http://blagogon.ru/articles/198/

Козни врагов наших сокруши...


Архиепископ Никон (Рождественский). Козни врагов наших сокруши... Дневники 1910–1917 гг., Минск: Православная инициатива, 2004. —1168 с.


* * *


Впервые вышло в свет полное собрание дневников великого святителя и замечательного церковного публициста ХХ века архиепископа Никона (Рождественского; †1918). Предлагаем читателю статью «Наша интеллигенция и духовная книга» (из дневников 1914 года).

 
В старое доброе время люди грамотные были несравненно вдумчивее, осторожнее, относились внимательнее ко всем явлениям жизни, потому что с юности привыкли к серьезному чтению книг и почти не знали газет. Известно, что простые русские люди воспитывались на церковной литературе; Четьи-Минеи, Прологи, Благовестники, писания Златоуста, Тихона Задонского, Димитрия Ростов­ского, разные сборники поучений прошлых веков — вот что составляло любимое чтение нашего православного народа. Но и люди образованные, цвет русского образованного общества, каковы великие писатели — Жуковский, Пушкин, Карамзин, Достоевский, — не пренебрегали этой литературой и на ней воспитывали свое русское миросозерцание, оттуда иногда почерпали свое вдохновение, брали образы, учились красоте родной речи. Даже позднее, уже в наше время, такие таланты, как покойный известный адвокат Плевако, любили эту литературу: Плевако каждый день прочитывал житие древнего святого, непременно по Четьей-Минеи, по-славянски, и знал славянский язык так, что мог свободно писать на нем свои послания к друзьям. Его экземпляр Четьих-Миней весь испещрен его заметками. А ораторское искусство он изучал при пособии писаний святого Златоуста, который, как известно, в молодости был тоже адвокатом.

Светская литература, руководимая людьми, воспитанными в преданиях более или менее строгого отношения к печатному слову, подчиненная притом наблюдению правительственной цензуры, давала материал для чтения или художественный, или научный, более или менее полезный для читателя. Так было до 60-х годов прошлого столетия. Были, конечно, и исключения, но то и были лишь исключения. Газет почти не было, а если и были, то велись они вовсе не так и не такими людьми, как это ведется теперь. Все это не могло не отражаться на воспитании умов, и тогдашние люди ко всему относились вдумчивее и серьезнее. Меньше было легкомыслия и ветрености, какие теперь стали повседневным явлением нашей жизни.

Теперь — не то. Теперь все заполнила газета. Теперь книг почти не читают. Разве только беллетристику читают, да и то не ту, какою питались наши отцы и деды, которая отражала жизнь в художественных образах, которая имела громадное воспитательное значение для молодежи, а читают модных современных писателей вроде Андреева, Горького и им подобных. А пресловутая свобода печати так широко раскрыла двери для всякой бездарности, что теперь каждый гимназист, выгнанный из третьего класса, воображает уже себя писателем, а повременною печатью завладели иудеи, которые и ведут дело в своих целях, не имеющих, конечно, никакого отношения к литературе. Все это очень печально отразилось не только на литературных вкусах читателей, но и на их миросозерцании: они отвыкают думать серьезно, отвыкают брать в руки не говорю уже о духовной книге, а и всякую серьезную книгу: она им кажется скучною, на самом же деле они настолько ослабели умственно, потеряли всякое влечение к умственному труду, что представляются жалкими детьми, обленившимися и отставшими от товарищей.

Тому писателю, который имеет в виду таких читателей, считающих себя все же интеллигентами, приходится приспособляться к их миросозерцанию, к их привычному мышлению, иногда говорить их же языком, чтобы быть понятным для них. Образчиком таких, в сущности, очень серьезных книг являются книги М.В. Лодыженского, особенно последние два тома его «Мистической трилогии»: «Свет незримый» и «Темная сила».

И тем не менее есть книги, книги очень старые, которые способны увлечь читателя так, что он не расстанется с такой книгой, пока не дочитает ее до конца, — лишь бы только он начал ее читать. На одну из таких книг мне и хотелось бы указать на этот раз. Написана она с лишком тысячу триста лет тому назад, на греческом языке, а теперь вышло уже второе издание ее в русском переводе покойного протоиерея М.И. Хитрова. Называется эта книга «Луг духовный», а в нашей старинной письменности она известна под именем «Лимонаря». Ее автор — просвещеннейший инок своего времени, Иоанн Мосх, духовный друг, сподвижник и старец святого Софрония, который потом был патриархом Иерусалимским. Почти сорок лет святые друзья путешествовали по всем землям, подвластным тогда византийскому императору, обошли почти все святые места, посетили обители, видели тогдашних подвижников, и все, что служило к назиданию и во славу Божию, блаженный Иоанн записал в 219 главах, составляющих книгу. И в мирных иноческих обителях, и в тиши сельского уединения, а иногда даже и среди шумных городов встречали они истинных чад Божиих, ради которых щадил Господь и хранил грешную Византию, утопавшую тогда в пороках, коими было заражено тогдашнее общество, христианское только по имени, а по нравам — языческое. Как трудолюбивые пчелы, они собирали духовный мед отовсюду: и подвижники благочестия, обитавшие в пустынях, и миряне, и разбойники, и даже актеры давали им повод для наблюдений дивного промысла Божия в жизни людей и для уроков духовной жизни. Многие уроки как будто для нашего времени писаны. Вот, например, рассказ о комедианте Гаиане.

«В одном из городов ливанской Финикии был комедиант Гаиан. Он, понося Пресвятую Богородицу, представлял Ее на театре. И вот является ему во сне Богоматерь и говорит: «Какое зло Я причинила тебе? За что ты издеваешься и поносишь Меня?» Пробудившись, комедиант не только не образумился, но еще более поносил Ее. Снова явилась ему Пресвятая Богородица и, вразумляя его, произнесла те же слова. Но и это вразумление не подействовало на несчастного. В третий раз явилась ему Пресвятая Дева с тем же самым вразумлением, но комедиант оказался неисправим. Наконец, однажды, во время полуденного отдыха, Она явилась ему и, не сказавши ни слова, одним только перстом провела черту по его рукам и ногам. Проснувшись, он почувствовал, что у него отнялись руки и ноги и лежали без движения, как бревна... Всем показывал себя несчастный, громко исповедуя свое нечестие, за которое воспринял достойное возмездие — и то еще ради человеколюбия».

Разве это не страшный урок для нынешних комедиантов — актеров или, лучше сказать, актрис (в те времена женские роли исполняли мужчины же), дерзающих на сцене изображать Пресвятую Деву в известной пьесе «Беатриса»? Не говорите мне, что там имеется в виду не православный, а католический монастырь: пора бросить эту устарелую, избитую уловку, когда хотят издеваться над нашими православными святынями — притворяться, будто издеваются над католичеством! Католики чтут ту же Пресвятую Деву Богородицу, как и мы, а потому и подобное лицедейство есть страшное кощунство и с нашей точки зрения, как и с католической... И мы знаем, мы видели пример на несчастной Комиссаржевской, как страшно она была наказана за дерзость — представлять Пресвятую Богородицу на сцене: она умерла без покаяния, от страшной черной оспы, на чужой стороне, вдали от родных и близких.

Поучительны рассказы, касающиеся ересей и еретиков. В одном — Матерь Божия в видении не соизволяет войти в келию инока, потому что там было еретическое писание Нестория; в другом Матерь Божия не допускает некую благородную женщину, жену патриция, войти в храм Гроба Господня на поклонение святыням его, потому что эта женщина была заражена ересью Севера; в третьем военачальник не может войти в тот же храм по той же причине... Кто интересуется вопросом о «темной силе», то есть о действии злых духов и их влиянии на жизнь христианина, тот найдет много поучительных рассказов и на эту тему. Умилительны рассказы о кающихся разбойниках, об обращении грешников, о самоотверженных подвигах не только иноков, но и простых женщин и т.п.

Такова книга «Луг духовный». И таких книг немало в духовной литературе. Но как им проникнуть к нашим интеллигентам-читателям? Те газеты, коими они питаются и пропитываются, упорнейшим образом замалчивают об этих книгах, наших немногих духовных периодических изданий интеллигенты в руки не берут; печатать объявления в светских газетах и дорого, и бесполезно: не обратят внимания... Так и лежат хорошие книги на полках у книгопродавцев и издателей.


От редакции сайта: статьи архиепископа Никона (Рождественского) см. также в разделе «Библиотека».