http://blagogon.ru/digest/741/

О «холуйской свободе» наших либералов.
Размышления в поддержку позиции протоиерея Алексия Чаплина, выраженной им в статье «О потерянном рабстве и рыночной свободе»

7.11.2016
Диакон Илья Маслов

«Так мало нужно ума, познаний, таланта и энергии, чтобы стать в наше время либералом!»

Константин Леонтьев
 

Рабы на свободе

Протоиерей Алексий Чаплин написал статью «О потерянном рабстве и рыночной свободе» (http://www.blagogon.ru/digest/737/) на вполне традиционную для православного богословия тему: свобода и рабство в христианском понимании. Российские либералы взорвались в «благородном» гневе на… свободную мысль о свободном рабстве христианина Богу, Его Церкви и Государству. Рабы транснациональных финансовых элит отреагировали, как по приказу, на очень простую, ясную и разоблачающую мысль: мы все – рабы (абсолютной свободы нет ни у кого, кроме Господа Бога), вопрос лишь в том, чьи.

В продажной «свободе» самовыражения убеждает нас самый «свободолюбивый» класс в России – творческая интеллигенция. Вот где «рабство дикое» всему чему угодно: страстям, вкусу толпы, грантам, политической конъюнктуре, собственной бездарности и чванным амбициям. Новой «творческой буржуазии» свобода от государства, от идеологии, от веры нужна для быстрой и выгодной торговли. Это Александр Иванов мог писать «Явление Христа народу» 20 лет, это Михаил Булгаков еще мог позволить себе работать «в стол», это Никита Михалков свою «Родню» три года пробивал к показу, а «свободным художникам» типа Лунгина, Райкина, Звягинцева, Учителя и прочим свой «продукт» надо быстро сбывать: деньги нужно отбить, да и в Каннах ждать не будут. Упомянутые господа, конечно, еще пока свободны от уголовной ответственности за свою неприкрытую русофобию и пропаганду извращений, но «творчество» их крайне зависимо от спроса и предложения. А на мировом рынке антироссийских услуг – другие господа. Как ни крути, а «свобода» райкиных и К° оборачивается холуйством перед Западом во «всех оттенках голубого».

Ну, это отступление, вернемся к статье прот. Алексия Чаплина. Что нового сказал батюшка своей статьей? По сути – ничего оригинального (в лучшем смысле), все очень традиционно.

По данному вопросу писало множество святых Отцов и церковных писателей, как древних, так и наших современников. Нормативное отношение к социально-политической несвободе у Церкви всегда колебалось от нейтрального до благословляющего, ибо в первую очередь проблема рабства и свободы имеет для православного человека духовное и психологическое (душевное) измерение. В самом общем смысле (за исключением отдельных пассажей) статья о. Алексия написана в духе работ наших русских святителей-богословов XIX–XX вв., которым приходилось перед лицом безбожного либерализма и всеобщей эмансипации напоминать вечные христианские истины. Послушание и смирение выше «прав и свобод»; в обществе нет и не может быть равенства, а есть иерархия; рабство страстям и греху во сто крат хуже крепостной зависимости; свобода во Христе есть подчинение воли Божьей, а не своеволие «просвещенного гуманиста»; монархия от Бога, а демократия от диавола – об этом в разное время и по различным поводам писали святители Филарет Московский, Игнатий (Брянчанинов) Кавказский, Серафим (Соболев) Богучарский.

Ажиотаж вокруг вопроса, как Церковь смотрит на свободу и рабство, поднимается обычно в контексте социальной нестабильности, мировой напряженности, революционных брожений. И всегда «прогрессисты» начинали глумиться над церковными «охранителями» самым пошлым образом.

Святитель Филарет Московский развивал свое государственное учение на фоне европейских революций 40-х гг. XIX в. Троны «христианнейших королей» в Европе колебались, а в это время Лесков подсмеивался над святителем-государственником в «Мелочах архиерейской жизни». Образ митрополита Филарета (Дроздова) как «крепостника» и «реакционера» перекочевал в советское литературоведение из этих самых лесковских анекдотов. Святитель Игнатий (Брянчанинов) писал о христианском отношении к рабству в сложной внутриполитической обстановке, когда не беспрепятственно и не без провокаций шла крестьянская реформа. Либералы-западники не оставили и этого архиерея без ярлыка: господин Герцен поиздевался над епископом в памфлете «Во Христе сапер Игнатий». Известные работы новопрославленного святителя Серафима (Соболева) – «Русская идеология» и «Об истинном монархическом миросозерцании» – создавались в эмиграции, после революции и гражданской войны, в осознании того, что ложно понятая свобода, западные демократические ценности и собственная безбожная интеллигенция довели историческую самодержавную Россию до краха. И вновь масса критики от любителей потрепаться во французских кофейнях о ценности своего «Я». Прикормившаяся на подачках от ИМКИ (YMCA) либеральная профессура парижского Свято-Сергиевского института клеймила владыку Серафима «старообрядческим начетчиком» и из интеллигентской солидарности превозносила еретические взгляды прот. Сергия Булгакова.

В 1991 году геополитическая катастрофа России, по выражению Президента В.В. Путина, повторилась снова. И снова те же диавольские искушения – свобода, Запад, демократия. Каждый раз, когда мы совращались социальной свободой, мы оказывались в еще худшем рабстве «западным партнерам» и их добровольным холуям – российским либералам и национал-предателям.

Сегодня российский либерал так боится подчинения Церкви и Государству, что с радостью продаст душу хоть диаволу, хоть Хиллари Клинтон – лишь бы против России и русского Православия! Он готов уважать любого извращенца-содомита, но только не православного традиционалиста. Украинского фашиста он будет любить больше, чем своего крымского соотечественника. Здесь какая-то патологическая, почти демоническая одержимость бороться против всего державного, патриотического, православного, русского.

Только этой одержимостью я объясняю поднявшийся шквал безаппеляционных обвинений со страниц либеральных СМИ по поводу статьи о. Алексия Чаплина. Это не интеллектуальный спор славянофилов и западников в добрых традициях Хомякова и Чаадаева, это – современная информационная война. Эффект статьи был подобен разорвавшейся бомбе в тылу врага. Не случайно они все объединились в общем ответном ударе, невзирая на свою партийную, религиозную и прочую принадлежность. Либеральная психология против «рабской»! Тут единым фронтом выступили и белоленточник Гудков, и атеист Невзоров, и «православный» религиовед Кнорре из «вышки» (ВШЭ). Даже Синодальный отдел по взаимоотношениям Церкви и СМИ, по утверждению «Независимой газеты», подыграл здесь своим либеральным единомышленникам: лягнул лишний раз журнал «Благодатный Огонь», напомнив о своей давней предвзятости в отношении к православно-патриотическим СМИ. Церковно-либеральному аппарату г-на Легойды, видимо, приятнее иметь дело с либеральной церковной прессой, вроде кочетковской газеты «Кифа», чем с авторитетными консервативными изданиями.

На что, собственно, ополчились господа либералы, если говорить уже о содержании статьи? Небольшой анализ претензий и контраргументов с их стороны несложно провести. Спорить со взбесившейся, но безымянной блогосферой (имя ей «Легион») – это симуляция и признак умственного расстройства. Блогерам пусть проповедует диакон Кураев, который, кстати, первым и «сдал» священника либеральной инквизиции (http://diak-kuraev.livejournal.com/1378710.html). Гудков и Невзоров в религиозных вопросах некомпетентны. А вот на заметку – «По капле вдавливать в себя раба» – доцента Б.К. Кнорре из Высшей школы экономики, опубликованную в «Независимой газете» (http://www.ng.ru/ng_religii/.html), я отвечу. Тем более, что специальность у нас одна – религиоведение, и в Православном Свято-Тихоновском Гуманитарном Университете (ПСТГУ) я тоже, как и Борис Кириллович, учился, и преподавательской деятельностью мне также приходится заниматься. Только, в отличие от него, я не либерал и во многом поддерживаю позицию прот. Алексия Чаплина.

Рабство и раболепство

Теперь по существу. Религиовед и философ Борис Кнорре хочет в самом начале своей полемики встать на прочный аксиоматический фундамент. Это логично. Философ-марксист опирается на Маркса, богослов – на святых Отцов, доцент «вышки»… на Чехова! Выставить русского драматурга (с его афоризмом о «выдавливании из себя раба») главным идейным оппонентом протоиерею – смелая методологическая находка. Но, простите, Антон Павлович не истина в последней инстанции в вопросах религиозных, как это утверждает г-н Кнорре. Этика интеллигентская и этика православная не всегда совпадают.

Опустим походя брошенный доцентом камень в личность царя Ивана Грозного – это признак «рукопожатности» для «своих». Чехов им нужен, а государство – нет. Дальше целый абзац про о. Всеволода Чаплина. «Слово «Чаплин» в церковном контексте уже стало нарицательным», – а как же иначе может быть для либеральной тусовки? «Античеловеческие идеи» о. Всеволода об ответственности зажравшейся компрадорской элиты, в том числе и в сфере образования, перед Богом и народом пугают Высшую школу экономики. Чаплин, еще один Чаплин, рабство, державность, народ, православное государство – столько страшных слов! Передернулся, конечно, немного Борис Кириллович и сразу пошел в атаку на о. Алексия.

Первое, на что простирают свой «праведный» и «свободолюбивый» гнев Кнорре и подобные ему либеральные критики – это пресловутая «рабская психология». Не буду придираться к словам и рассуждать, насколько адекватна терминология о. Алексия Чаплина. Статья – жестко полемическая, поэтому если бы она не резала слух, было бы странно. Но мысль автора предельно ясна и, как уже было упомянуто, в духе святоотеческого Предания.

Подлинная свобода – в добровольном рабстве: «Возьмите иго Мое на себя, и научитесь от Меня, ибо Я кроток и смирен сердцем» (Мф. 11:29). А настоящее рабство – в иллюзорной свободе: «будете, как боги» (Быт. 3:5). И то, и другое, помимо чисто духовной интерпретации, имеет и свое социально-политическое измерение. Христос не был первым революционером, как учили обновленцы прошлого столетия, не был Он и рафинированным пацифистом в стиле Толстого и Ренана. Господь учил, как «власть имеющий», обличал лицемеров и опрокидывал столы торгашей, но в то же время платил подать кесарю; подчинялся как иудейским обычаям, так и римским законам; освятил вечным смыслом Римскую империю, воплотившись в ней. За один лишь этот факт Церковь по сей день прославляет в своих рождественских песнопениях «единоначалие Августа» – языческого императора. «Рабскую психологию», а попросту говоря божественное смирение, показывает нам Христос в таинстве Своего кенозиса – самоуничижения: «приняв образ раба… смирил Себя, быв послушным даже до смерти, и смерти крестной» (Флп. 2:7-8).

Чтобы понять то, что «выдавливание из себя раба» и «рабская психология» неантагонистичны в христианской традиции, обратимся к святителю Иоанну Златоусту. В толковании (Беседа 19) на столь спорное в синодальном и славянском переводе место из 1 Послания апостола Павла к Коринфянам – «но аще и можеши свободен быти, больше поработи себе» (1 Кор. 7:21) – Златоуст тонко разводит понятия раболепства как служения ради себя и рабства как служения ради Бога (http://predanie.ru/ioann-zlatoust-svyatitel/). Первое относится к похоти плоти, чревоугодию, честолюбию, корыстолюбию – эту психологию потребителя, культивируемую законами свободного рынка и надо, с христианской точки зрения, «выдавливать» из себя: «Иосиф был рабом, но не раболепствовал людям, потому и в рабстве был свободнее всех свободных». «Таково христианство: оно и в рабстве доставляет свободу, – это говорит не протоиерей Алексий Чаплин, а Учитель Церкви и святой, – Что пользы, скажи мне, если ты человеку не служишь, а страстям раболепствуешь? Люди часто умеют и щадить, а эти властители никогда не насыщаются твоими бедствиями».

Отдельно упомяну и нашего отечественного святителя – Игнатия (Брянчанинова), который, сколько бы ему это не приписывали, защищал не крепостное право, а трезвый православный взгляд на социальное неравенство: «Ни равенства, ни совершенной свободы, ни благоденствия на земле в той степени, как этого желают и это обещают восторженные лжеучители, быть не может. Это возвещено нам Словом Божиим; доказано опытом. Несвободное состояние людей, имеющее многоразличные формы, как это должно быть известно и понятно всякому образованному, есть последствие ниспадения человечества во грех. Первою властию была объявлена власть мужа; первою зависимостию – зависимость жены. С этой минуты власть сопряжена с насилием, подчинение сопряжено со страданием. Такими они остаются поныне; такими останутся до окончания мира» (http://www.booksite.ru/fulltext/Polnoe_sobranie_sochinenii/). Можно, конечно, противопоставлять отвлеченное рабство и абстрактной любви, как это пафосно делают почти все критики статьи, но в любой нормальной традиционной семье, к примеру, любовь (не декларативная, а деятельная) начинается с послушания, с умения одного добровольно уступить другому ради мира и спокойствия всех.

От себя дополню концепцию о. Алексия Чаплина: «рабская психология», о которой говорится в статье, неразрывно связана с православным учением о катехоне – эсхатологическим «удерживающим» от полного свершения «тайны беззакония» (2 Фес. 2:7). Не будем подробно касаться вопроса, кого святые Отцы понимали под этим катехоном – тут разные толкования, но важно другое: «удерживание» связано с властью и насилием. Если этого «удерживания» – как со стороны Церкви, так и со стороны Государства – «свободномыслящий индивид» не приемлет, то он для православного сознания становится «сыном погибели», предтечей антихриста, вольным или невольным строителем нового Вавилона. В сегодняшних геополитических реалиях любому непредвзятому человеку видно, что современная Россия, даже при всех несовершенствах своей государственной системы, современная Русская Православная Церковь, также со всеми издержками, являются главным препятствием на пути создания нового мирового порядка.

Российский либерал, диссидент, западник столетиями раболепствует Западу и порой не ради идей, а ради комфортабельного существования, поэтому его «свобода» – «холуйская свобода». Истерика потребительского класса на антироссийские санкции похожа на ропот коллективного «Петрушки», не получившего от барина привычного целкового «на водку». Замечу, что в статье о. Алексия нет ни малейшего намека на то, что можно назвать «лакейством», «холуйством», «лизоблюдством». Эти «достоинства» – из противоположного лагеря.

Религиовед из Высшей школы экономики пытается утверждать, что по-настоящему в Церкви «рабское сознание всегда рассматривалось как недостаток, а не как достоинство». Мол, «подставил» батюшка-мракобес с одиозной фамилией всю Церковь перед просвещенной публикой. Но подтверждения своим словам г-н Кнорре не найдет ни в одном классическом толковании тех мест Священного Писания, которые цитируются мною или о. Алексием. Когда Церковь учит о свободе, она учит о качественной свободе, о «свободе для», а не о «свободе от». Последнее характерно для «либеральной психологии», но не для христианского учения.

О. Алексия «заклевали» за якобы ущемление личности. Кто это говорит? – Серая масса блогеров, прикрывшихся выдуманными «никами», и довольно опытные политические провокаторы, как Кураев или Невзоров. Высокое значение личности в христианстве не противоречит «рабскому сознанию», потому что ни то, ни другое не относится к правовым категориям. Эту искусственную дилемму создают как раз те, кто профессионально манипулирует общественным сознанием, внушая через либеральные СМИ, что внешняя свобода способствует раскрытию личности. Константин Николаевич Леонтьев, питавший эстетическую неприязнь к «среднему» во всем либералу, еще в 70-е гг. XIX столетия, спрашивал у них: «Каким это образом выходит, что даже рабство и всякие стеснения, во многих случаях, развивали личность – и народную, и единичную больше, чем общеевропейская свобода?» («Чем и как либерализм наш вреден»). Ответом на это служит современная постмодернистская культура: массовость, безликость, безыдейность и плебейская страсть к опошлению классики. Когда «права человека» насилуют этику, красоту, историческую память, религиозную идентичность, а в это время какой-нибудь гомофильский «деятель культуры», рекламируя свое очередное произведение разврата, строит из себя «творческую личность», хочется сказать прямо в лицо: холуй! Барина нет – все можно.

Поразительно, как ополчился коллективный либерал на слова из статьи: «Для того чтобы постичь истину, мы должны перестать “включать мозги” и начать на деле себя мнить ничем и звать никем. Одним словом, мы должны взращивать в себе раба». Как резануло – будто по живому! Напомню г-ну Кнорре и всем, кто возмутился этим пассажем, что в православной традиции человек – это лишь проводник или воли Божьей, или воли сатанинской. Конечно, личной ответственности Господь с человека не снимает, потому он и будет судим и за дела, и за помыслы, и даже за намерения. Но нормой православного мировоззрения является отречение от себя любимого. Мы отказываемся даже от своих «авторских прав» не только на добродетель («Господь помог», «Господь устроил», «во славу Божию»), но и на грех («изобретатель» греха – диавол). Пусть выпускник ПСТГУ Кнорре вспомнит учение преп. Максима Исповедника о двух волях в человеке – лучшей «психологии» он не найдет – и увидит, что воспеваемая либерализмом «свобода выбора» (избирательная воля) есть ценность со знаком минус в богословии. Мы выбираем между добрым и лукавым только потому, что в силу собственной гордыни исказили естественное стремление (природную волю) к Богу, к Истине. Либеральная сатанинская идеология играет на нашей «удобопреклонности» ко греху и обманывает через массовую культуру юных дебилов, взращивая в них сознание «хозяина собственной судьбы». Это они – жертвы либеральных экспериментов ВШЭ – думают, что, включая айфон последней модели, «включают мозги» и мнят себя «хозяевами жизни», а на самом деле представляют собой сетевых рабов, встроенных в чьи-то глобальные проекты. И сколько при этом чванной и глупой самоуверенности! Написал хамский комментарий к статье священника – молодец, герой, за свободу! «Постебался» над Президентом в блоге – ну, ты и декабрист! Поставил «лайк» на русофобском фильме – крутой! А в это время русский офицер в Сирии вызывает огонь на себя, и этот подвиг можно совершить только, забыв себя, свой эгоизм, ставя общее выше частного. Удивительно, что герои духа проявляются именно там, где строже всего воинская дисциплина – «рабская психология»: среди монахов и солдат. Нынешний либерал хоть за что-нибудь может умереть? Подвиг совершается в решительном смирении.

Во-вторых, религиовед Кнорре не чужд аналитики. Специфика работы в «вышке» дает о себе знать: даже религиоведение там прочно стоит на экономических рельсах. И Борис Кириллович задается классическим вопросом – qui prodest – «кому может быть нужно появление дискредитирующего православие текста»? Мне это уже хорошо известно. Когда два года назад я написал открытое письмо проф. Зубову (http://www.blagogon.ru/digest/499/), выражая свою гражданскую позицию по поводу его предательской русофобии, то протодиакон Кураев тоже искал «заказной» кремлевский след в моей публикации. Кнорре прочит в «заказчики» протоиерейской статьи о рабстве чуть ли не весь епископат Русской Церкви. «Превентивный выпад» против передела финансовых потоков – не больше, не меньше, по мнению Кнорре. Я же оставлю в стороне вопрос о «заказчиках» – моя фантазия не столь богата – и скажу, почему статья о. Алексия Чаплина дошла до своего адресата. Те респектабельные и «рукопожатные» медийные персоны, устроившие информационную травлю священника и мнящие себя «верующими без фанатизма», узнали себя самих в опубликованной статье. Это им нужно «розовое», комфортабельное, компромиссное, легко-гламурное, безответственное, пацифистское христианство как частная религия частного человека – холуя-потребителя. В нем им так же будет удобно, как и в «гражданском обществе» – райской мечте всех либералов. В этом, на мой взгляд, кроется истинная суть аналитических построений г-на Кнорре. Его интересует экономическая подоплека «рабской психологии» – что же еще может интересовать рыночного «христианина»!

В-третьих, что за манера у либеральной интеллигенции относиться к своим оппонентам, как к пациентам на приеме у психоаналитика? «Что касается его (о. Алексия – И.М.) внутренней мотивации к написанию подобной статьи, – пишет Кнорре, – не исключено, что помимо чисто прагматических целей угодить начальству присутствует то, что в психологии называется рационализацией – то есть необходимость обосновать для самого себя свое зависимое положение, оправдать несвободу и административную зависимость от воли архиерея». Еще бы по Фрейду протестировал! – сублимация и все прочее… А чем мотивируется написание статьи самого Б.К. Кнорре в «Независимой газете»? – Может, помимо «корпоративной этики» и гонорара, это – тоже рационализация: попытка доказать самому себе, что я, мол, не раб какой, не ватник, а свободный легионер пятой колонны? Как Вам такая психология, Борис Кириллович?

Четвертое. Многие критики о. Алексия (даже из патриотического лагеря) бросались цитатой «кесарево кесарю, а Божие Богу» (Мф. 22:21), превратно объясняя ею якобы благословенный индифферентизм православных к государственной власти. Ничего подобного в святоотеческой Традиции нет. Это активная, а не пассивная заповедь. Служение государственной власти есть такой же долг христианина, как и служение Богу. Об этом традиционном, а не демократическом толковании евангельского места прекрасно со многими цитатами и примерами написано в работе свт. Серафима (Соболева) «Об истинном монархическом миросозерцании». Другое дело, что отношение к различным формам политического устройства у Церкви неодинаково: одних правителей она благословляет, других терпит, а против каких-то возвышает и свой голос. Легитимность власти, с точки зрения «политического» православного богословия, напрямую зависит не от народа, а от Бога. Об этом в статье священника есть принципиальная оговорка: «Каким властям мы должны быть покорны, а каким нет, определяет Бог. А Его волю может ведать только тот, кто совершенно не имеет своей воли, тот, кто стал истинным рабом Бога».

Новое рабство

Статья «О потерянном рабстве и рыночной свободе», действительно, появилась очень своевременно. И это правильно подметили ее критиканы. Она небезупречна в частностях (в апологии архиерейской роскоши, скажем), но по смыслу и в главной своей идеи автор совершенно прав. Статья о. Алексия несет в себе мощную антилиберальную направленность и полностью дезавуирует либеральное христианство и либеральное гражданство, замешанные на национал-предательстве, пораженчестве, толстовстве и вечном диссидентстве – с одной стороны и на гордом идеале индивида-потребителя – с другой. Статья – православная, государственническая, идеологическая. Три этих составляющих выражены настолько резко, а реакция на них была столь бурной, что это заставляет почувствовать серьезное изменение общественного климата в России.

Мы стоим на пороге новой войны и угрозы нового либерального рабства. Любая война имеет одной из своих целей порабощение населения той страны, против которой идет агрессия. Советский обыватель времен перестройки был уже духовно и психологически побежден западной идеологией, хотя границы Советского Союза еще были нерушимы. Потом рухнули и границы, и держава. Толпы оболваненных «россиян» стояли в очередях за гуманитарными подачками с барского американского плеча. Кто пережил 90-е гг., видел настоящее омерзительное рабство – не физическое, а ментальное. Засилие западных стандартов мы видим по сей день в образовании, в культуре, про экономику я даже не говорю. Но после 2014 г. на каком-то глубинном метафизическом уровне мы заявили свою волю вернуться в рабство Христово; подчиняться не безбожной и постхристианской парадигме Запада, а своей русской цивилизации; взять не чужое, а вернуть наше. Наша свобода, свобода православного русского человека – в добровольном принятии на себя бремени исторической миссии Третьего Рима. Но тем, кто скрежетал зубами на статью о. Алексия, милее всего возврат к полному рабству 90-х. Реклама «холуйской свободы» льется из «Эха Москвы», со страниц «Независимой газеты», из кураевских блогов и других очагов либеральной оккупации. Это о них сказал апостол Петр: «Обещают им свободу, будучи сами рабы тления; ибо кто кем побежден, тот тому и раб» (2 Петр. 2:19). А они уже давно побеждены Западом.

Либеральный прогресс в течение всей эпохи модерна разрушал Традицию и традиционное сознание под лозунгом освобождения от «рабства» коллективной идентичности – религиозной, политической, семейной, теперь человеческой – а что приносил взамен? Революцию, кровь и новое рабство западному кумиру. Не важно, как он называется – интернационал, Третий Рейх, «гражданское общество» – во всех этих глобальных мировых проектах роли господ и рабов уже четко распределены. Западные (американские) «кошельки» будут хозяевами, а рабы с евразийского континента, чавкая поп-корном и воображая себя свободными и успешными, станут обслуживать господ за обещания безвизового режима и дешевое барахло в секонд-хендах. За примерами дальше Украины ходить не нужно. Правда, есть еще и холуи – те, которые «вышли от нас, но не были наши» (1 Ин. 2:19) и которые будут, раболепствуя перед хозяином, набрасываться на любого несогласного с глобальным концлагерем. Для нашей страны этим персонажем выступает продажный российский либерал.

В истории русской общественной мысли позапрошлого века были два человека, которые, вопреки общему, как бы сейчас сказали, тренду на «освобождение» всего и всех, писали об очень непопулярных и крайне раздражающих своих современников вещах.

Они видели сквозь следующее столетие плоды попрания той самой «рабской психологии», о которой мы говорим. Общая их идея такова: манипуляция общественным мнением, в котором каждому дураку внушат, что он на что-то «имеет право» – приведет к новому, более утонченному и страшному рабству. Демократия и либерализм лишь на декларативном уровне будут считаться властью большинства и свободой для всех. На самом же деле большинство человечества станет представлять собой серую безликую массу «средних людей», лишенных представлений о каких-либо национальных, конфессиональных, культурных различиях, и будет управляться циничным меньшинством. Ничего не напоминает? Запад ведет сегодня войну именно за осуществление этого сценария: демократия – власть меньшинства, все остальные могут лишь свободно смотреть телевизор и пополнять сырьевую базу.

О такой «свободе» и о такой новой форме зависимости писали Константин Леонтьев и Константин Победоносцев. Рядом с их трудами я могу смело положить и статью «О потерянном рабстве и рыночной свободе».



Благодатный Огонь


Поддержка сайта «Благодатный Огонь»: Яндекс-Деньги: 410012614780266