http://blagogon.ru/digest/591/

О библеисте Андрее Десницком

10.08.2015


Как библеист Десницкий немножко улучшил апостола Павла

Все говорят: библеист Десницкий, библеист Десницкий. Ото всех я слышал про него, а сам ни разу не видел. Сколько раз уже (тысячу раз), напившись или с похмелюги, проходил по Москве с севера на юг, с запада на восток, из конца в конец, насквозь и как попало, – и ни разу не видел библеиста Десницкого (типа ©Ерофеев). Но уж, видно, таково «библеист», как сразу же и непременно к нему притянется «Десницкий». И, равномерно, наоборот. А тут попался мне на глаза его собственного изготовления новейший перевод на русский язык «Послания к галатам» апостола Павла. Предлагаемый в качестве «общедоступного». Библеист-новатор Десницкий подправил в нём не столь уж многое. Но зато – в меру его собственного специфического представления о непостижимой гармонии этой русской речи.

Ну, например, вместо яркого, экспрессивного, укоренённого в традиции Павлова восклицания: «Да не будет!», которое Десницкий приводит в качестве возможного извода и которое действительно просилось на замену синодального варианта «Никак!» (3. 21), – мы получаем то, что библеист Десницкий и библеистка Ася Штейн, вероятно, говорят друг другу в их семейной повседневности: «Ни в коем случае!». Остаётся предположить: это самое «Ни в коем случае!» и есть в новой редакции наилучшее в «общедоступном» смысле.

Вместо нынешнего в Синодальном переводе: «Так и мы, доколе были в детстве, были порабощены вещественным началам мира» (4. 3), – у «общедоступного» Десницкого читаем: «Так и мы, пока оставались младенцами, были подчинены элементарным и материальным правилам». Вот прямо так и улучшил своими кривенькими переводческими ручонками ёмкую онтологическую метафору «вещественных начал мира». Будут теперь в наказание суконными «элементарными и материальными правилами». Короче, «Элементарно, Ватсон!» – «Материально, Шерлок!» И докажите мне, если сможете, что это не просто тьфу.

Читаем дальше. Было у православных: «Вы шли хорошо...» (5. 7). Предлагается библеистом Десницким для всеобщего пользования: «Вы прекрасно совершали свой забег». Типа забег у него с бегунком на руках. У Ахмадулиной и то ближе к апостолу Павлу: «Вот человек, который начал бег...» А у нашего библеиста натуральным образом выходит какой-то шукшинский и вошедший в поговорку «забег в ширину». И даже если в греческом оригинале действительно стоит слово «забег», то всё же, если берёшься за его русский перевод, то хорошо бы иметь для этого случая и русское же ухо. Или пересадить его, что ли, себе, коли Бог таковым не благословил.

Что, конечно, нисколько не мешает библеисту Десницкому взяться за посильное поновление такого, например, отрывка: «Впрочем никто не отягощай меня, ибо я ношу язвы Господа Иисуса на теле моем» (6. 17). Получается же с неизбежностью нижеследующая десницкиада: «И пусть впредь никто не доставляет мне лишних трудов – мою принадлежность Иисусу доказывают следы на моем теле». Вместо «язв Господа Иисуса на теле моем» – «следы на моем теле», которые вдобавок «доказывают». Этого даже комментировать не стану, чтобы с любезной подачи бесслухого библеиста Десницкого не впасть в богохульную скабрёзность. Пусть про «общедоступные» «следы на теле» библеисты сами дискутируют с криминалистами.

В предисловии к своим «переводам» наш драгоман пишет: «Я прекрасно помню, как сам впервые познакомился с новозаветными посланиями, будучи студентом первого и второго курсов филфака МГУ. Я охотно читал самые разные книги по программе и просто так, в том числе и древние тексты, но тут... Я не понял практически ничего». Время идёт, а люди не меняются. 

 Виктор Малухин. Религия и СМИ


Интеллигенции нужна оппозиционная Церковь


Очередную похабную статью либерального публициста Андрея Десницкого прокомментировал священник Святослав Шевченко. Отец Святослав пишет:

«Совсем незамеченной осталась колонка известного библеиста Андрея Десницкого в Газете.ру. Да, она совсем не о библеистике. И, вообще, разве может быть интересна священная история аудитории этого СМИ? Тамошней почтенной публике более интересней почитать про то – какие у Церкви “каналы замусорены”, про “попов на майбахах”. Ну, в крайнем случае, послушать церковных (или околоцерковных) экспертов о массовом выходе народа Божьего из презренной “ЗАО РПЦ”. Вот об этом и колонка.

Размышления были озаглавлены как “Побег из Церкви”. Самое лингвистически занятное в заголовке – слово “побег”, потому что побег может быть только оттуда, где тебя насильно удерживали – из тюрьмы, плена и т.д. Ощущение после прочтения, что автор уже сидит на чемоданах и смотрит как мимо него спешат спотыкаясь люди, закрывая ладонями глаза и нос – к выходу.

Андрей Десницкий пишет о своих знакомых, хлопнувших церковной дверью, которые уже “складываются в десятки”. Позволю себе предположить, что выходят из Церкви люди, которые принадлежат к либеральному кругу общения автора. Так почему же они предают Христа? (Сейчас вероятно, меня бросятся поправлять, дескать, Церковь и Бог разные вещи. Но тут нет никакой описки – вы почитайте основы христианского вероучения и поймете сущность Церкви Христовой).

Причины банальны. Церковь бросают те люди, которые искали там все, что угодно, но только не Самого Христа. Кто-то приходил в храм прикоснуться к древней культуре, а кто-то искал опоры для своей политической позиции. Интеллигенция советской эпохи искала там нечто иное.

Вот ключевое предложение всего текста: “Когда-то они или, точнее, мы приходили в церковь как в мир, иной по сравнению с унылой советской пропагандой или буйством дикого капитализма”. Вы слышали? Они приходили не ко Христу… они приходили “в мир, иной по сравнению…”. Видимо, пощипать свои социально-эстетические чувства. Они нашли в Церкви островок оппозиции существующей действительности. Вот куда они шли.

Это почти тоже самое, как если бы интеллигенты гуляли-гуляли – и от палящего солнца спрятались бы в прохладной церковной тени. А когда светило сбавило обороты, то убежище стало не нужным. Сейчас объясню к чему я клоню.

Когда Церковь перестала быть оппозицией чему-либо – она перестала быть им интересной. Так вот, может и слава Богу, что таковые выходят из Церкви? На мой субъективный взгляд, опасность для Церкви именно в том, что такие интеллигенты все-таки останутся в ней при потерянном интересе. Почему? Потому что они непременно превратятся в оппозицию внутри неё. Для чего? Например, бороться за “честные выборы”. Читающий, да разумеет».


 




Поддержка сайта «Благодатный Огонь»:
Карта Cбербанка: 5332 0580 7018 9424
Яндекс-Деньги: 410012614780266