http://blagogon.ru/news/471/
Новости

«Понятие “раб Божий” унижает либерала, который молится свободе», – считает отец Алексий Чаплин

06.12.2016

В газете «Аргументы и Факты» (АиФ Белгород)[1] вышло интервью с автором нашего сайта протоиереем Алексием Чаплиным по поводу его нашумевшей статьи «О потерянном рабстве и рыночной свободе»[2].


– Отец Алексий, чем было вызвано появление вашей статьи?

– Сегодня Россия на международной арене выдерживает испытание на прочность перед лицом различных экономических, политических, военных, культурных угроз и вызовов. Всем понятно, что Россия сможет устоять, только консолидировав общество вокруг определенной русской идеи. Для православного человека эта идея давно известна. Кратко ее можно сформулировать словами Ф.М. Достоевского: «Быть русским – значит быть православным». Однако курьёз заключается в том, что если присмотреться к современным православным, то среди них очень мало окажется русских – не по национальности, а по духу. Вот статья и посвящена тому, что наших православных предков отличает от нас – отношению к «рабству Божьему».

– Почему она вызвала неоднозначную реакцию?

– Ввиду специфики темы адекватно воспринять идею статьи может только православный христианин. Это своеобразная проповедь о Кресте. Все понимают, что рабство – это скорбь, а Крест – это и есть символ скорбей. Ведь Господь наш Иисус Христос нигде в Писании не говорил: «радуйтесь и веселитесь – отныне все у вас будет хорошо. Вы будете здоровы, сыты и счастливы и все ваши мечты сбудутся». Напротив, христианам Он обещает, что в этом «мире скорбны будете» (Ин. 16:33), а радоваться и веселиться Он заповедует своим ученикам, когда их будут поносить и гнать за имя Христово (Мф. 5:11-12). И кто хочет следовать за Ним, Он повелевает взять крест и следовать за Ним (Мф. 16:24) (т.е. терпеливо переносить все скорби и страдания века сего). И как во времена апостолов проповедь о Кресте была для эллинов безумием, а для иудеев искушением, так и сегодня слово об истинном рабстве Божьем не только для неверующих уподобилось безумству, но и для очень многих «православных» оказалось искушением.

– В чём же это искушение для православных?

– Большинство людей относятся к вере потребительски. Однако быть верующим – это значит всецело посвятить себя Богу. Истинный христианский образ жизни - подчинить Богу весь быт, семью, работу, образ мыслей. Счастье не мыслится для христианина вне Бога. На такой образ жизни ориентировались наши предки. Но большинство современных христиан в храм ходят не для того, чтобы служить Богу, а чтобы Бога заставить служить себе. В их жизни вера занимает далеко не главное место. На первом месте у них дети, семья, работа, одним словом, обычное человеческое счастье, на страже которого должен стоять Бог со своей Церковью.

– Но разве в былые времена человек не стремился к «простому человеческому счастью»?

– Счастье на земле для наших православных предков тоже было желанным, но, в отличие от нас, они понимали, что истинное счастье достижимо только в Царстве Небесном. А туда, как известно, попадают только те, кто претерпел всё до конца. Поэтому в народе было мужественное отношение к скорбям. Говорилось: «Господь терпел и нам велел». А наши современники комфортабельное земное счастье возвели в культ и признали его неотъемлемым правом человека. В сознании современного общества вся экономическая и социально-политическая системы должны работать на обеспечение человека «правом на счастье». Скорбь, болезнь и даже смерть стали вне закона. Они, конечно, никуда не делись. Но если раньше о всякой скорби в народе говорили «за грехи наши», то для человека эпохи потребления во всём виноваты врачи, чиновники, продукты, экология и пр., но только не он сам.

– Не будете же вы отрицать, что социальное неравенство, коррупция, воровство являются бичом нашего общества?

– Церковь учит, что социальное неравенство – это следствие грехопадения человека. И оно будет существовать до скончания мира. Сколько уже было революций с целью построить идеальное общество свободы, равенства и братства? Все они заканчивались реками человеческой крови, террором и новым неравенством.

– Значит, человек потребления – это главная проблема нашего общества?

– Не только нашего, но и вообще западного. Человек потребления слаб. То, что он называет «свободой» есть не что иное, как рабство. Ведь вся его свобода – это то, что он имеет: какие-то абстрактные права, иллюзия неприкосновенности частной собственности и т.д. Из-за боязни лишиться всего он будет работать намного больше любого раба, и при этом считать себя независимым человеком. На этом построено современное «кредитное рабство». Помимо внешнего рабства, современный человек – раб своих страстей: гордыни, тщеславия, жадности и блуда. Эти страсти не считаются пороками, а возведены поп-культурой в ранг чуть ли не добродетелей. Поэтому человек потребления не способен на самопожертвование ни в семье (поэтому так много разводов и абортов), ни в государстве (отсюда коррупция и воровство). При грозящем столкновении цивилизаций западное общество, частью которого, к сожалению, стали и мы, обречено на поражение. Ведь мы уже не те русские, которые покоряли Восток, и даже не те советские, которые победили в Великой Отечественной Войне.

– И, чтобы вновь стать русским, вы призываете взращивать в себе раба?

– Рабство рабству рознь. Сегодняшний человек пребывает в самом страшном рабстве – духовном рабстве греху, и при этом считает себя свободным. Я же предлагаю изменить своё отношение к жизни, воспитав в себе раба Божьего. В контексте православной веры это не что иное, как призыв к духовной свободе во Христе от рабства собственных страстей и похоти. Что так угнетает современного человека при всей его внешней свободе? Страх скорбей, лишений, болезни и смерти. Какое утешение в этом состоянии человек желает услышать от Бога? «Не бойся, Я с тобой». Но почему мы не в состоянии услышать эти слова Господа? Потому что находимся в плену собственных страстей и грехов. Для того чтобы от них освободиться, следует поработить себя Богу. Быть с Богом – это и есть духовная свобода, которая освобождает человека от страха и отчаяния. Человек либо раб греха, либо раб Бога. Третьего не дано.

– Так что же такое образ «раба» в христианстве?

– Корень греховности человека – это его гордыня, когда на место Бога он ставит самого себя: считает себя мерилом всех вещей, критерием определения добра и зла. Непомерной гордости падшего человека Бог противопоставил образ «раба». По отношению к Богу христиане самих себя должны всегда считать «рабами ничего не стоящими» (Лк. 17:10). Рабство Божие – это образ глубочайшего послушания и смирения перед Богом. Потому что только раб способен не тщеславиться и не гордиться. Даже когда сотворит нечто доброе, раб это приписывает не себе, а своему Господину – Богу.

– Однако вы говорите, что христианам надо быть рабами чиновников и полицейских. Разве рабство Богу совместимо с рабством человеку?

– Все признают, что высочайшее смирение – это способность служить каждому человеку, невзирая на лица. Разве начальники, чиновники, полицейские – это не люди? Но это не просто люди, по словам Писания – это «слуги Божии», так как «нет власти не от Бога» (Рим. 13:1-7). Поэтому мы должны проявлять по отношению к ним покорность, послушание и терпение, чтобы через службу им – послужить самому Богу. Но их власть над нами тоже ограничена. Если они нас понуждают ко греху или отречению от веры, тогда мы обязаны им воспротивиться. В этом главное отличие рабов Божиих от рабов человеков «восточных деспотий».

– Но если власти неправедно приобрели свое благосостояние, неужели мы должны молчать?

– Здесь очень важно напомнить евангельский принцип: «не судите да не судимы будете». Все мы козыряем этой фразой, когда людская молва осуждает нас, но сами с легкостью забываем о ней, когда это касается других, особенно начальников. Раб же Божий не может судить никого кроме себя, понимая, что праведный суд только от Всемогущего Бога. Неправедный начальник ответит за свои беззакония перед Богом, если не в этой жизни, то, что еще страшнее, в вечности. Мы же дадим ответ Богу о том, как слушались тех, кого поставил над нами Господь.




 

Поддержка сайта «Благодатный Огонь»:

Карта Cбербанка: 6390 0238 9085 1967 80

Яндекс-Деньги: 410012614780266