http://blagogon.ru/articles/32/

О миссии в Сибири

Протоиерей Александр НОВОПАШИН


10 августа 1997 года православная общественность Новосибирска провела пикет у нового здания костела, построенного в центре города, протестуя против прозелитической деятельности миссионеров католической Церкви.
Приводим беседу Елены АЛЕКСЕЕВОЙ с настоятелем Александро-Невского собора в Новосибирске, благочинным севере -восточного округа Новосибирской епархии председателем Православного братства во имя святого благоверного князя Александра Невского, председателем новосибирского отделения Общественного комитета «За нравственное возрождение Отечества» протоиереем Александром НОВОПАШИНЫМ.

— Отец Александр, судя по событиям, которые происходят у вас в Новосибирске, закон, упорядочивающий деятельность религиозных объединений, принятый Государственной Думой, отвечает требованиям жизни. Что заставило православную общественность вашего города организовать пикет у здания католического костела?

— В нашей епархии сейчас активно действуют миссионеры-католики, причем их проповедь носит откровенно прозелитический характер. В Новосибирске и прежде существовала католическая община, она состояла в основном из ссыльных поляков, немцев, но к настоящему времени почти все немцы, входившие в нее, выехали в Германию. КТО-ТО, конечно, остался, но в целом община резко уменьшилась.
Однако же количество священнослужителей-католиков в нашем городе тем временем увеличилось втрое — впятеро. Появился францисканский монастырь. В самом центре Новосибирска построен католический кафедральный собор, а точнее, миссионерский комплекс, в который входит не только костел, но есть там, например, помещение для семинарии, где будут готовить русских ксендзов. Католические монахини на улицах города воспринимаются уже как типичное явление. В Новосибирске действует даже орден иезуитов во главе с епископом Иосифом Вертом: епископ-иезуит и управляет католической Церковью в Сибири и на Дальнем Востоке. Деятельность католических миссионеров активизируется, они проповедуют в педагогическом институте, в других высших учебных заведениях города, причем известны случаи, когда католические священнослужители представлялись своей аудитории как православные пастыри. Часто они выступают с заявлениями, что разница между православными и католиками, по сути своей, несущественна, что вера и у нас, и у них одна и та же. Но если проповедники католицизма действительно так считают, то возникает вопрос: зачем они к нам в таком случае приезжают? Они должны бы радоваться, что на Руси достаточно православных священников: им бы устремиться со своей проповедью куда-нибудь в Африку, в какие-то нехристианские, неправославные страны.
Представители католической Церкви обижаются, когда им приходится слышать (а происходит это довольно часто): «Зачем вы охотитесь за русскими людьми и пытаетесь насадить у нас свою латинскую ересь?» Можно было бы и такой вопрос им задать: как бы реагировали католики на то, если бы, например, в Ватикане или просто в Италии начали активно проповедовать наши православные священники и на улицах итальянских городов появились бы во множестве православные монахини? Было бы совершенно очевидно, что ведется прозелитическая деятельность. Разумеется, в любой стране могут существовать те, кто исповедует Православие, но тем не менее заметное увеличение числа наших священников в этих странах свидетельствовало бы о том, что делается это в расчете на увеличение общины.
Естественно, в Новосибирской епархии прозелитическая деятельность католиков вызывает тревогу. Стихийно в среде православно верующих христиан, как говорится в таких случаях, «снизу», поднимается волна протеста. Толчком к проведению пикета у католического костела в прошедшее воскресенье, десятого августа, послужило выступление епископа-иезуита Иосифа Верта: он заявил, что с православными у него дружеские отношения и что католическая Церковь вообще с нами очень дружна. Это возмутило многих в нашем городе. Ребята, которые стояли в пикете, так определили свою гражданскую позицию: «Заявление католического епископа Иосифа Верта было оскорбительным для нас обманом, поскольку всем известны возмутительные действия католиков на Западной Украине или, например, в Сербии». Свое негодование православные жители Новосибирска выразили в листовке, которая распространялась во время пикета.
Пикет проходил достаточно мирно, совершавшееся в это время в костеле богослужение не нарушалось, на территорию католической церкви никто не проникал. И задуманное католиками грандиозное торжество освящения нового здания состоялось. Устроителями его было приглашено в Новосибирск множество гостей: из Алтайского края, из Томской области, из других даже стран приехали католики, множество священнослужителей этой конфессии прибыло из разных городов России. Все они съехались в наш город, чтобы шумно отпраздновать освящение костела. Понятно, что целью этого хорошо организованного массового действа было показать, как много уже католиков у нас на Руси.
Русские католики, новообращенные из россиян, спрашивали у наших пикетчиков: «Зачем вы тут?» И ребята объясняли им, почему они проводят пикет, растолковывали, в чем разница между католической и Православной Церквами. И в ответ услышали от «новообращенных», пытавшихся уже себя как-то оправдать: «Да мы только что приняли католичество, мы толком о нем ничего и не знаем». И это наглядно подтверждало, что католиками искусственно создавалась массовость аудитории на умело организованном мероприятии. И число священнослужителей увеличивается ими сейчас для того, чтобы создать мнение о многочисленности обратившихся в католичество у нас в России.
Проведенная нами акция протеста носила форму пикета, потому что мы таким образом хотели твердо определить свою позицию. «Не предавайте веру отцов наших!» — было написано в листовке, которую распространяли во время пикета. Там были именно такие слова, но совсем не призыв изгнать католиков с нашей земли. Причем иезуиты задавали участникам пикета провокационные вопросы, спрашивали, например: «Почему вы не любите католиков?» Но дело-то совсем не в том, любим мы или не любим католиков. Среди них есть и люди благочестивые. Господь им судья в том, какую веру они исповедуют: они родились в католицизме — и в нем живут. Мы не против католиков, исповедующих свою веру, но против того, что ведется насаждение католицизма на канонической территории Русской Православной Церкви. Используется трудное положение нашей Церкви, чтобы нанести ей предательский удар в спину. Приведу выдержку из письма папского прелата Иосифа Светницкого, который служит у нас в Сибири на протяжении уже многих лет (это письмо он передал в наш Александро-Невский собор и одновременно в одну из православных газет): «Католическая Церковь, или Вселенская, в новом переводе, в соответствии с этим названием имеет своей канонической территорией всю вселенную. Если Россия является частью вселенной, то не удивительно, что и здесь живут и служат священники католической Церкви». Здесь открыто выражается прозелитическая позиция католиков, согласно которой Россия — каноническая территория Ватикана и поэтому никаких возмущений их действиями не должно с нашей стороны быть.
Участниками пикета, который мы проводили у здания католического собора, также раздавалась еще одна листовка, в которой приводились высказывания святых отцов: преподобных Паисия Величковского, Иова Почаевского, Феодосия Печерского, святого праведного Иоанна Кронштадтского, святителя Игнатия Брянчанинова, которые ясно и однозначно выражали свое мнение о латинском вероучении как о ереси. Наши пикетчики стояли с плакатами, раздавали листовки, и никаких столкновений с правоохранительными органами, которые следили за порядком, не было. Пикет начался в девять часов утра и закончился в двенадцать.

— Судя по фотографии, новый костел в центре города — великолепное современное здание. Католическая Церковь не пожалела средств, чтобы привлечь в свой храм нашу российскую молодежь: кто-то по неопытноcти, мало еще зная Православие, поверит и утверждениям католиков, что их вероучение не противоречит нашей святоотеческой вере...

— К тому же в нижнем храме у них есть и православные иконы: например, Владимирская икона Божией Матери. Католические священнослужители понимают, что российскому народу более близка его святоотеческая вера. И мы не раз были свидетелями того, как католики, чтобы осуществить свои планы в России, шли на откровенный обман. В качестве еще одного примера приведу нашумевшую у нас в городе скандальную историю, связанную со строительством приюта для престарелых. Католиками было объявлено, что они собираются устроить благотворительное заведение именно для старых людей, но когда здание было построено, они объявили, что открывают приют для детей. И начали набирать туда ребят из детских домов. Воспитывают их в этом приюте католические монахини, хотя по местному телевидению учредителями дома призрения для детей было объявлено, что они вообще религиозным воспитанием не занимаются. Один из сторожей приюта — солдат Бундесвера, проходящий альтернативную службу в Сибири. Возмущение и протест жителей Новосибирска вызвал случай, затрагивающий и Православное братство во имя святого благоверного князя Александра Невского, созданное при нашем соборе в 1994 году по благословению епископа Тихона, который тогда возглавлял нашу епархию. Братство занимается миссионерской деятельностью, одно из ее направлений — работа с детьми. В нашем пионерском лагере каждое лето не только отдыхают и укрепляют здоровье, но и приобщаются к Православию сотни детей. Также мы ведем миссионерскую работу в детских домах, в частности, в интернате № 1, предназначенном для детей, больных церебральным параличом. Члены нашего братства, у которых нет своих детей, занимаются с ребятами, помогают им выполнять домашние задания, общаются с ними, водят их в храм, где дети исповедуются и причащаются. Если ребенка окрестили, кто-то из наших братьев и сестер становится крестным или крестной. И вот из-за чего у нас возник конфликт с католиками: они начали набирать воспитанников для своего приюта и в детском доме, попечителем которого было наше православное братство, и взяли к себе и двоих крестников нашего братства. Крестный отец этих мальчиков-братьев пытался протестовать, обращался к руководству католического приюта, объяснял, что дети недавно были крещены в Православие, однако мальчики так и остались у католиков. Их крестному отцу ничего не удалось добиться, а вышеупомянутый солдат Бундесвера, охранявший приют, пообещал проломить непрошеному гостю голову, если он еще раз попытается проникнуть на территорию «богоугодного заведения». Причем эти двое мальчиков, не желая жить в католическом приюте, сбежали и жили какое-то время у одной православной женщины, но потом наших ребят вернули католикам. И после этого представители католической Церкви имеют дерзость заявлять, что прозелитической деятельностью они не занимаются, говорить о том, что у них дружественные отношения с православными. Но мы же не слепые, мы же видим, что творится на Западной Украине, как там захватывают православные храмы.

— Пикет у здания католического костела в Новосибирске, о котором Вы рассказали, был организован вашим православным братством?

— Нет, в нем участвовали и члены других приходов, и из области приехали ребята. Листовку все вместе составляли. Пикет был акцией протеста православной молодежи Новосибирской епархии. Достойно сожаления, что приходится проводить такие акции в защиту Православия, нашей отеческой веры, здесь, на родной земле, в России! Правительство нас не защищает, равнодушно взирая на то, что происходит с нашей страной.
В крупном промышленном и культурном регионе, центром которого является Новосибирск, нам приходится сейчас иметь дело не только с прозелитической деятельностью католиков, но и с засилием сектантства. Наш город воспринимается как столица Сибири, естественно, сюда в первую очередь приезжают «новые учителя»: обосновываются, создавая у нас свою базу, и отсюда уже разбредаются по Сибири и Дальнему Востоку. Особенно активны в Новосибирске и области сейчас секта Муна, молодежная секта «церкви Христа», сайентология, существующая в виде центра дианетики. То же самое можно сказать и о «свидетелях Иеговы»: в позапрошлое воскресенье они провели в Новосибирске свой региональный конгресс, в котором участвовали представители из Томской, из Кемеровской областей, из Омска, с Алтая — всего около двух тысяч человек. И хотя местные власти не санкционировали проведение конгресса сектантов, администрация одного из стадионов взяла на себя ответственность и предоставила иеговистам возможность провести задуманное ими мероприятие, нисколько не заботясь о том, какие это будет иметь последствия для жителей города, попросту предав свой народ ради того, чтобы получить деньги.
Но совсем по-иному отнеслись к этим событиям православные люди. В нашем братстве уже давно создан центр, занимающийся изучением и разоблачением деятельности сектанов. И этим центром был организован пикет у стадиона, где проходил съезд иеговистов. Людям, не знавшим, что их пригласила на свое мероприятие секта, которую можно во многих ее действиях охарактеризовать как изуверскую, участники пикета рассказывали о том, чем угрожает участие в подобном религиозном объединении. Так, например, иеговисты запрещают переливание крови, и вследствие этого были жертвы — и у нас в Новосибирске. Известны также в нашем городе случаи, когда родители-иеговисты не разрешили, чтобы их детям были сделаны операции на сердце, в результате чего больных не удалось спасти.
Нашим центром не раз проводились пикеты у домов культуры, у стадионов, где разного рода «целители» устраивали свои «сеансы» для больших аудиторий. Немало появляется в Новосибирске оккультистов, экстрасенсов, колдунов. Особенное же беспокойство вызывает у нас то, что в нашем городе активно действуют сатанинские молодежные группировки, такие, как, например, секта «Дети Бога» — она также называется «Семья». В этой секте практикуются детская проституция и сожительство с родителями. Причем российский центр этой секты находится именно в Новосибирске.

— У православных людей деятельность таких сект не может не вызывать тревогу, и. конечно, достойно уважения то, что члены вашего братства пытаются противостоять сектантам, развернув миссионерскую деятельность. В каких еще направлениях она вами ведется?

— Это и выступления по новосибирскому радио и телевидению, и издательская деятельность: мы выпускаем листовки и брошюры о деятельности сектантов. Сотрудничаем с администрацией и правоохранительными органами: они обращаются к нам за советом, за информацией. Еще одно направление нашей деятельности связано с миссионерскими рейсами православного корабля-церкви «Святой апостол Андрей Первозванный»: за два года он прошел по Оби около трех тысяч километров.
И конечно, не остаются без внимания в нашем братстве благотворительность и милосердие. Мы собираем для нуждающихся одежду и продукты, к нам обращаются за помощью беженцы из разных регионов. Во время войны с Чечней мы собрали и отправили туда медикаменты.
При храме Иконы Божией Матери, именуемой Целительница, в областной больнице, действует созданное нами сестричество во имя святых жен-мироносиц. Эти сестры милосердия работают в ожоговом центре: больные, которые там находятся, не могут за собой ухаживать, многих из них привязывают к кровати, потому что они не могут перенести боли и срывают бинты. И наши сестры милосердия не просто приходят и рассказывают этим людям о Православии, но именно ухаживают за ними, пытаясь как-то облегчить их страдания: в большинстве своем члены нашего сестричества закончили специальные медицинские курсы. Добрыми делами мы должны потверждать веру свою. Если прийти к больному и сказать: «Брат, прими в сердце Христа», как делают сектанты, — это не каждого обрадует и привлечет к вере. А когда наши сестры ухаживают за больными, выполняя трудную работу, за которую не каждый и возьмется, а потом уже рассказывают о Боге, то человек им поверит.
Хочу воспользоваться случаем и обратиться к православным людям: сейчас, может быть, как никогда, требуются от нас добрые дела, миссионерская работа. И нам нужно объединяться, чтобы вместе их совершать. Почему мы создали наше православное братство? Братство укрепляет приход. И нашей целью было объединить прихожан храма. Ведь чем пользуются сектанты? Заканчивается богослужение, люди выходят из храма, и потом уже каждый из них — сам по себе. И кого-то из тех, кто еще только начал воцерковляться, могут попытаться вовлечь в свое объединение сектанты. В секте создается определенный круг общения, устраиваются застолья, иной раз с пением под гитару... И у кого-то может возникнуть впечатление, что секта — это что-то вроде хорошей компании, сообщество, где все дружно живут.
Потому, мы считаем, и нужно создавать православные братства. Такие братства существовали в России до революции, известны они и в истории нашего российского средневековья. Православные братства появились на Украине как средство противостояния засилию католицизма.
Нужно возобновить эту православную традицию и попытаться объединить православно верующих людей, чтобы они могли общаться, чтобы они могли вместе трудиться во славу Божию. И чтобы были они братьями и сестрами не только по названию, но и по своей жизни.