http://blagogon.ru/articles/252/

Детская православная писательница А.Ф. Платонова

Александр СТРИЖЕВ


В ряду духовных писательниц прошлого века Александра Федоровна Платонова (1884—1937) занимает видное место. Впрочем, хорошо известная своим современникам, она в силу обстоятельств на долгие годы затем попала под запрет, ее книги изымались из библиотек и подлежали истреблению. И только теперь православные люди вновь начинают читать книги Платоновой, написанные благочестиво, мудро и добротным русским слогом.

А какова судьба писательницы — об этом мало кто знает, ведь о ней не существует и в дотошных литературных справочниках даже упоминания. Между тем жизнь А. Ф. Платоновой весьма поучительна, и стоит о ней сказать возможно подробнее.

Родилась она в дворянской семье живописца Ф. К. Платонова, принимавшего участие в росписях храмов Иоанновского монастыря на Карповке. По окончании Введенской гимназии Александра Платонова окончила Императорский педагогический институт, затем ряд лет (1912–1918) преподавала отечественную историю в женском училище принцессы Терезии Ольденбургской и одновременно вела занятия в Петровской женской гимназии. Печататься в православных журналах стала еще будучи гимназисткой, в начале века: публиковала стихи и рассказы. Постепенно росла ее известность как писательницы, в произведениях которой главными действующими лицами были религиозные и государственные деятели Святой Руси, подвижники и духоносцы. Рассказы и стихи раннего периода впоследствии вошли в сборник «На высотах Духа» (СПб., 1912). Платонова — постоянный автор популярного журнала «Кронштадтский пастырь» (1912–1917 гг.).

С января 1914 года А. Ф. Платонова издает детский православный журнал «Незабудка». Открывая первый номер, она писала:

«Средь благочестивых людей существует предание, что ангелы, пролетая над землей, роняют на нее голубые цветы, чтобы люди не забывали о небе. Оттого эти цветы и называют незабудками. Есть и другое предание о незабудке.

Было это давно-давно, в первые дни творения. Только что создан был рай, и прекрасные, благоухающие цветы за­цвели первый раз. Сам Господь проходил по раю и давал цветам названия. Но один маленький голубой цветочек, устремив в восхищении свое золотое сердечко к Богу и не думая ни о чем, кроме Него, позабыл свое имя и смутился.

От стыда зарумянились кончики его лепестков, а Господь посмотрел на эту травку ласковым взором и промолвил: “За то, что ты забыл себя ради Меня, Я тебя не забуду. Называйся впредь незабудкой, и пусть люди, глядя на тебя, также учатся забывать о себе ради Меня”».

Забывать о себе ради любви к Богу и ближним — об этом великом подвиге и рассказывала так тепло талантливая писательница. Предназначался журнал детям восьми–двенадцати лет в надежде, что они, взрослея, все свои силы, все способности души употребят на служение Богу и людям и будут жить в мире и любви. О таких вот «живых незабудках» назидательно повествовалось на его страницах. А потому каждый выпуск «Незабудки» стал чем-то походить на тот скромный цветок, глядя на который, люди вспоминают небо.

Ближайшей помощницей А. Ф. Платоновой в журнальном деле была писательница Наталия Ивановна Манасеина (1868–1930), известная своими повестями из жизни русских деятелей XVIII века. Редакция «Незабудки» собрала вокруг себя лучшие литературные силы, способные развивать в православных детях добрые чувства и светлые помыслы. И откликался журнал на все события в жизни страны. Когда началась мировая война, дети читали на страницах своей «Незабудки» рассказы о героизме русских солдат, решительных в порыве беззаветного подвига довести боевое дело до победы, о проявленном милосердии к страждущим и раненым. Каждые две недели приходила в дом очередная книжка журнала, и встречу с нею ждали. Были в этих выпусках и задушевные картинки, и занимательные игры, и заметки самих маленьких читателей.

В 1913 году Платонова издала сборник своих рассказов о жизни первых христиан «На рассвете». Тогда же издательство И. Л. Тузова выпустило в свет книжку ее статей на религиозно-нравственные темы «Под сенью веры». Как бы предчувствуя близящиеся испытания для верующих, Платонова снова возвращается к первым векам христианства, к гонениям на верующих, мучимых язычниками, ко всем уповающим на бессмертную жизнь в Боге, в сборнике «Светлые дали» (СПб., 1913).

1914 год для писательницы оказался весьма продуктивным: в свет вышли ее сборники «Великие дни», «Дивен Бог во святых Своих», «К радости совершенной. Рассказы, стихи», «Не в силе Бог, а в правде. Очерки и рассказы из последней Всемирной войны». В следующем, 1915 году А. Ф. Платонова расширяет тематику своих книг за счет героических будней соотечественников, борющихся с врагом на полях сражений, — сборник «За други своя». Вместе с тем она много пишет на евангельские сюжеты (книга «Святой апостол Павел»), а также на темы, почерпнутые из отечественной истории: «Святой равноапостольный князь Владимир», повесть из времен ордынского ига «Под грозой» (издана как бесплатное приложение к журналу «Незабудка»). Особенно ценной оказалась ее книга «Апостол Японии» — об архиепископе Николае (Касаткине), прославленном русском миссионере. Перед самой революцией 1917 года вышла в свет последняя книжка Платоновой — «Над днепровскими курганами»; она целиком посвящена жизни Киевской Руси и написана пером трепетным, даровитым.

Революционная ситуация резко поменяла весь жизненный и творче­ский уклад писательницы. Душеполезные ее произведения сразу же попали в разряд «вредных», печататься было негде. Богомольная Платонова утешение себе находила единственно в храмах. Особенно она прилепилась душой к сестрам Иоанновского монастыря, с которыми была дружна и ранее. В пору лютых гонений на святую Церковь Александра Федоровна решила принять монашеский постриг. В 1921 году ее постриг митрополит Вениамин (Казанский). Он же и нарек ее иноческим именем Анастасия.

В начале 20-х годов монахиня Анастасия вместе с профессорами университета и Духовной академии Санкт-Петербурга входила в совет Андреевского братства: занималась с братчиками изучением творений святых отцов. В общине матушки Анастасии неоднократно совершались монашеские постриги. Так, 23 декабря 1923 года епископ Григорий (Чуков) постриг там Валентину Владимировну Соболеву, дав ей монашеское имя Дамиана. После кончины игуменьи Ангелины (8 февраля 1927 г.) матушку Анастасию избрали возглавлять тайную общину разогнанного в 1923 го­ду Иоанновского монастыря. Община существовала при храме Алексия, человека Божия, что на Петербургской стороне. Здесь был и особо чтимый Державный образ Божией Матери. К ранней обедне сюда приходил благодатный батюшка Михаил Прудников, духовник иоанновских монахинь в миру. Это он широко распространил по городу славу и почитание Державной иконы. После захвата храма Алексия, человека Божия, обновленцами матушка Анастасия вместе с сестрами стала читать по средам акафист Державной в церкви Иоанна Предтечи, что на Обводном канале. Сюда притекало множество молящихся, там же отец Михаил спасал души заблудших, примкнувших к живоцерковникам.

В 1923 году младший брат матушки Анастасии Николай Платонов, известный проповедник и церковный деятель, уклонился в обновленчество и, по существу, сделался сотрудником карательных органов. Матушка Анастасия старалась вразумить отступника, но он упрямо держался гибельного пути. Произошел резкий разрыв в отношениях. как-то в трамвае случайно встретились они, и Александра Федоровна, не здороваясь с братом, отвернулась от него. «Что же ты, Шура, не здороваешься?» В ответ услышал: «Ты оскорбляешь память родного отца, ты служишь диаволу!» — «Да, служу ему, врагу вашему».

Вскоре против стойкой общины власть выдвинула судебное обвинение, отца же Михаила за «демонстративное хождение» с Державной иконой взяли под арест. Потом дело прекратили, ограничившись разного рода угрозами. Впрочем, угрозы богоборцев лишь сплотили общину, и численно она даже выросла — до 25 душ: притекали институтские, библиотечные и медицинские работники. Монашеские постриги осуществляли священники Николай Комарецкий и Феодор Боголюбов, известный настоятель Петропавловского собора. Не порывала матушка Анастасия в эту пору и со своими литературными занятиями: ею были написаны рассказы «О Кресте», «О Голгофе», «Одиннадцать воскресных Евангелий», а также стихотворение «За Церковь» с ободрительным призывом не бояться смерти и страданий. Читались и размножались эти произведения тайно. В глубокой тайне был изготовлен целый сборник смелой церковной публицистики. На обложке сборника изобразили ангела, держащего крест и меч, с надписью: «Сим победиши, с нами Бог». На квартире одной из сестер (Анны Усс) устроили нелегальную церковь. Службу в ней правил священник Феодор Боголюбов.

А репрессии нарастали, в городе начались новые аресты. 22 декабря 1933 года матушку Анастасию взяли под стражу. Готовился надуманный процесс «евлогианцев» — над большой группой верующих, членов братств, священников и двух епископов. Всем вменялась связь с зарубежным митрополитом Евлогием (Георгиевским). То был, конечно, всего лишь предлог для расправы над остатками стойких православных петербуржцев. Возможно, что репрессивную ситуацию подогревал своими доносами и обновленческий епископ Николай Платонов, которому матушка Анастасия бросила в лицо гневную фразу: «Ты служишь диаволу!» — чего он и не отрицал.

Следственные действия НКВД тянулись долго. 25 февраля 1934 года особая «тройка» приговорила монахиню Анастасию к пяти годам лагерей. Далее следы ее жизни теряются. На основе сходных судеб можно предположить, что матушка Анастасия была расстреляна в лагере в 1937 году.

Так исповеднически завершился земной путь одаренной русской духовной писательницы Александры Федоровны Платоновой, чьи произведения в последнее время постепенно возвращаются к благочестивым читателям.