http://blagogon.ru/articles/169/

Псевдокучерская


Майя Кучерская. Современный патерик. Чтение для впавших в уныние. СПб., 2005. — 264 с.

* * *

Мнения православных читателей об этой книге полярно разделились: от неумеренных восторгов до резкого неприятия. Текст, обнаруженный нами в Интернете на сайте www.ru, скорее всего не принадлежит перу самой молодой даровитой писательницы, а поэтому мы публикуем его как Псевдо­кучерская.



МК

Жила-была в Москве одна особа. Назовем ее МК. Только это не та МК, о которой вы сразу подумали. Та большая и желтая, эта маленькая и симпатичная. Та ежедневная газета. А эта писательница — рецензии да книжки пишет.

Понравилось ей всякие истории о батюшках сочинять. Напишет и в журнал отнесет, а потом и книжку издаст. И пошли у нее и тиражи, и гонорары, и главное, слава... Все ее читают, и русские, и русскоязычные. Одни ругают, другие хвалят. Словом, слух о ней пошел по всей Руси великой... Да что Русь... И диаспора о ней заговорила, и алия. А это уже и известность, прямо скажем, всемирная. Но МК ничуть не возгордилась. Все такая же скромная, симпатичная. Больше всего ей нравится сам процесс творчества. Дети в школе, а она целыми днями за компьютером, пишет, перечитывает свои истории вслух, бьет себя по бокам, хохочет, подскакивает, топает ногами и кричит: «Ай да МК! Ай да молодец... ай да сукина дочь!» А когда соседи снизу начинают шваброй в потолок стучать и грозить милицией, тогда она горько плачет...


МК и отец Митрофан

Вернулась как-то МК после презентации своей книги домой, легла спать. И является ей в тонком сне маститый московский протоиерей о.Митрофан. Бывший боксер, косая сажень в плечах, дверь ударом кулака пробивает. Держит в руке ее книжку для впавших в уныние и говорит грозно: «Не задирай подол Матери Церкви!» «Да я с большой любовью...» — испугалась в тонком сне МК. А о. Митрофан книжку отбросил и кулаком ей грозит: «Паки и паки говорю тебе, не задирай!..» — «Да я с большой любовью...» «Ах, с любовью», — рассвирепел о. Митрофан и как стукнет по двери кулачищем. Проснулась МК. Видит, книжка ее в углу валяется, а в двери дырка величиной с кулак. «Не нужно было пить водку на презентации», — подумала. И позвонила в ЖЭК. Чтобы прислали мастера дверь починить.


МК и о. МК

Один еще молодой, но также весьма маститый московский батюшка прочитал книжку МК. И так она ему понравилась, что он тотчас же ее перечитал. И пришел в еще большее восхищение. Повторил особо полюбившиеся места, посмеялся. И прочитал еще раз с начала до конца, ничего не пропуская. Восторг, восторг! Поучительно, нравоучительно, назидательно... Кристальный русский язык, тонкий юмор, меткая наблюдательность... Поздний Хармс, ранний Лесков... А тем духовным чадам, которым книжка не понравилась, сказал, что не доросли они еще до понимания настоящей православной литературы. А чтобы они восходили из меры в меру, благословил книжку МК читать за трапезой в храме, где он проходит служение в сане протоиерея. Так что сидят священнослужители и особо приближенные прихожане за столом, а нарочито поставленное духовное чадо вслух избранные места из МК читает. Правда, некоторые из трапезующих поначалу супом давились, особенно когда звучала история про батюшку-людоеда. Но ничего, скоро привыкли. Тем более что начался пост, и чтения до его окончания были отменены.


МК и батюшки-антисемиты

Села как-то МК рассказы о батюшках писать. «Один батюшка был антисемит... Другой батюшка был антисемит... Третий батюшка был антисемит... Четырнадцатый батюшка был антисемит.... Сто восемнадцатый батюшка был антисемит... Шестьсот шестьдесят шестой батюшка был антисемит...» Даже устала по клавишам компьютера стучать. «Нужно уезжать из этой страны», — подумала. И уехала во Франкфурт, на книжную ярмарку, книгу свою о батюшках представлять.


О. Артемий Сельский и лекарство от уныния

Отец Артемий учился в Московском университете на филологическом факультете. По старославянскому и древнерусскому у него были одни пятерки, а по русскому тройки да двойки. Поэтому с однокурсниками, родителями и друзьями по футбольной команде он говорил по-старославянски. А в метро, поликлинике и деканате с трудом объяснялся по-русски. И решил он после окончания университета поступить в семинарию. Продолжить там изучение полюбившихся языков... А после рукоположения вообще перешел на старославянский. И паства его тоже речь свою старославянизмами уснащает. Правда, не так обильно, как о. Артемию хотелось бы.

Однажды в середине поста подходят к нему духовные чада. Впали в уныние от свекольной да морковной пищи. Телевизор отключили, к компьютеру не подходят. Только православное радио слушают, где их любимый батюшка по вторникам выступает. Мы, говорят, по «Радонежу» услышали, что вышла хорошая книжка для впавших в уныние. Дама написала, кандидат или доктор наук. И автора называют. Вы, батюшка, не читали? А то мы хотим благословение взять на чтение сей зело утешительной книги. Ну, батюшка им и отвечает: «Аз грешный, человек сельский, иначе красносельский. Борзостей латинских не текох, еллинских философов не читах, с мудрыми филологи в беседах не бывах, а учился книгам и буквам благодатного закона, како бы возможно грешную душу очистити от грех». И благословил их постом читать кроме канонов акафисты. Чтобы не унывали.


Продолжение следует.