежественного и мрачного прошлого, уж никак не может быть совместимо с «живой евхаристической жизнью и литургическим возрождением», практикуемыми в общине о. Владимира. Да и новоявленный «Учитель» священника В.Лапшина протопресвитер Александр Шмеман о вредоносности таинства покаяния столько раз писал! Покаяние должно быть беспощадно искоренено из церковной практики!!! Так что о. Владимир, верный заветам протопресвитера А.Шмемана, продолжает свою радиопропагандистскую деятельность, невзирая ни на какие «угрозы» со стороны Патриарха и какой-то там Патриархии.

Сейчас в либеральных СМИ излюбленной дежурной темой стала истерия о «русском фашизме» — своеобразная провокационная дубина, которой представители либерального фундаментализма размахивают направо и налево, без всякого повода, дабы очернить русский народ и представителей патриотического движения. Но еще десять лет назад «прогрессивный батюшка» Владимир Лапшин вещал по радио «София»: «Как можно противостоять фашистским тенденциям в религиозной и духовной жизни?.. Эти проявления религиозного, духовного фашизма проявляются и в чисто практических вещах: выступления против переводов, например, Священного Писания и богослужения на русский язык... выступления против всяких литургических реформ... выступления против экуменизма... А вдруг людям вот то христианство понравится больше?! Что мы будем делать, как мы сможем доказать преимущество нашего христианства, вот этого, темного, мракобесного такого православия?»

Именно неприязнь к святоотеческому Православию как таковому прекрасно объясняет патологическую симпатию свящ. В.Лапшина к ино­славию, в частности, к экуменической католической общине в Тэзэ (Франция), куда о. Владимир с прихожанами своего храма каждый год совершает «экуменическое паломничество», что нельзя расценить иначе, как «духовное растление» своей паствы.

Симпатия к католической общине в Тэзэ полностью согласуется с антипатией «духовного учителя» священника В.Лапшина — протопресвитера А.Шмемана — к традиционным формам и историческим центрам Православия. В своих откровенно антицерковных дневниках (М., 2005) прот. А.Шмеман пишет: «Я все больше и больше не люблю Византии, Древней Руси, Афона, т.е. всего того, что для всех синоним православия… Мой интерес к православию обратно пропорционален тому, что интересует, и так страстно, православных». Естественно, следуя взглядам своего «Учителя», священник Лапшин обнаружил «синоним православия» во французской католическо-экуменической общине Тэзэ, а уж никак не в «мракобесной» православной России или в Греции на каком-то там Афоне.

Отца Владимира очень «пугает» воссоединение РПЦ и РПЦЗ, так как «Зарубежная Церковь стоит на более консервативных позициях», но более всего пугает о. Владимира, что «и та часть, и эта часть претендует на то, что она Русская Церковь, а Церковь, — тут о. Владимир делает выдающееся богословское открытие, — должна быть Христовой!» Может быть, имеется в виду, что Русская Православная Церковь уже и не Христова Церковь?

В 1998 году, на праздник Воздвижения Креста Господня, в прямом эфире радио «София» между священником Владимиром Лапшиным, отстаивавшим еретическое учение о всеобщем спасении всех людей, осужденное V Вселенским Собором, и радиослушателем состоялся интересный диалог:

— Отец Владимир, вот Иуда после очистительных страданий: встретимся ли мы с ним в Царствии Небесном, как вы считаете?

— Ну что я вам могу сказать! Я про вас ничего не могу сказать. Я, наверное, с ним встречусь, у меня такое ощущение, — был ответ о. Владимира.

Желание встретиться после смерти в Царстве Небесном с Иудой-предателем — какая-то патология и деградация религиозного сознания. Ведь не случайно свящ. В.Лапшин во время трагических событий на Дубровке в октябре 2002 года на волнах той же «Софии» возмущался тем, что русские спецназовцы посмели «так негуманно» ликвидировать спящих шахидок — женщин-террористок с поясами смертниц.

— Они же были спящими! — восклицал возмущенный священник-гуманист Лапшин. — Как можно убивать спящего человека, беззащитного человека?!

Не приходится сомневаться, что в о. Владимире в это время говорил голос Иуды-предателя. Такое мог сказать только человек, который заведомо является врагом России, врагом тех людей, которые испытывали страшные страдания, находясь в зале театра на Дубровке.

Разве не голос Иуды отвечал на вопрос радиослушательницы к «православному священнику» Владимиру Лапшину 9 ноября 1997 года, когда по НТВ, несмотря на протесты других православных — как священников, так и мирян, в том числе и Патриарха, был показан кощунственный фильм «Последнее искушение Христа»? Радиослушательница просила тогда пастыря объяснить своей пастве, что этот фильм — порицание нас, русских людей, имея в виду, что всякая русская душа — христианка. Но вместо такого объяснения свящ. В.Лапшин заявил, что «русские тут ни при чем, потому что фильм вообще не о русских людях! Это — фильм о еврее Иисусе Христе, который был евреем!» Ну что тут скажешь? Для всех православных Господь Иисус Христос — Сын Божий, а для священника В.Лапшина — этнографический еврей. И в фильме о. Владимир не видит ни поругания Христа, ни кощунства, ни оскорбления чувств верующих: надо быть терпимым и все такое прочее.

А кто из непросвещенных радиослушателей не соглашается с толерантным батюшкой из Газетного переулка и предлагает активно выступать против пропаганды порока — тот проявляет ненависть, нетерпимость, агрессивность и ожесточение, занимается «поиском врагов и еретиков» и т.п. А толерантность к врагам Русского Православия — это, если послушать о. Владимира, чуть ли не основа всего христианства! Прямо-таки — «смерть врагам толерантности и политкорректности!», перефразируя одного «классика» из числа новых русских. То же самое и в отношении кощунственной выставки «Осторожно, религия!» или фильма «Код Да Винчи», в котором, по мнению о.Владимира, не содержится никакого богохульства. Да и вообще православным не подобает защищать Христа от глумления и церковные святыни от поругания.

— В этом протесте Христа нет! —заявляет уверенно о.Владимир. Да и опять же, сам протопресвитер Шмеман такого же был бы мнения (далее преподносится как истина в последней инстанции цитата из дневников «святого отца»). — А что там по поводу фильма «Код Да Винчи» говорили Дмитрий Смирнов, да Максим Козлов[2], — так мне до их мнения и дела нет! — обрушивается в «праведном гневе» на непонятливую радиослушательницу о. Владимир.

Возникает естественный вопрос: не от супостат ли наших сей «православный» радиопроповедник? Цель его высказываний — растлить религиозное сознание, приучить к либеральной политкорректности и толерантности к врагам Христа и Его Церкви, к вседозволенности заведомо ложных, подчас абсолютно нелепых мнений по вопросам веры и церковной жизни. Вот, например, как о. Владимир оценивает монашество. «Монашество не укоренено в христианской традиции, оно пришло под влиянием многих каких-то восточных, языческих явлений... В течение долгого времени Церковь очень критически относилась к отшельничеству, к монашеству».

Что же касается вопросов, связанных с государственными, политическими и военно-стратегическими интересами нашего Отечества, то в ответах священника В.Лапшина постоянно присутствует такая махровая смердяковщина, которой позавидовала бы и сама Валерия Ильинична Новодворская.

Согласно священнику Лапшину, преподобный Сергий Радонежский не давал благословения Димитрию Донскому на Куликовскую битву, да и битва-то эта — никакая не битва, а «бунт Димитрия Донского против своего законного правителя». «Прогрессивный батюшка» Владимир призывает радоваться тому, что «ядерный щит России нарушился», а ракет у нас стало меньше. «Мы радоваться должны этому — заявляет радиопроповедник. — Ведь это поможет нам стать нищими и кроткими! А мы, то есть наш народ, только пожираем западные кредиты и грозим теми ракетами, которых понаделали». Вот это, считает о. Владимир, «очень серьезный упрек в адрес всей нашей духовности и церковности!» Да и Церковь в России на протяжении многих веков, согласно священнику Лапшину, утверждала не столько веру, сколько суеверие!

Подводя итог своим рассуждениям о «духовности и церковности», о. Владимир делает потрясающее экклезиологическое заключение: «У той Церкви, которая сама себя уже называет православной, возникает сомнение в ее подлинном православии... Когда Церковь начинает называть себя православной... — тут такой гордыней прет, гордыня из ушей лезет! И за эту Церковь становится страшно!»

Или такие словеса. «У нас сегодня охают и ахают по поводу того, что развалится Россия. Да Бог с ней, пусть развалится, — восклицает отец-радиопроповедник, — ничего страшного не произойдет!»

Да если и Церковь Русская развалится, священник Лапшин будет только ухмыляться: пусть развалится, зато фашизм не пройдет!

Как нужно относиться к подобным проповедям? Ответим словами архиепископа Серафима (Соболева; †1950): «Эта проповедь есть не что иное, как сознательный бессовестный обман или кощунственное актерство под прикрытием священной рясы. Их следует отнести к самым опасным врагам Церкви, которые развращали своим учением верующих, соблазняли их своим сладкоглаголанием и, таким образом, уподоблялись волкам в овечьей шкуре».

Вместо того чтобы постоянно вставать в оппозицию к иерархии Русской Православной Церкви, критикуя ее по любому поводу, священнику Владимиру Лапшину не следовало бы забывать, что священный сан он получил в этой самой Церкви, служить которой он дал в свое время священническую присягу и которая пока еще терпит его антиправославные взгляды и омерзительные высказывания.

19 августа 2006 г. Преображение Господне.

На второй Спас и обновленец яблочко съест!



[1] О неправославных взглядах прот. Александра Меня написано немало статей. Назовем лишь таких авторитетных богословов, как митрополит Антоний (Мельников; †1985), прот. Сергий Антиминсов, архим. Рафаил (Карелин), диакон Андрей Кураев, проф. А.И. Осипов и др., писавших или говоривших на лекциях о расхождении взглядов прот. А.Меня с учением Православной Церкви.

[2] Известные московские священнослужители, резко выступившие против показа фильма.