http://blagogon.ru/news/235/
Новости

Представители «креативного православия» из СФИ критикуют диакона Илью Маслова и сайт «Благодатный Огонь»

30.01.2013


После публикации 28 января на нашем сайте статьи диакона Ильи Маслова «Отчисление из СФИ – возвращение в Церковь» (http://www.blagogon.ru/digest/383/), на сайте «Свято-Филаретовского православно-христианского института» в тот же день появилась заметка Анастасии Наконечной «Единожды солгавший, кто тебе поверит?», в которой содержатся крайне странные и даже недоброжелательные выпады как против сайта «Благодатный Огонь», так и против самого автора статьи.

Упоминая всуе сайт «Благодатный Огонь», Анастасия Наконечная отмечает:

«Вот и сайт, называемый в народе не иначе как “Благогон”, в очередной раз разразился откровениями в адрес столь ненавистных для него “кочетковцев”. И сразу в очередной раз напомнил всем, что неслучайно нецерковный маргинальный ресурс “Благодатный огонь” (таково его не народное, а “официальное” название) был лишен возможности получить гриф Синодального информационного отдела».

В этих словах г-жи Наконечной содержится, мягко говоря, неправда, ибо возможности получить гриф Синодального информационного отдела был лишен только журнал – печатная версия «Благодатного Огня»: «изданию “Благодатный огонь” отказать в выдаче грифа “Одобрено Синодальным информационным отделом”» (решение от 13.09.2011 г.; см. подробнее: http://www.blagogon.ru/digest/233/). На сайт «Благодатный Огонь» эти карательные цензурные меры СИНФО не распространяются и в этом можно легко убедиться, посмотрев Регламент присвоения и отзыва специального грифа «Одобрено Синодальным информационным отделом Русской Православной Церкви».

Что же касается народного именования нашего сайта «Благогон», то народная молва называет так наш сайт не случайно, ибо наименование сие весьма церковно. Ежели для кого-то это не очевидно, то тем самым подтверждается лишний раз очевидный факт, что многолетняя оголтелая борьба с церковнославянским языком в стенах СФИ способна лишь порождать невежественность и тем самым доводить до абсурда даже их самые благие катехизаторские намерения.

Посудите сами. Вот известные слова из Псалтири: «воздающии ми злая воз благая оболгаху мя, зане гонях благостыню» (37, 21). Вспомним также известные слова св. Апостола Павла: Чадо Тимофее, гони правду, любовь, веру, благочестие (1 Тим. 6, 11).

Итак, «гнать благо» («Благогон») для православных людей означает впрямую исполнять завет первоверховного Апостола. Дело в том, что по-славянски слово «гони» означает «спеши делать, преуспевай, твори» – а вовсе не то, что имели в виду авторы сайта СФИ.

Мы обратились к диакону Илье Маслову с просьбой прокомментировать этот явно недружеский выпад со стороны представителей «креативного православия» из «Свято-Филаретовского православно-христианского института».

Не первый раз сталкиваешься с характерной чертой либеральной интеллигенции – с неумением вести грамотную полемику. В статье г-жи Наконечной (которую я, к сожалению, не могу даже вспомнить в лицо, хотя в заметке на сайте СФИ она подписалась моей «однокашницей») кроме выпадов в мой адрес и в адрес редакции сайта «Благодатный огонь» ничего нет по существу. Оставлю без внимания брошенную апологетом СФИ фразу, что я ничего не понимаю в «либеральном богословии». Замечу лишь то, что с этой проблематикой у меня связаны и дипломная работа, и диссертация. У меня вопрос другого рода: почему критик моей статьи не привел ни одного контраргумента по содержанию, а посвятил свою заметку недобросовестному разбору моих нравственных качеств? У меня не было личных обид и претензий к руководству СФИ и его сотрудникам, все изложенное в моей статье касалось идейных вопросов. Зато, видимо, у Анастасии Наконечной, а в ее лице всего СФИ имеется большой зуб на меня – «неблагодарного» студента, не захотевшего изучать богословие по системе о. Г. Кочеткова.

При этом очень интересно получается, – обвиняя меня во лжи, хамстве, в передергивании фактов (при чем здесь факты, когда я описывал богословские взгляды вашего ректора?), именуя мою статью «доносом» и «пасквилем, – А.Наконечная откровенно врет по поводу, как раз, фактов моей биографии.

Во-первых, никакого экзамена по политологии я в СФИ не сдавал. Просто потому, что на тот момент не было даже преподавателя по такой дисциплине. «Он не смог даже сказать, что такое Конституция» – лучше бы написали, что я не знаю таблицу умножения, было бы остроумнее!

Во-вторых, и это уже существеннее, я никогда не поносил Свято-Тихоновский Университет, хотя, действительно, ушел оттуда с 3 курса. Это было связано в первую очередь с тем, что у меня были проблемы с посещаемостью – я работал тогда в двух московских храмах и учился на дневном отделении. Какие-то недопонимания с руководством факультета у меня, конечно же, были, но, даже придя в СФИ, я публично заявлял, что по уровню теологического образования ПСТГУ – лучший богословский ВУЗ в России. Та образовательная база, которую я получил в ПСТГУ, дала мне возможность оценить низкий уровень СФИ, уйти оттуда, закончить философско-богословский факультет РПИ св. Иоанна Богослова и заниматься преподавательской и исследовательской деятельностью. Так что «помощи» я никакой в СФИ не искал.

О какой «благодарности» взываете Вы, г-жа Наконечная, ко мне, когда, оставив в СФИ добровольно-принудительное пожертвование в размере 6 тыс. руб., я не мог получить свои документы обратно почти полгода? Еще раз повторю: мое отчисление было моей инициативой, хотя руководству СФИ это крайне неприятно.

И, наконец, самое главное. Г-жа Наконечная пишет: «И все было хорошо, пока в жизни Ильи Маслова не появилась перспектива скорого рукоположения». Это также неправда! Плохо мне стало уже в первый месяц пребывания в стенах СФИ после общения с ректором и преподавателями. И хиротония моя состоялась уже после (!) того, как я написал прошение об отчислении из кочетковского института. А по поводу моего хамства и требования обращаться ко мне «отец», на что особо указывает Наконечная, приведу один единственный правдивый эпизод. Уже после отчисления и рукоположения мне приходилось в течение нескольких месяцев ездить в деканат СФИ, чтобы, наконец, вытребовать свои документы. В один из таких заездов я столкнулся с З.М. Дашевской, деканом богословского факультета. Посмотрев пренебрежительно холодным взглядом на мой подрясник, г-жа Дашевская обратилась ко мне: «Илья Михайлович, сегодня вам ничего не дадут, приезжайте в другой день». Тогда я всего лишь напомнил магистру богословия, что в Русской Православной Церкви существует определенная устоявшаяся традиция обращения к священнослужителям, просто даже на уровне этикета. Уважение к священному сану – это уважение к Церкви, дающей этот сан. И личности здесь не играют никакой роли – ни о. Георгия Кочеткова, ни о. Ильи Маслова, ни какого-либо другого священнослужителя.

А что касается угрожающих ссылок на Синодальные отделы и официальные документы, которые я, якобы, считаю «ерундовыми бумажками», то ведь этот аргумент работает против самих «кочетковцев» с их уже привычными «двойными стандартами». Каково было отношение самого о. Георгия к запрещению, наложенному на него Святейшим Патриархом Алексием II за беспредел, устроенный в 1997 году в храме Успения в Печатниках? Каково отношение сегодня кочетковских братств к правящему архиерею Архангельской митрополии владыке Даниилу? Заштатный священник Московской епархии «окормляет» приходы в других епархиях, созывает «соборы» Преображенских братств, служит и проповедует, как ему вздумается, – это под какие канонические нормы можно подвести, какие Синодальные отделы это разрешили?

Г-жа Наконечная в конце своей статьи спрашивает: «Кто тогда в глазах автора представляет Церковь?» Святые отцы устами св. Викентия Леринского ответили на этот вопрос еще полторы тысячи лет назад – соборный разум, выражающийся в том числе и в учении церковном «везде, всеми и повсюду». И, наверное, если бы в СФИ учили тому, чему учит православная Традиция уже 2000 лет, то, скорее всего, и сам институт был бы включен в реестр духовных учебных заведений Русской Церкви, и соблазны вокруг имени свящ. Георгия Кочеткова прекратились бы, и статьи, подобные моей, не появлялись бы в сети. А Анастасии Наконечной вкупе с руководством СФИ не пришлось бы лгать, причем не единожды. 

 

Поддержка сайта «Благодатный Огонь»:
Карта Cбербанка: 6390 0238 9085 1967 80
Яндекс-Деньги: 410012614780266