http://blagogon.ru/biblio/959/

Николай КАВЕРИН
Следует ли совершать литургию Преждеосвященных Даров обязательно вечером, и можно ли в этом случае до полудня вкушать пищу?



В некоторых храмах литургии Преждеосвященных Даров в последнее время стали совершаться вечером. Якобы «по церковному уставу литургия Преждеосвященных Даров должна совершаться в вечерние часы». Кроме того, духовенство разрешает тем, кто захочет причаститься вечером, вкушать пищу до полудня (12:00 дня). «В наши дни, – заявляет митрополит Иларион (Алфеев), – для тех, чья профессиональная деятельность в дни Великого поста не прекращается, столь строгое воздержание невозможно и ненужно. Поэтому, согласно существующей практике, там, где литургия Преждеосвященных Даров совершается вечером, желающие причаститься воздерживаются от пищи в течение нескольких предшествующих часов. Этой практике нужно следовать и нам, желающим участвовать в этой прекрасной службе, которая помогает нести подвиг Великого поста и соединяет нас с Господом».

Рассмотрим, соответствует ли такая практика богослужебному уставу. Также проясним вопрос о воздержании от пищи перед вечерним причащением «в течение нескольких предшествующих часов».

Само по себе служение Преждеосвященной литургии в вечернее время может быть оправдано только одним: усилением аскетического делания во время Великого поста, что полностью соответствует смыслу прохождения великопостного поприща, немыслимого без усиления аскезы, как то пост и молитва. Причастник, согласно сложившейся евхаристической практике и каноническим нормам (29 прав. VI Вселенского Собора, 50 и 58 прав. Кафагенского Собора), воздерживается от принятия пищи и пития с полуночи. Когда же ему предлагается воздерживаться от пищи перед вечерним причащением «в течение нескольких предшествующих часов», то естественное для великопостного времени усиление аскетического делания (евхаристический пост) обращается в свою противоположность: до полудня можно успеть не только позавтракать, но и пообедать. В итоге мы получаем пародию на подвиг Великого поста и профанацию аскетического воздержания.

Истинно великопостный, подвижнический и аскетический подход для желающих причаститься за вечерней Преждеосвященной литургией должен заключаться в следующем: от желающего причаститься вечером требуется воздерживаться с полуночи от вкушения еды и питья, как это и соответствует традиции Церкви и канонам для обычной литургии.

Ни в коем случае не следует «догматизировать» время совершения литургии Преждеосвященных Даров: она может совершаться как вечером, в 18:00, так и утром, как это уже много десятилетий практикуется в большинстве московских храмов. Можно, например, в среду совершать Преждеосвященную литургию вечером, а в пятницу – утром. И это будет самым мудрым пастырским решением. Такую практику можно, слава Богу, сейчас встретить в некоторых православных обителях и ее следует всячески поддерживать и распространять.

А вот церковные реформаторы, опять-таки под видом «модернизации через возвращение к традиции», как раз догматизируют время: совершать Преждеосвященную литургию можно и нужно только вечером и никак иначе!
Но ведь Бог наш не связан временем, Он живёт в вечном настоящем. Поэтому и Церковь Его не очень следит за точностью во времени.

Совершение литургии Преждеосвященных Даров было в свое время перенесено на более раннее время исключительно по причине церковной икономии, ибо трудно было причастникам не вкушать совершенно никакой пищи и не пить воды с полуночи до вечера следующего дня.

Если уж строго рассмотреть уставной тезис, согласно которому «по церковному уставу литургия Преждеосвященных Даров должна совершаться в вечерние часы», то мы придем к выводу, что строго говоря служение Преждеосвященной литургии в вечернее время противоречит указанию Типикона.

В Типиконе однозначно указывается, что литургия Преждеосвященных Даров должна во всяком случае заканчиваться до наступления вечера, ибо в девятом часу (после 3-х часов пополудни) уже должно начинаться Великое повечерие (см.: понедельник 1-й седмицы Четыредесятницы. Великий канон начинается «О часе девятом»).

* * *

В обоснование «допустимости» вечернего служения Литургии сейчас ссылаются постановление Священного Синода РПЦ от 28 ноября 1968 г. (журнал № 41). В 1968 году Священный Синод постановил:

«1. Благословить в храмах Московского Патриархата совершение вечером Божественной литургии Преждеосвященных Даров там, где правящий архиерей сочтет это полезным;

2. При совершении Божественной литургии Преждеосвященных Даров в вечерние часы воздержание для причащающихся от принятия пищи и пития должно быть не менее шести часов; однако, воздержание перед причащением с полуночи до начала данных суток весьма похвально, и его могут держаться имеющие физическую крепость».

Постановление 1968 года было инициировано митрополитом Никодимом (Ротовым) при поддержке лишь трёх архиереев, проходивших свое служение за границей, – высокопреосвященных Антония, Ионафана и Василия. Этот вопрос, вынесенный на рассмотрение Священного Синода в 1968 году, не выражал ни потребности российской православной паствы, ни желания нашего епархиального Священноначалия. Примечательно, что с соответствующим предложением не выступил ни один из епископов, служащих в Отечестве, но лишь те двое, служение которых проходило за рубежом: митрополит Сурожский Антоний, Патриарший Экзарх в Западной Европе и архиепископ Нью-Йоркский и Алеутский Ионафан, Патриарший Экзарх Северной и Южной Америки. Причина их озабоченности очевидна: влияние инославного, прежде всего католического, окружения, где привычным стало служение мессы в любое время суток. Это, бесспорно, является соблазном для православных («Почему у нас должно быть хуже, чем у соседей?»). Крайне важно отметить, что ни один из наших архиереев, кроме названных экзархов Дальнего Зарубежья, не воспринял эту чуждую Православию практику, как полезную или приемлемую для своей епархии. Единственным, кто поддержал предложение западных экзархов, оказался также служивший на Западе архиепископ Брюссельский и Бельгийский Василий, который выразился предельно откровенно: «Вечерние Преждеосвященные литургии должны вводиться с осторожностью, в зависимости от местных условий и состава верующих. Они легче могут быть введены среди православных западного происхождения, чем среди русских, легче среди молодёжи, чем среди старых».

В решении Синода 1968 года непонятно только одно: откуда появился временной промежуток воздержания от пищи в 6 часов? Например, в ночь на Пасху перед началом полунощницы (23:30) читаются Деяния апостолов: именно в это время в древности братия в трапезной храма под чтение Деяний вкушала последний раз постную пищу перед Пасхальным богослужением. Получается меньше шести часов!

Так что евхаристический пост в 6 часов воздержания от пищи со временем может превратиться в 3, и даже в 1 час, как это практикуется у католиков перед причащением на мессе.

Вывод отсюда только один: перефразируя решение Синода 1968 года, следует со всей ответственностью заявить, что воздержание перед причащением с полуночи не только весьма похвально но и канонически необходимо.

* * *

По Уставу служение Литургии в определённые дни полагается не вечером, а «в соединении с вечерней». При этом служение вечерни днём или даже утром ничуть не хуже, чем общепринятое служение утрени вечером или ночью. Это – вопрос традиции, а в Русской Церкви, как признают сами модернисты, вечерних Литургий не было никогда, потому что позднее причастие затруднительно для большинства верующих. Всё-таки, сказано: Суббота для человека, а не человек для субботы (Мк. 2,27).

В результате проведения Преждеосвященной Литургии вечером к вечернему причастию приступают люди, должным образом не постившиеся и не молившиеся на уставном богослужении. 

Общеизвестно, что перед причастием христианину полагается присутствовать на всех службах суточного круга, предшествующих Литургии. Если речь идёт не о постовом дне – это, как правило, вечерня и утреня плюс часы. Не меньшие требования, очевидно, должны быть предъявлены желающим причаститься на Литургии Преждеосвященных Даров, которую, согласно Типикону, предваряют утреня, часы 1-й, 3-й, 6-й, 9-й и изобразительны. Причастие в будние дни никак не должно быть более «легкодоступным», чем в воскресенье.

О необходимости непременного говения с полуночи говорится в 58 Каноническом Правиле Карфагенского Собора: «О священнодействии случающемся после обеда, истинно есть, да не ядшими достойно совершается, и тогда утвержденó сие». Это установление подтверждено в более жёсткой формулировке также 29-м Каноническим Правилом VI Вселенского Собора. Поэтому все рекомендации о «шестичасовом» или «семичасовом» говении перед вечерним причастием попросту противоречат Правилам Апостольской Церкви. Кто не способен исполнить канонические требования для подготовки к причастию в будние дни, тот может «не в суд или во осуждение» причаститься в ближайший субботний или воскресный день.

* * *

Скажем ещё раз: ничего страшного в самой практике совершать Преждеосвященную литургию вечером нет. Об этом говорится и в «Известии учительном»:

«Время служения литургии есть, по древнему церковному обычаю, третий час дня, но также может и раньше и позже начинаться и совершаться Божественная литургия, если будет такая необходимость; только не прежде рассвета дня, тем более, после полудня (ночные литургии на Рождество и Пасху являются исключениями, специально оговоренными Уставом. – Н.К.). Кто так начинает и совершает литургию – согрешит. Но есть в Церкви особые урочные дни, в которые подобает совершать литургию после полудня, тем более, когда литургия совершается вместе с вечерней, например: Преждеосвященные литургии, литургия в Великую субботу, литургии в навечерия Рождества Христова и Богоявления и в день Пятидесятницы».

Опыт многих приходов и монастырей показывает, что если не слишком сокращать чинопоследования великопостной утрени и часов, то Литургия Преждеосвященных Даров на приходе не должна начинаться раньше полуденного времени. Поэтому стремление к вечернему причащению похвально – но при условии, что великопостную среду или пятницу мы проводим в отрешении от мiрских суетных дел, предавшись долгой уставной молитве полного суточного круга и с разрешением строгого поста лишь после причастия. В противоположность этому, вечернее служение Литургии может оказаться в осуждение тем, кто дерзнет приступать к Святыне, игнорируя предписанное Уставом богослужение и говение.

Призывы к реформированию традиционного православного богослужения (якобы в миссионерских целях) свидетельствуют только об одном: об отсутствии подлинной веры в Бога у нынешних «креативных» церковных реформаторов. Никого, никогда и никакими человеческими силами обратить ко Христу невозможно: «Никтоже может приити ко Мне, аще не будет ему дано от Отца Моего», – говорит Господь. Об этом же замечательно сказал архимандрит Рафаил (Карелин): «Если Бог не призвал, то и ухищрения не помогут».

В нашем намоленном веками церковнославянском богослужении, в русской литургической практике важен прежде всего духовный опыт подвижников благочестия, молитвенный подвиг наших благочестивых предков. Поэтому наш долг – бережно хранить эту драгоценную жемчужину Православной Церкви и церковного Предания: литургические традиции Русской Церкви и церковнославянское богослужение, которое уже более тысячи лет просвещает русский православный мiр и души верующих.