http://blagogon.ru/articles/90/

Штрих-коды и «стихийный раскол»



Уважаемая редакция!

Я москвичка, студентка одного из столичных вузов. С недавних пор от своего духовника получила благословение печь просфоры, учусь петь на клиросе. Духовного образования не имею. Обращаюсь с открытым письмом в редакцию впервые.
Летом, по обыкновению, я езжу отдыхать к бабушке в деревню на Украину. Всем известно, что там сейчас набрали силу многочисленные раскольничьи группировки — помимо храмов Московского Патриархата существуют приходы раскольников-автокефалистов, филаретовцев, униатов "греко-католиков", а также множество различных сект. Большинство жителей сельской местности (да, по-видимому, и городов), конечно, слабо разбирается в догматических и канонических различиях между разными религиозными конфессиями.
Сама я тоже, признаться, не слишком хорошо различаю богословские тонкости обрядов и вероучений, поэтому перед летними каникулами усвоила от своего духовника такую простую схему. Сектанты не почитают святые иконы и крест, они также не используют церковно-славянский язык. Униаты, как и римо-католики, поминают папу римского и в Символе веры добавляют: "...и от Сына". Раскольники-автокефалисты используют в богослужении украинский язык и не поминают в своих храмах Святейшего Патриарха Алексия II, но поминают своих самозваных епископов. В православных же храмах должны быть иконы, служба должна совершаться на церковно-славянском языке, на богослужении должен поминаться Патриарх Алексий и не должны поминаться ни римский папа, ни Филарет Денисенко, ни их ставленники.
Мне казалось, что, пользуясь такой оценкой, я смогу сориентироваться и различить, где Церковь истинная и каноническая, а где подложная. Но вот я встретилась с духовным явлением совершенно особым, которое не вписывается в мою простую схему.
В одном селе живет священник, который недавно оборудовал свою хату под храм — там есть и престол, и жертвенник, и небольшой иконостас, и вся церковная утварь. Судя по внешнему благообразному облику, речи и отзывам людей, батюшка человек высокой и праведной духовной жизни, аскет, молитвенник, постник. Он (не буду называть по имени) никогда не поддерживал ни униатов, ни филаретовцев, службу проводит на чистом церковно-славянском языке. Однако в последнее время, как он мне сам рассказал, не имеет молитвенного общения ни с каким епископом (это и побудило его устроить в своей хате место для богослужений).
Причина разрыва с правящим архиереем заключается в следующем. Батюшка убежден, что карты со штрих-кодом представляют собой печать антихриста, а епископ требует, чтобы все священники его епархии приняли документы с этими электронными метками. На почве этого конфликта случился разрыв между ревностным священником и правящим архиереем. Епархия лишилась одного заслуженного священника, любимого и почитаемого в народе. Батюшка остался один со своими верными прихожанами.
Я плохо разбираюсь в канонических вопросах, но мне кажется, что если священник не имеет связи со своим епархиальным епископом, то он не имеет и связи с Патриархом. А значит, он фактически стоит вне Церкви. То есть не может совершать ни божественную литургию, ни таинство венчания, не может отпевать усопших и крестить младенцев. Но священник, о котором я пишу, все это делает, и народ идет к нему. Я сама приглашала его соборовать свою больную бабушку.
Не раз я слышала от людей, что таких священников-одиночек можно встретить и в других селах. Так что, похоже, вопрос об электронных карточках вызвал самый настоящий раскол, только необъявленный, стихийный.
Я всего лишь мирянка с небольшим стажем церковной жизни и не смею судить своим судом священников и епископов. Но вопрос этот коснулся меня лично (и через меня — моей бабушки), и я должна определиться в своем отношении к происходящему. Если требование владыки неправомерно — он должен извиниться (хотя бы на Прощеное воскресенье) и разрешить всем настоятелям в епархии на свое усмотрение решать вопрос о принятии или непринятии карточек со штрих-кодом. Иначе грех раскола ложится прямой виной на архиерея, который буквально провоцирует отпадение честных священнослужителей от Церкви, причем вместе с паствой. В современных непростых условиях на Украине такую позицию назвать мудрой и безгрешной невозможно.
Если правящий архиерей не требует от своих клириков обязательного принятия штрих-кодов, то претензий к таким владыкам быть не должно, тем более нет повода из-за этого прерывать с ними молитвенное общение. Принял ли сам владыка электронную печать или нет — это дело его совести. Так же точно это есть дело совести каждого священника и мирянина. Мне кажется, что не принявший принявшего не должен осуждать, как и апостол Павел учил: "Ядый не ядущего да не укоряет, и не ядый ядущего да не осуждает. Бог бо его прият" (Рим. 14, 3). Тем более не следует выносить приговор, что тот "продал душу антихристу", "подставил чело и десную руку под печать", "поклонился зверю" и т. п. Ведь кто-то, не отрекаясь от своей евангельской веры, может не видеть в электронных кодах печати антихриста: мне самой вовсе не очевидно, что речь идет именно о ней. Кто-то может вменить ее, по слову апостольскому, в ничто, сохраняя чистыми свой лоб и правую руку, а главное — совесть. "Что же я говорю? То ли, что идол есть что-нибудь, или идоложертвенное значит что-нибудь?" (1 Кор. 10, 19). "Все, что продается на торгу, ешьте без всякого исследования, для спокойствия совести" (1 Кор. 10, 25).
Кто-то может принять электронные карточки не по доброй воле, а в качестве жертвы, скрепя сердце, чтобы обеспечить жизнь не себе, а своим близким — детям, престарелым, инвалидам и прочим иждивенцам, которые иначе будут практически обречены на голодную смерть: ведь нет никаких оснований считать, что уже наступили последние три с половиной года царствования антихриста!
Во всяком случае, если не давят на твою совесть и не побуждают к принятию штрих-кода, разрывать канонические отношения с церковным чиноначалием — грех и безумие.
Ситуация, пережитая мною на Украине, видится скорбной и безутешной... Видимо, прав мой духовник в Москве, который отношение к штрих-коду выразил следующим принципом. Кто может электронные печати сознательно не брать — должен делать все для этого возможное. Но при этом следует иметь любовь и снисхождение к тем, кто не смог противостоять требованиям чиновников из государственных и производственных структур и оказался вынужден принять новую форму налоговой отчетности. При этом совершенно недопустимо требовать принятия штрих-кодов в Церкви от священнослужителей и служащих в храмах, чтобы Церковь была светом миру и солью земли.
Вскоре после того, как я разобралась в этом вопросе и успокоилась, мне попалась книжка иеромонаха Иоанна (Когана) "Страх перед антихристом или послушание Церкви?". В этой книжке содержится попытка ответа на вопрос о принятии штрих-кодов православными верующими. Приводится мнение Св. Синода Русской Церкви и Синода Украинской Церкви, которое заключается в том, что штрих-код не есть печать антихриста и что, следовательно, не прегрешают смертно те, кто принял электронные карты. Несомненно правильной представляется очевидная мысль о. Иоанна о том, что епископам вверено управление церковным кораблем, что они имеют на это от Бога благодать и несут за это ответственность.
Однако при чтении книжки синайского монаха о. Иоанна (Когана), эмигрировавшего из России, возникает смутительное и недоуменное ощущение. Всем верующим и так известно, что Церковь земная управляется епископами. Зачем же для доказательства этого факта о. Иоанн (Коган) очерняет наших старцев-духовников? Причем самых известных и любимых в православном народе? Причем тех, к авторитету и мудрости которых прибегают нередко сами владыки? К чему это хамство? Что вообще способна "доказать" тщательно подобранная автором подборка ошибок, якобы допущенных старцами? Лично я большинство старцев, упоминаемых в книжке, не видела, но мой духовник с ними почти со всеми беседовал и убедил меня не доверяться критическому мнению о. Иоанна (Когана).
Любой человек имеет право на ошибку, Один Господь без греха. Ошибались апостолы, ошибались великие святые. Ошибся, например, пророк Божий Иона, предрекая скорую погибель граду Ниневии. Но его ошибка была угодна Богу и входила в Его Промысл.
Кого же брать в советчики при принятии духовно важных решений, как не умудренных сединою и праведной молитвенной жизнью духоносных старцев? Уж не сорокалетних ли умников вроде о. Иоанна (Когана)? Большая честь, конечно, что он учился на богословском факультете Афинского университета, но несколько раз в одной книжке с надменностью писать об этом, ставя себя вровень со своими "более старшими" выпускниками университета — святителями Василием Великим и Григорием Богословом, — по меньшей мере нескромно. Дух гордыни сквозит через страницы всей его книжки и, к сожалению, отравляет самые правильные и несомненные мысли, которые встречаются у автора. При этом он не замечает, что, желая объединить епископат и народ Божий, он сам вносит лишь большее разделение, вбивая клин между мирянами и священниками-духовниками.
В заключение моего письма поделюсь еще раз моим отношением к принятию штрих-кодов. Я вижу правду Божию в том, что в постановлении Св. Синода нашей Церкви штрих-коды не признаны печатью антихриста. Я вижу также правду Божию в том, что ревностные духовники, монахи и старцы при этом не благословляют принимать штрих-коды. "Все мне позволительно, но не все полезно" (1 Кор. 10, 23). Я хотела бы видеть в лице архиереев людей, умеющих донести настроение старцев и большинства православных мирян до властей. Я хотела бы видеть в лице священников-ревнителей людей более снисходительных к нам, слабым мирянам, и к ответственным за жизнь Церкви епископам. Я хотела бы видеть у всех православных людей понимание того, что архиереи отвечают не только за жизнь отдельных прихожан, но и всей епархии. И мне больно видеть, когда иные владыки требуют от настоятелей храмов поголовного принятия штрих-кодов, а в ответ на это священники вместо смирения и послушания священноначалию уходят в раскол.
Помоги нам всем, Господи, сохраниться в Церкви Твоей!

Раба Божия просфорница Надежда