http://blagogon.ru/articles/164/

По поводу статьи О.Буковой «Правда и вымыслы о жизни схиигумена Серафима»


После публикации в № 14 нашего журнала статьи Ольги Буковой «Правда и вымыслы о жизни схиигумена Серафима по книге “Летопись Серафимо-Дивеевского монастыря”» появился ряд публикаций (в основном на сайте «Русская линия»), авторы которых, во-первых, подвергают сомнению исторические изыскания О.Буковой, а во-вторых, возмущаются грубой и непочтительной оценкой священника Л.М. Чичагова (ныне священномученика) — автора «Летописи».

Редакция журнала «Благодатный Огонь» полностью доверяет научной добросовестности О.Буковой, как профессионального историка, в отношении исследования жизни схиигумена Серафима (Толстошеева). Ни один из полученных нами критических отзывов не опровергает по существу выводов, сделанных О.В.Буковой относительно схиигумена Серафима (Толстошеева) — любимого ученика батюшки Серафима и его первого жизнеописателя. Раздавалась лишь грубая брань в адрес публикации и нашего журнала.

Что касается конкретных высказываний Ольги Буковой относительно о. Леонида Чичагова, то согласимся, что отчасти они порой чрезмерно резковаты. Но с другой стороны, перед всеми нами ставится вопрос: допустимо ли, рассматривая жизнь какого-либо новомученика, критически оценивать его жизнь, которая могла быть и небезошибочна. В частности, эта проблема возникает при честном взгляде на правление последнего нашего Государя святого мученика Николая II. Так, например, недавно был издан предсмертный дневник св. прав. Иоанна Кронштадтского, в котором встречаются немало нелестных отзывов о правлении Николая Александровича (подлинность этого дневника св. Иоанна Кронштадтского абсолютно достоверна, и эта книга была издана недавно огромным тиражом). Когда мы в одном из прошлых номеров «Благодатного Огня» привели только пару высказываний св. Иоанна Кронштадтского о деятельности святого мученика царя Николая (отнюдь не с целью как-либо опорочить Царя-страстотерпца, а в контексте полемики с недавно возникшей в нашей Церкви ересью «царебожия», когда происходит по существу обожествление последнего императора и все его поступки объявляются непогрешимыми), то на нас посыпались обвинения в том, что мы клевещем, дискредитируем и даже не почитаем Святых Царственных мучеников, хотя это совершенно не так.

То же самое можно сказать и в отношении священномученика Серафима (Чичагова), которого мы, конечно же, почитаем иже во святых. Критические высказывания Ольги Буковой в адрес о. Л.Чичагова касались лишь книги «Летопись Серафимо-Дивеевского монастыря», в которой присутствует ряд соблазнительных моментов, искажающих светлый образ преподобного Серафима и способных вообще оттолкнуть верующего человека от благоговейного почитания саровского старца. Об этом свидетельствуют и изъятые из «Летописи» цензором — протоиереем Григорием Дьяченко, авторитетным богословом и даровитым церковным автором*, фрагменты текста о. Л.Чичагова. Впервые эти фрагменты были обнаружены и опубликованы в 1991 г. известным церковным писателем А.Н. Стрижевым.

Ну вот хотя бы один из изъятых прот. Г.Дьяченко фрагментов «Летописи»:

«Приготовляй все, все, и кровать, и подушку, и одеяло, и самое себя, чтобы все у тебя исправлено и отменно чисто бы было. Он и придет…

А тогда через три-то года, как слышишь ты, матушка, что Он грядет, ты не пугайся и скорее беги к себе, отворотясь всего, никуда не гляди, под одеяло скройся, тогда и придет Он и обоймет тебя и даст тебе целование и соединитесь вы вместе. О, какая неизреченная радость…» («Летопись…», с. 171).

Напомним, что речь здесь идет о встрече с Женихом-Христом!

Очень уж это «поучение», якобы принадлежащее батюшке Серафиму, а на самом деле заимствованное из записок Н.А. Мотовилова, напоминает «мистическую» чувственную практику некоторых католических святых, например «плотское томление» Терезы Авельской к «богатейшему Супругу».

Общеизвестно, что священномученика Серафима (Чичагова), так же как и святого царя Николая Александровича, Церковь наша прославила только лишь за их мученический подвиг. Если мы будем придерживаться позиции, что любая критическая оценка жизни новомучеников, предшествующей их кончине, недопустима, то тем самым мы как бы вешаем огромный амбарный замок на врата церковно-исторической науки, результатом чего станет не торжество церковной истины, а апофеоз околоцерковной мифологии.

Если резкие оценки Ольги Буковой в отношении автора «Летописи Серафимо-Дивеевского монастыря» вызвали смущение и опечалили наших читателей, то мы испрашиваем прощения и заверяем, что глубоко почитаем священномученика Серафима (Чичагова), много содействовавшего прославлению в лике святых преподобного батюшки Серафима.

Редакция журнала «Благодатный Огонь»