http://blagogon.ru/articles/63/

Пророчествия не уничижайте

Иеромонах Сергий (РЫБКО)


«Говорящий слово Божие и слушающий слово Божие пользуются вместе, а приносит пользу — Бог. Он соединяет здесь, на земле, в юдоли скорбей и плача человеков в единомыслие Своим все святым, всесильным словом. Он вселяет единомысленных по окончании земного странствования в дом вечный, где духовный праздник никогда не умолкает», — писал святитель Игнатий, епископ Ставропольский и Кавказский.
 Ныне он причислен к лику святых; многочисленные почитатели его имеют утешение обратиться к нему в молитве. Суд Божий прославил пред людьми того, кто был так гоним и поносим ими при жизни. Говорят, что святой после смерти рождается, а прославляется после смерти своих современников. Публикуемые ниже поучения — дань памяти святителю, столь много сделавшему для верующих последних времен. Каждая строчка его творений написана тростью креста и чернилами сердца. Старец Варсонофий Оптинский говорил, что тот, кто не ознакомится с творениями еп. Игнатия, не может понять современное монашество, его дух и направление.
 Величайшая заслуга святителя Игнатия в том, что он разъяснил творения древних святых отцов-аскетов применительно к нашему времени. Сам святитель так писал в предисловии к пятому тому своих сочинений: «Здесь указаны изменения не в сущности, а в обстановке, имеющей на сущность существенное влияние; здесь указано, каким образом должно пользоваться писаниями древних и применять их к современности, избегая того ложного положения с его последствиями, в которое поставляется всякий, не понявший и не приметивший необходимости применения».
 Книги святителя Игнатия являются азбукой для любого человека, желающего вступить на путь борьбы со страстями. Протоиерей Петр Гнедич, профессор Московской Духовной академии, большой почитатель еп. Игнатия, говорил, что творения святителя облегчают современным читателям понимание "Добротолюбия" и других аскетических творений. "Для правильного понимания творений святых отцов нужно первоначально прочитать сочинения епископа Игнатия", — пишет игумен Марк (Лозинский). Архиепископ Костромской Платон с благодарностью писал еп. Игнатию, что слышит в его сочинениях "звуки cвятоотеческой гармонии" и наслаждается "духом древних отцов".
 Творения святителя — боговдохновенное переложение учения святых отцов древности для сынов нашего века, лишенных правильных духовных понятий. Причина этого лишения — оскудение духоносных отцов. Это оскудение могло бы быть отчасти восполнено писаниями святых людей, но эти писания в основном понимаются неправильно, приблизительно, толкуются искаженно, превратно. Современное монашество привыкло более руководствоваться не духоносными учениями святых отцов, а "преданиями" дерзающих называть себя великим именем старцев. Сказал Господь Иисус об этих преданиях: Всуе же чтут Мя, учаще учением, заповедем человеческим. Оставльше бо заповедь Божию, держите предания человеческая (Мк. 7, 7—8); преступающе слово Божие преданием вашим, еже предасте (Мк. 7, 13).
 Святоотеческие писания сокровенны в своей глубине, таинственны, покрыты сенью, подобной облаку, которым покрыл Господь скрижали Завета от народа израильского на горе Синайской. Причина непонимания — наше падение, душевный, лжеименный разум: Духовный же востязует убо вся, а сам той ни от единаго востязуется (1 Кор. 2, 15). Книги свт. Игнатия приводят нас на путь правильного понимания святоотеческих писаний. В то время, когда духоносных путеводителей нет или они крайне редки, мы дерзнем сказать, что книги святого Игнатия для многих становятся единственным путеводителем.
 Свт. Игнатий с болью пишет об угасании того, что должно бы являться цветом христианства, светильником миру, — православного монашества. С его угасанием связывает святой и упадок всего христианства в целом. Он раскрывает причины угасания монашества, нелицеприятно обличает недостатки монастырей и монашествующих своего времени. Цель обличения — уврачевать, исправить недостатки. Единственно верный путь к исправлению — покаяние, возвращение к заповедям святых учителей христианства.
 Значение писаний свт. Игнатия для нашего времени раскрыто в замечательном видении, бывшем одной инокине, нашей современнице. Вот ее рассказ, записанный в Оптиной пустыни в 1991 году.
 «Уже в пожилом возрасте я пришла к вере, стала ходить в храм. Однажды мне попалась книжечка "Беседа преподобного Серафима с Мотовиловым о цели христианской жизни". Там говорилось, что нужно подвизаться в совершении тех добродетелей, которые приносят благодать Святого Духа: если более благодати Божией дают молитва и бдение, то нужно бдеть и молиться; если много дает Духа Божия пост, надо поститься; если милостыня — творить милостыню. Я задумалась о том, какое же мое дело, что нужно делать, чтобы спастись. Стала молиться, чтобы Господь вразумил. Является мысль: нужно читать книги, написанные святыми людьми.
 Тогда я снова стала молиться, чтобы Господь открыл, какие именно книги нужно читать. Незадолго до этого одна из знакомых дала мне почитать книгу писем святителя Игнатия Брянчанинова. И вот появляется желание прочитать именно эту книгу. Я взяла ее и читала всю ночь — настолько оказалось близко душе все, что было там написано. Это было накануне воскресного дня, и, собираясь пойти на раннюю литургию, в пять часов утра, я решила немного отдохнуть. Чтобы не проспать, не легла, а задремала в кресле. И тут, не знаю, во сне или наяву, я увидела следующее.
 Большая старинная толстая книга в кожаном переплете с застежками раскрылась передо мной. На чистых, глянцевой белизны листах книги появились чудной красоты драгоценности: золотые кольца, серьги с драгоценными камнями. Особенно привлекло мое внимание ажурной работы золотое яичко: внутри него было другое яичко, еще более чудное. Все эти драгоценности были удивительно сделаны, и я подумала, что никакая человеческая рука не могла их создать. Затем я задумалась о смысле видения и стала постепенно догадываться, что оно как-то связано с тем, что я читала в книгах святителя Игнатия. Тогда я спросила: "Господи, таковы творения епископа Игнатия?" И тут же как бы услышала в сердце ответ: "Да, таковы его книги. Читай и спасешься!"
 После этого я нашла возможность достать все книги свт. Игнатия, прочитала их, была на Толге для поклонения его святым мощам. Постепенно созрело желание монашества, я приняла иноческий постриг. Чувствую водительство свт. Игнатия во всей моей жизни. Святителю отче Игнатие, моли Бога о нас!»
 
* * *
 
Провидя оскудение живых носителей предания в последние времена, Господь оставил нам Священное Писание и творения святых отцов Православной Церкви, в которых изложена Истина и указан путь к Богу: "Чтение писаний отеческих — родитель и царь всех добродетелей. Из чтения отеческих писаний научаемся истинному разумению Священного Писания, вере правой, жительству по заповедям евангельским, глубокому уважению, которое должно иметь к евангельским заповедям, — словом сказать, спасению и христианскому совершенству", — пишет святитель Игнатий (Брянчанинов) [1]. Только читая отцов, можно правильно понять Евангелие и христианство: "Святые отцы научают, как приступать к Евангелию, как читать его, как правильно понимать его, что содействует, что препятствует к уразумению его. И потому сначала более занимайся чтением святых отцов. Когда же они научат тебя читать Евангелие — тогда уже преимущественно читай Евангелие". "Божественные писания и слова святых отцов многочисленны, как песок морской", — говорит преподобный Нил Сорский; в них действительно есть ответы на все вопросы.
 Святитель Игнатий пишет, что и в древние времена чтение отцов считалось немаловажной добродетелью. Еще святой Златоуст говорил: "Невозможно, невозможно спастись, не пользуясь постоянно духовным чтением; но и то еще в самом деле хорошо, если мы, пользуясь непрестанно сим врачевством — возможем спастись когда-нибудь. А когда мы бываем каждый день поражаемы и, однако ж, не пользуемся никаким врачевством: какая надежда спасения?" В наше же время, отличительной чертой которого является отсутствие духоносных наставников, Отеческие творения приобрели исключительное значение, как указывает святитель Игнатий: "Чтение отеческих писаний, по умалении духоносных наставников, соделалось главным руководителем для желающих спастись и даже достигнуть христианского совершенства" (там же).
 Но и отеческие творения большинством христиан, к сожалению, пренебрегаются. Почитание святых заключается не только в зажигании лампад и свечей пред их иконами и чтении им молитв и тропарей, но прежде всего — в серьезном, вдумчивом изучении их творений и жизнеописаний и следовании их заповедям.
 Ныне же мы видим в церковном народе вопиющее незнание отеческих творений. Мало того, видим нежелание знакомиться с ними. Некоторые и не подозревают об их существовании, а другие, в том числе даже пастыри, хотя и знают, но учат, что от чтения святых отцов последует прелесть, поэтому не читают сами и запрещают читать другим, угашая тем самым последний светильник в объявшей нас ночи неведения. Таковых можно спросить, не погрешают ли они сами хулой на Духа Святаго, живущего в отеческих писаниях, и не пребывают ли сами в прелести?
 "Пророчествия не уничижайте" (1 Фес. 5, 20), — предостерегает святой апостол. "Не сочти для себя достаточным чтение одного Евангелия, без чтения святых отцов! Это мысль гордая, опасная. Лучше пусть приведут тебя к Евангелию святые отцы, как возлюбленное свое дитя, получившее предварительное воспитание и образование посредством их писаний. Многие, все, отвергшие безумно, кичливо святых отцов, приступившие непосредственно, с слепою дерзостию, с нечистым умом и сердцем к Евангелию, впали в гибельное заблуждение. Их отвергло Евангелие: оно допускает к себе одних смиренных", — увещевает святитель Игнатий и горестно восклицает в другом своем творении: "Состояние наше, по причине недостатка в руководителях, в живых сосудах Духа, по причине бесчисленных опасностей, которыми мы обстановлены, достойно горького плача, неутешного рыдания. Мы бедствуем, мы заблудились, и нет голоса, на который могли бы выйти из нашего заблуждения: книга молчит, падший дух, желая удержать нас в заблуждении, изглаждает из нашей памяти и самое знание о существовании книги" [2].
 В одном из патериков приводится следующий случай. "Некий старец провел семьдесят недель в посте, употребляя пищу один раз в неделю, прося у Бога, чтобы ему было открыто значение некоторого изречения в Священном Писании, но Бог не открыл ему. Видя это, старец сказал сам себе: "Вот я подъял немалый труд и ничего не успел, пойду же к брату моему и спрошу у него". Когда же он вышел из кельи и запер за собой дверь, послан был к нему от Господа Ангел, который сказал ему: "Семьдесят недель, проведенных тобою в посте, не приблизили тебя к Господу; теперь же, когда ты смирился и вознамерился идти для вопроса к брату своему, я послан к тебе истолковать значение изречения". Исполнив это, Ангел отступил от него" [3].
 Само по себе пренебрежение святыми отцами есть проявление гордости и презорство по отношению к Духу Святому. Камень, его же не в ряду сотвориша зиждущии, сей бысть во главу угла, от Господа бысть сие и есть дивно во очию вашею (Мф. 21, 42). Даже среди пастырей встречаются люди, которые дозволяют себе по некоторым вопросам высказывать мнения, отличные от учения, принятого святой Православной Церковью. В настоящее время наиболее распространенное из этих мнений — что якобы представители всех христианских конфессий спасутся. Его высказывают не только сторонники экуменической ереси, но и вполне благочестивые священники и миряне, обнаруживая тем самым незнание или, по меньшей мере, поверхностное представление о творениях святых отцов Православной Церкви и церковной истории.
 Любой, кто потрудится поинтересоваться, что пишут по этому вопросу отцы, найдет вполне определенный ответ у святых всех веков христианства. Один из столпов Церкви IV века святитель Афанасий Александрийский выражает его так: "Кроме Православной Церкви, вне всякого сомнения, спастись невозможно" [4]. Другой святитель, живший в V веке, Кирилл Александрийский, говорит: "Удаляющиеся от святой Церкви и причастия Святых Таин бывают врагами Божиими и друзьями демонов. Ереси безбожных еретиков будут посрамлены, род неверных погибнет, равно и полчища иудеев, уста богоборных евреев заградятся"[5]. Преподобный Серафим Саровский, святой XIX века, на вопрос одного раскольника, какая вера лучше: нынешняя церковная или старая, строго ответил: "Оставь свои бредни. Жизнь наша есть море, святая Православная Церковь наша — корабль, а кормчий — Сам Спаситель. Если с таким Кормчим люди, по своей греховной слабости, с трудом переплывают море житейское и не все спасаются от потопления, то куда же стремишься ты с своим ботиком и на чем утверждаешь свою надежду — спастись без кормчего?" [6] Преподобный Серафим был великим ревнителем Православия, и особенно благоговел к памяти тех святых, которые выяснили и установили сущность правой веры. Он любил вспоминать их стояние за веру, убеждал хранить догматы веры, говорил, что Православная Церковь содержит в себе Христову истину в полной целости [7]. Можно до бесконечности приводить цитаты из святых отцов Православной Церкви, которые все говорят согласно, и никто из них не сказал противоположного.
 Поэтому, если в догматических вопросах допускаются вольные толкования, то что говорить о духовной жизни? У современных христиан найдем о ней самые сбивчивые, неопределенные, доходящие до суеверия понятия. Преувеличивается значение телесного подвига, о подвиге душевном имеется понятие самое приблизительное, а чаще всего — не имеется никакого. Телесный подвиг проще, понятнее и потому легче, чем подвиг душевный. Поэтому, удовлетворяясь телесным подвигом, о душевном не радеют.
 Порой пастыри, проводя благочестивую жизнь, самостоятельно приходят к некоторым духовным понятиям. Но если они при этом не радеют о чтении отеческих творений, то рано или поздно непременно повредятся и впадут в прелесть. Святитель Игнатий (Брянчанинов) пишет, что проповедниками ложных аскетических учений и ересиархами становились люди, зараженные одним из видов прелести, называемым "мнение" [8]. В древние времена для того, чтобы не ошибиться и не уклониться с правильного пути, подвижники беседовали с другими подвижниками и старцами; когда же таких старцев нет, остается единственное средство, чтобы избежать прелести и ереси, — святоотеческие книги.
 Человек, понимающий значение святоотеческих творений, никогда ими не пренебрежет в своей жизни. Если он привык руководствоваться ими, то для всякого поступка, большого или малого, он ищет основания у отцов и не успокаивается, пока не найдет такого основания. По слову Лествичника, "для смиренного тягость и жало — верить самому себе, как гордому трудно последовать словам и мнению других"[9].
 

Литература

[1] Творения. М., 1996. Т. I. С. 113.
[2] Творения. М., 1998. Т. V. С. 139.
[3] Цит. по: Архимандрит Кронид (Любимов). Беседы и проповеди. Т. II. С. 132.
[4] Следованная Псалтирь. Предисловие.
[5] Следованная Псалтирь. Слово о исходе души и Страшном суде.
[6] Житие, наставления, пророчества преподобного Серафима Саровского чудотворца. Минск, 1997. С. 41.
[7] Поселянин Е. Жизненный подвиг старца Серафима. Издание Серафимо-Дивеевского монастыря. С. 54–55.
[8] Творения. М., 1998. Т. V. С. 69.
[9] Иоанн Лествичник. Слово 25; гл. 54.