http://blagogon.ru/articles/234/

Может ли спасти Россию Ченстоховская икона — знамя польского католицизма в борьбе против Православия


В газете «Русь Православная» (2002, № 11–12; 2003, № 1–2) и последних номерах журнала «Первый и Последний» (прежнее название — «Сербский крест») появились нападки на одного из достойнейших русских архипастырей — архиепископа Новосибирского и Бердского Тихона (Емельянова), который обвиняется ни много, ни мало в... иконоборчестве. Дело в том, что в выходящем по благословению владыки «Новосибирском епархиальном вестнике» (2002, № 1, 2) появились статьи православного публициста Валерия Мельникова, откликнувшегося на распространение в некоторых изданиях весьма сомнительных сновидений некоей Валентины Сизовой, связанных с молитвой перед Ченстоховской иконой о спасении России. Статьи В. Мельникова, призывающего православных к трезвой рассудительности, дабы не подвергнуться католической провокации, были также в журнале «Первый и Последний» и газете «Русь Православная» объявлены «еретическими» и «иконоборческими».

Ни о каком «иконоборчестве», конечно же, в статьях Валерия Мельникова и речи нет. В хуле на православное иконопочитание в подлинном смысле этого слова можно обвинить скорее те издания, которые печатают и распространяют псевдоиконы «старца Григория Распутина» и недавно скончавшегося протоиерея Николая Гурьянова с «иконой» того же «старца» Распутина в руке. Ибо вопреки церковному Преданию и канонам самочинно изображаются не прославленные Церковью лица.

Статьи В. Мельникова с выраженной в них здравой православной позицией следует назвать скорее «глупоборчеством», «невежествоборчеством» и «филокатоличествоборчеством». В своих статьях, которые мы публикуем ниже, Валерий Мельников защищает настоящий образ Ченстоховской иконы, плененной католиками, и призывает не доверяться слепо псевдоблагочестивым сновидениям, от чего предостерегают нас святые Отцы.

 
1. A был ли сон?

Вечером 7-го января во многих храмах страны были совершены молебны о спасении России перед Ченстоховской иконой Божией Матери. Традиция молиться по этому поводу именно в этот день, и именно перед этой иконой зародилась недавно, причем при довольно странных обстоятельствах. В 1999 году в некоторых газетах («Русь Православная» и др.) были опубликованы письма некоей рабы Божией Валентины с сообщением о являющихся ей во сне православных святых. В одном из таких явлений Валентине было сообщено, что именно ей выпала честь передать всей России (!) страшную весть: если в храмах повсеместно вечером 7-го января не будет проведен покаянный соборный молебен перед Ченстоховской иконой Божией Матери, то страну нашу ждут великие скорби.

Растиражированные по всей стране письма вызвали неоднозначную реакцию в православной среде. Тем более, что в последние десятилетия сложилась традиция молиться о спасении России Державной иконе Божией Матери, явленной в день вынужденного отречения от престола святого страстотерпца императора Николая II. Но в письме рабы Божией Валентины указывалось, что благодать от Державной иконы перешла к иконе «последнего времени» — Ченстоховской. Несмотря на явный абсурд ситуации, при которой неизвестным никому человеком в одночасье с России было снято покровительство Божией Матери через Ее икону Державная, молебны были совершены во многих местах. Причина сего наиболее ясно объясняется приведенными в письме словами некоего архимандрита, сказавшего, что даже, если вся эта история выдумана от начала до конца, совершить молебен все равно нужно, так как от него будет только польза. Но польза ли?

Здесь уместно будет все-таки вспомнить, что же собой представляет икона Божией Матери Ченстоховская? Икона эта — древняя православная святыня, реквизированная поляками в 1382 году во время покорения юго-запада России, и с тех пор находящаяся в польском католическом Ченстоховском монастыре. Божия Матерь через свою икону Ченстоховская не раз спасала поляков от иноземцев. В благодарность за спасение Польши от шведских захватчиков король Казимир в 1653 году присвоил Ченстоховской иконе титул «Польской королевы».

В 1717 году над иконой совершился чин коронации с возложением   на лики Богородицы и Богомладенца двух освященных в Ватикане корон с изображением герба Польского государства. С тех пор православная святыня стала не только святыней католической, но и символом католической Польши. И не только символом, но и знаменем борьбы против России. В те времена, когда Польша была частью Российской империи, поляки молились перед ней о даровании освобождения от ненавистной православной России. И вот символ враждебного Православию католицизма неожиданно стал символом спасения России. Спасения от чего? Не исполняется ли давняя мечта католиков «спасти» Россию от «ереси Фотия»? По крайней мере, после неудавшегося крестового похода, остановленного святым благоверным князем Александром Невским, ситуация с Ченстоховской иконой — это серьезный реванш католицизма.

Ну, а как же благословение преподобного Серафима Саровского, о котором пишет автор письма, ссылаясь на книгу «Неизвестный Нилус»? На 352 странице второго тома этой книги приводится воспоминание некоего А. П. Тимофиевича, из контекста которого и вырвано якобы благословение преподобного Серафима. Чтобы понять, о чем идет речь в воспоминании, текст стоит привести более подробно, нежели в письме.

«Это было в первые годы революции», — пишет А. П. Тимофиевич. «...С. А. Нилус только что приехал в Киев, пережив очередной арест... Сергей Александрович,— спросил я, — Вы имели такую возможность ознакомиться с архивами и преданиями Сарова и Дивеево, не встречали ли Вы каких-нибудь указаний о грядущей судьбе нашей многострадальной Родины? Ведь Вы имели радость беседовать еще с инокинями-современницами преподобного Серафима и с супругой самого Мотовилова, Еленой Ивановной.

С. А. долго молчал, а потом, поднявшись во весь свой богатырский рост, стал взволнованно ходить по веранде.

— Никто не ведает судеб Божиих, — неожиданно произнес он,— хотя великому прозорливцу и многое было открыто. Скажу только, что о переживаемом нами страшном времени не раз говорил он близким людям и горько плакал при этом, но говорил также, что по времени Господь даст еще известный срок, около 15 лет, России на покаяние и, что при освобождении нашей родины какую-то положительную роль сыграет Польша. Если после этого Россия все же не покается, то гнев Божий изольется на нее в еще больших размерах».

Что следует из этого, нигде более не встречаемого, свидетельства? То, что речь идет не о сегодняшнем времени, а о первых годах революции. Что же касается Польши того времени, то она имела совсем другое геополитическое положение, нежели сейчас. Известно, что в первые годы революционного беспредела в близлежащие страны, в том числе и Польшу, хлынул поток лучших людей нашего Отечества. Так что вполне допустимо, что именно Польша могла при условии покаяния российского народа сыграть «какую-то положительную роль». Но народ не покаялся, а что с ним в дальнейшем произошло, из истории хорошо известно.

Так что выхваченные из контекста пророчества Преподобного Серафима Саровского, якобы свидетельствующие о том, что спасение в Россию придет из католической Польши, явная натяжка. Тем более, нигде даже не упоминается о Ченстоховской иконе и надписи на распространяемых репродукциях этой иконы, из которых следует, что именно ее благословил преподобный Серафим, как символ спасения России, уже не натяжка, а явная ложь. Но это на руку самим католикам, в частности, польским иезуитам, активно занимающимся прозелитской деятельностью на канонической территории Русской Православной Церкви. Подобные намеки неоднократно делал и нынешний папа римский, говоря об особой благодатности Римо-Католической церкви и ее роли в спасении России. Чего стоит история с фатимским явлением Божией Матери 13 мая 1917 года, когда Богоматерь якобы предсказала трем маленьким пастушкам революцию в России. Десятилетиями католики нещадно эксплуатировали «фатимское чудо», особо подчеркивая, что о судьбе России Божия Матерь соизволила сообщить не кому-нибудь, а ребятишкам-католикам.

По словам единственной оставшейся в живых пастушки Люсии, было и еще одно пророчество. Весной 2000 года папа римский тайну этого пророчества раскрыл общественности. В нем якобы Божия Матерь говорила о покушении на папу, совершенном 13 мая 1981 года, и опять проявила заботу о России. Папа Иоанн Павел II, рассказывая со слов престарелой пастушки о чудесном явлении, заявил, что Девой Марией было также сказано, что через некоторое время после революции Россия «вновь будет обращена». Какой смысл вкладывал понтифик в слово «обращена»? Обращена в христианство или конкретно в католичество?

День Ченстоховской иконы Божией Матери празднуется в Русской Православной Церкви 6 марта (19 марта по гражданскому календарю). В этот день православные помимо уставных молитвословий возносят молитвы Господу о спасении древней иконы из католического пленения. Молиться же о спасении России иконе, самой находящейся в плену и ставшей символом чужой веры, более чем странно. А, то, что далеко не худшая часть православной России без оглядки ринулась, пусть и невольно, под омофор католической святыни, ничтоже сумняшеся отметая святыню православную, свидетельствует о том, насколько враг коварен. В связи с этим более понятными становятся евангельские слова о том, что, возможно, прельстятся и избранные (Мф. 24, 24).


2. Подмена

Несмотря на то, что со дня 8 января 1999 года, когда во многих российских храмах молились Ченстоховской иконе Божией Матери, прошло немало времени, дискуссии на страницах православной прессы по этому поводу продолжаются. И надо сказать, информация иногда печатается весьма полезная. Так Самарская газета «Благовест» (2002, № 7) опубликовала письмо бывших членов тоталитарной секты «Богородичный центр» супругов Владислава и Анастасии из Владимирской области. Как следует из письма первый ажиотаж вокруг Ченстоховской иконы по россии прокатился более десяти лет назад, но правда не среди православных, а среди сектантов «богородичников». В тот раз откровение свыше получил сам «пророк» Иоанн Береславский (Вениамин Янкельман). Именно ему голоса «святых» указали путь спасения России через Ченстоховскую икону. Янкельман в срочном поядке отправился в Польшу на поклонение святыне. Было ему откровение и про Серафима Саровского, но вот только тут новоявленный пророк явно переборщил: своим адептам глава секты заявил, что он и есть Серафим Саровский. Такого кощунства не могли принять даже прозомбированные сектанты, и ажиотаж вокруг польской иконы стих, чтобы возобновиться через несколько лет, но уже по откровениям никому не известной Валентины Сизовой. Единственное чем отличаются откровения Валентины и Иоанна, так это тем, что Сизова настаивает на «переходе» благодати с Державной иконы Божией Матери к Ченстоховской. До такого не мог дойти даже основатель тоталитарной секты, но идею эту неожиданно подхватили тысячи православных.

В Сыктывкарской православной газете Севера «Вера» один из участников дискуссии написал, что все разговоры вокруг иконы не совсем православные, потому что верим мы не в иконы, а в Саму Божию Матерь. Трудно не согласиться с таким утверждением, так как мы тем и отличаемся от язычников, что чтим не дерево, а образ на нем изображенный. Но все-таки в истории православия многие события связаны с конкретными изображениями Божией Матери. И помощь мы получаем от Нее через те или иные иконы. И каждый православный христианин узнает в многочисленных иконах тот или иной прославленный чудесами образ Божией Матери. Икон Богородицы много, они разнятся и по сюжету, и по иконографическим особенностям, но их объединяет единая манера православного письма. Распространяемый по России образ Ченстоховской Божией Матери сильно отличается от привычного для православного взгляда образа. Узкие прищуренные глаза Богородицы, непривычно цветастый омофор, обрезанные плечи, отсутствие греческой буквенной аббревиатуры, означающей «Матерь Божия» — все это смущает глаз православного христианина. Но вот сказать об этом вслух решается не каждый, дабы не быть обвиненным в прелести. Тем более, из истории иконы следует, что написана она самим апостолом Лукой. Заглянуть же в книгу с изображением икон Божией Матери почему-то никто не догадался. Если открыть, к примеру, довольно распространенную книгу «Земная жизнь Пресвятой Богородицы и описание святых Ее чудотворных икон» на стр. 113, где рассказывается о древней Ченстоховской иконе Божией Матери, то можно увидеть совсем другой образ, нежели распространяемый нынче поклонниками католической святыни. Этот образ помещен и в других книгах об иконах Божией Матери. Странно, что никто до сих пор не заметил подмены.

В католической книге А. Мигель «Тайна, которая ведет папу» Ченстоховской иконе посвящено несколько страниц. Черная Мадонна, Царица Польши — так зовут ее поляки. «Черная Мадонна»— любимая икона папы Кароля Войтылы. Рассказывая о фатимском чуде — явлении Божией Матери пастушкам и о таинственных пророчествах, якобы Ей сообщенных, папа часто говорит о нашей стране и видит свое предназначение в борьбе с «заблуждениями России». Папа Иоанн Павел II желает спасения России и ее «обращения». Он мечтает привести Россию «к Непорочному Сердцу Девы Марии» и часто молится об этом перед Ченстоховским образом. Не в этом ли скрывается причина появления в нашей стране многочисленных репродукций именно этой иконы? Теперь к молитве папы о «спасении» России присоединились тысячи православных, и с каждым годом число российских почитателей «Черной Мадонны» увеличивается. Стоит ли удивляться, что с каждым годом нарастает и духовная экспансия католицизма в нашей стране?