http://blagogon.ru/biblio/448/

Рапорт священника Михаила Дубовицкого


Его Святейшеству, Святейшему Патриарху Московскому и всея Руси Алексию II

 
От клирика храма
Успения Божией Матери в Печатниках
иерея Михаила Дубовицкого
 
РАПОРТ
 

Ваше Святейшество, Святейший Владыко!

В нашем храме сложилась такая ситуация, что мне остается только покорнейше просить Вашей покровительственной помощи и Ваших Первосвятительских молитв о мне, недостойном иерее.

Довожу до Вашего сведения, что между мною и о. Георгием Кочетковым и его общиной конфликт достиг своего высшего накала. Обстановка моего служения в храме становится невыносимой: здесь следят за каждым моим шагом и движением, угрожают, устраивают провокации, мне задают оскорбительные вопросы, предъявляют невозможные требования, тайно записываются на диктофоны мои личные беседы с прихожанами. Последние события развернулись 7 июня, во время совершения мною Божественной Литургии. В то время, как я вышел причащать мирян и стал произносить молитву перед Св. Причастием «Верую, Господи...», группа мирян, активистов общины о. Георгия, начала бесчинно, перебивая меня, произносить слова этой молитвы на русском языке. Я переждал, пока это окончилось, и снова стал произносить молитву. Но о. Георгий уже стал причащать своих духовных чад, они запели «Тело Христово...», опять перебивая меня.

После запричастного стиха и после отпуста я говорил проповедь о единстве Святой Соборной Церкви, о священном церковном языке, призывая не допустить попрания этих святынь. Последнюю проповедь пытались сорвать, перебивая меня, всячески мешая мне говорить, производя этим беспорядок в храме. Так же было и на предыдущей службе, когда пытались сорвать чтение поучения преподобного Амвросия Оптинского. После службы о. Георгий обвинил меня в раскольнических действиях, в разжигании межрелигиозной вражды, он ответил угрозами на мое предложение пойти вместе в Патриархию, выяснить эти вопросы: «У нас есть другие методы кроме церковных, которыми мы можем на вас воздействовать».

Кульминация конфликта наступила после вечернего богослужения, когда толпа алтарников во главе с о. Георгием путем физической силы не давали мне взять мои личные вещи и уйти домой.

После богослужения у нас возникли разногласия по поводу исповеди. Тут же сбежались все алтарники и во время нашей беседы вели себя нагло, дерзко и невыдержанно. Я просил у о. Георгия остаться наедине с ним, он не пожелал беседовать один на один, тогда я отказался говорить с ним в присутствии толпы мирян и пошел одеваться, чтобы уйти, но распоясавшиеся церковные хулиганы, обступив, зажали меня со всех сторон, а их руководитель и духовник о. Георгий Кочетков, находясь в состоянии ярости, стал извергать на меня различные хулы и обвинения. В частности, он назвал меня сектантом, клеветником и доносчиком и тому подобное. Со всех сторон посыпались обвинения, оскорбительные вопросы, ехидные насмешки, издевательства вместе с наглым и хамским поведением.

Я просил дать мне мои вещи и отпустить меня домой, но меня не отпустили, а хулиганство по отношению ко мне только усилилось. Все мои попытки пройти к выходу оказались тщетными. Раздались возгласы: «Посадить бы его лет на пять за разжигание межрелигиозной вражды», и. о. Г.Кочетков, соглашаясь, сказал, что, возможно, скоро будет открыто дело в суде. Я заявил, что совершается насилие, применение физической силы против меня, так как меня не пускают домой. О.Георгий продолжал обвинять и злословить меня. Через некоторое время толпа хулиганов разошлась, и я в состоянии полного шока и ужаса пошел домой.

Святейший Владыко и милостивый отец! После всего этого я не знаю, что мне делать. Меня обвинили по 5-ти статьям уголовного кодекса, выписку из которого мне вручили. Кто оградит меня от угроз и оскорблений, которые обрушились на мою голову со стороны сборища хулиганов в общине о. Георгия Кочеткова. Мне тяжко и страшно приходить в храм. Еще раз, Святейший Владыко, покорнейше прошу Вашей Первосвятительской помощи.

Уповаю только на Господа и на Ваше покровительство.
 
8 июня 1997 год

Смиренный послушник Вашего Святейшества

священник Михаил Дубовицкий