http://blagogon.ru/digest/848/

О пользе мечтаний.
Размышления, навеянные пенсионной реформой

30.07.2018
Протоиерей Димитрий Шишкин

Если говорить без обиняков, то все эти разговоры вокруг предстоящей пенсионной реформы – это во многом объяснение, но не оправдание. Важно нам всем понять эту разницу, потому что бывает: приходит человек на исповедь и начинает во всех подробностях с красноречием и убедительностью объяснять, почему именно и как он совершил тот или иной грех. И получается с его слов, что вроде как по-другому и быть не могло. То есть человек сам себя, может быть даже невольно, оправдывает, пытается обелить. Но не таков путь христианской жизни! Нам нужно быть беспощадными к себе в обличении и самоукорении и в покаянном признании своей греховности. Для того чтобы Бог помиловал нас.

Для чего я это всё говорю и как это связано с предстоящей реформой? Да самым непосредственным образом. Потому что все эти бесконечные повторения доводов, вынуждающих якобы правительство удлинять срок рабочего возраста – это объяснения, но не оправдание. И в стране с такими огромными материальными ресурсами и с таким катастрофически маленьким на самом деле населением, в стране, где ничтожная группа людей сосредоточила в своих руках немыслимые богатства – просто стыдно говорить о том, что страну, условно говоря, не на что обустроить и содержать. Руководство что, думает, что простые люди всего этого не видят и не понимают? Не только видят и понимают, но страшный протест зреет в людях от осознания горькой несправедливости, совершающийся во всенародном охвате и на глазах у всех. От того, что власти предержащие делают вид, что никто ничего не понимает и можно бесконечно унижать народ, пользуя его, как бессловесное стадо. Относясь к людям отстраненно и свысока, а не с живым и действенным, братским состраданием и любовью. Вместо того чтобы понуждать каким-то образом толстосумов умерять свои аппетиты и делиться с людьми не крохами, а (условно говоря) хотя бы краюхами, вкладываться в развитие страны – правительство как бы расписывается в собственном бессилии, обращаясь для разрешения насущных проблем к обнищавшему во многом населению страны, снова и снова, убеждая людей в необходимости «затянуть пояса».

Да что ж они, не видят, что снова зреют «левые» настроения, что коммунисты только рады такому развитию событий, потому что будирование народных масс и призывы к восстановлению «социальной справедливости» и приведению классовой борьбы в «горячую фазу» – это их неизменный конек и главный козырь. И чем более страшное имущественное и социальное расслоение будет расти, чем более под предлогом необходимых реформ, будут обирать народ при вольном «ширении» (как говорят святые отцы) потерявших всякие берега миллиардеров – тем легче будет нынешним социалистам «раскачать» народ до состояния «праведного гнева», когда уже можно будет «по совести» ломать и крушить всё вокруг и безнаказанно в очередной раз «грабить награбленное». Неужели не видит руководство, что это путь, по которому мы уже шли однажды и со страшным треском все провалились в яму?! В том числе – в яму демографическую, ставшую страшным последствием яростного и трагического для России «безбожного» XX века…

И если мы говорим о христианском отношении к нынешнему положению дел, то, отнюдь не призывая к бунтам и восстаниям, мы должны, тем не менее, прямо сказать – не таково должно быть русское государство, не такой должна быть наша общинная жизнь, какова она есть сейчас и какой её, по видимому, хотят во что бы то ни стало сохранить апологеты либерально-буржуазной демократии.

Посмотрите, насколько было радикально христианство первых десятилетий! Вспомните, как все, принимающие крещение, продавали своё имущество и приносили к стопам апостолов, чтобы они распределяли материальные блага равно между всеми. И как упали замертво те, кто хотели утаить лишь малую часть от проданного! (См. Деян. 5, 1–11). Апостол Павел прямо говорит о «равномерности», к которой нам всем, считающим себя христианами нужно стремиться, восполняя недостаток одних за счет избытка других (2 Кор. 8, 13–14). И в народе Русском это понимание и сочувствие христианскому идеалу сталкивалось с тем, что в официальной церковной жизни эти идеалы не то что не соблюдались, а порою очевидно и явно попирались. А что хуже всего – такое попрание находило всестороннее и многоступенчатое оправдание. И это длилось десятилетиями, если не столетиями. Естественно, этот протест против очевидной неправды, неправды прикрывающейся церковностью и, что хуже всего – оправдываемой, этот протест копился и однажды взорвал нашу реальность изнутри. Беда в том, что это чувство несоответствия подлинного христианства – официозному, скажем так – это чувство развил и приумножил до восстания на Бога, конечно, сам отец лжи – сатана. Вот почему основная идея коммунизма в её социальном измерении так поразительно похожа на идею христианской справедливости. И, к слову, эта необходимость соответствия христианским идеалам – остро стоит на повестке дня. Больше того, можно сказать, что это один из уроков революции, который нам обязательно надо усвоить, если мы действительно хотим строить православное общество и православное государство.

Нам надо обязательно меняться в масштабах государственного устройства! Это очевидно. Слишком несправедлив и безбожен современный уклад нашей общественно-политической жизни. И пусть даже в основании грядущих перемен лежит большая мечта, но без неё мы не сдвинемся с мертвой точки. Конечно, православная аскетика предупреждает, что мечтательность неполезна. Но это говорится о праздном мечтании, о порождении лени и маниловского «витания в облаках». Если же мы говорим о любого рода деятельности, а тем паче деятельности масштабной, то здесь не обойтись без представления о мечтании, как о том, что теперь называют «мотивацией». То есть однозначно существует такой род мечтания, который может быть вполне согласен и с добрым, трезвенным и вдохновенным устроением ума, воли и чувств. В «Добротолюбии» даже говорится о «благопотребном мечтании», которое должно противопоставлять мечтаниям пустым и нелепым (т. 5, стр. 382, ст. 64).

Приведу лишь один пример такого благолепного мечтания в масштабах огромной страны.

Летом 2016 года на Балтийском заводе состоялся спуск на воду самого большого и мощного в мире атомного ледокола «Арктика», главной задачей которого является развитие промышленного судоходства между западной и восточной частями РФ, а также провождение торговых караванов кратчайшим путем между Европой и Азией. Этот Северный морской путь давно существует и уже давно «водят» по нему караваны наши суда, например самый большой из действующих – атомный ледокол «50 лет Победы». И перспективы развития эксплуатации этого арктического пути огромны…

И вот, на фоне этой новости любопытно звучат воспоминания двухсотлетней давности некоего француза Де Кюстина, который посетил Россию во времена императора Николая I и оставил нам свои критические заметки. Среди прочего он саркастически высказывается о «совершенной бесполезности Русского северного флота» в военном, политическом и экономическом отношении. «Покуда Россия не выйдет из пределов, положенных ей природой, – замечает француз, – русский флот останется игрушкой императоров – и не более! Самый главный враг этого флота – лед, почти на полгода сковывающий море». И что же? Прошло двести лет, Россия не вышла «из пределов, положенных ей природой», но сумела с Божьей помощью к этим условиям приспособиться, что невозможно было и представить европейскому уму, но к чему по наитию и вдохновению свыше была устремлена русская мечта. И важность северного флота вполне доказана не только в политическом и военном отношении, но и в экономическом, что уж вовсе невозможно было себе представить практическому европейскому уму.

Из этого примера напрашивается любопытный вывод. Мечтание хорошо, когда оно сопряжено с верой, решимостью и разумно-активной деятельностью.

Но вернемся к запискам заезжего француза. В его стороннем взгляде есть и ещё нечто для нас примечательное. Например, он сетует о том, что Россия склонна осуществлять какие-то грандиозные, «имперские» по своему охвату и масштабам проекты и в то же время мирится с существованием и процветанием совершенно невообразимой для европейского ума, крайней нищеты и обездоленности. Как не согласиться здесь с французом, что если бы хоть часть своей грандиозной энергии мы направили на решение этого простейшего по сравнению с иными задачами, но и важнейшего вопроса – жизнь в России преобразилась бы до неузнаваемости. Тем более что население у нас, относительно территории и запаса ресурсов достаточно небольшое. К примеру, в Бангладеш, территория которого в 118 раз (!) меньше территории России и соответствует площади таких городов, как Белгород или Тверь, проживает 163 миллиона человек, у нас – 146 миллионов. В Японии, которая в 45 раз меньше России живет 127 миллионов. Комментарии, как говорится, излишни… То есть для такой огромной страны с таким мощным потенциалом возможностей и богатейшим запасом ресурсов, обеспечить достойное существование для относительно небольшого количества жителей – вообще не вопрос. Но вот – по факту оказывается вопрос и притом вопрос, по-видимому, неразрешимый. Ещё одна загадка «русской души». Но дело не только в государстве. В Бангладеш – вовсе не существует пенсий и с одной стороны это ужасно, конечно, но с другой – заставляет людей, пока они ещё молоды, заботиться о том, чтобы создавать крепкие семьи, рожать и воспитывать детей, думая о том, что именно они во многом должны стать их опорой в старости…

Говорят, необходимость пенсионной реформы созрела во многом потому, что количество пенсионеров не сообразно необходимому в стране количеству работающего населения. То есть во многом – это следствие той демографической ямы, в которую мы угодили в последние десятилетия. Люди перестали рожать и воспитывать детей, перестали относиться к созиданию многодетной семьи, как к одной из немногих и естественных, но важнейших обязанностей человека на земле. Конечно, это следствие разрушения нравственного уклада, утраты правильного и здравого мировоззрения. И дело здесь даже не материальных условиях. Во всяком случае, не в первую очередь. Потому что в небогатой жизни дореволюционной России – сѐмьи, в которых воспитывалось восемь и более детей, были нормой. А ведь бытовые условия жизни, в общем, были куда более скромными, чем сейчас. И всё-таки в людях была такая добрая и здоровая отвага. Скажут – но была и высокая детская смертность. Да, это правда, но с другой стороны не было той болезненной и действительно нездоровой любви, какая сейчас бытует в семьях где растет заласканное и залюбленное донельзя – «единственное дѝтятко». И вряд ли число детей, умирающих от болезней, хоть приблизительно равнялось количеству детей, убиваемых сейчас «законно» в материнском чреве во время абортов. Как эту проблему деградации русской жизни исправить? – трудно представить. Потому что это проблема прежде всего духовная, то есть не решаемая одними только человеческими, «техническими» средствами, но – совокупностью веры, сугубых молитв, возвращения в нашу повседневную жизнь здоровых и правильных, христианских понятий. Словом, проблему эту можно решить только восстановлением доброго порядка христианской жизни и быта в масштабах огромной страны. Для этого нужно время, конечно. И в этом смысле пресловутая пенсионная реформа, само её обсуждение – это напоминание молодому поколению: думайте о будущем, думайте уже сейчас, и не о себе только, но и о своей большой семье, о своей великой Родине.

Однажды, в беседе русского писателя Захара Прилепина с русским режиссером Никитой Михалковым прозвучала любопытная мысль о том, что Русская империя – это мечта о чем-то действительно прекрасном, великом и настоящем, и потому как мечта неистребима – она снова и снова будет находить формы для своего выражения. И я согласен с тем, что имперское мышление – это неотъемлемая часть русского характера, но как хочется, чтобы это представление о роли и призвании России в мире включало в себя и простое, но основополагающее христианское правило – заботиться в первую очередь о тех, кому хуже, кому живется труднее, кто беднее, несчастнее и обездоленнее других. И неважно даже почему и как так случилось, что кому-то хуже других. Важно чтобы мы все вместе думали, как жизнь этих людей сделать лучше. И если эта простая идея соединится с природной огромностью наших проектов и замыслов, то воистину Россия будет велика не только в географическом и промышленном плане, но и в духовно-нравственном, что, конечно, неизмеримо важнее.


 

Благодатный Огонь



Поддержка сайта «Благодатный Огонь»:
Карта Cбербанка: 6390 0238 9085 1967 80
Яндекс-Деньги: 410012614780266