http://blagogon.ru/news/489/
Новости

Портал «Богослов.ру» вновь поднимает тему внесения в святцы Русской Церкви монахини Марии Скобцовой

16.03.2017

 

На сайте «Богослов.ру» живущая в Париже Ксения Кривошеина вновь поднимает вопрос о внесении в святцы Русской Правослвной Церкви монахиню Марию (Скобцову), канонизированную в 2004 году синодом Константинпольской патриархии (http://www.bogoslov.ru/text/5283710.html). К.Кривршеина пишет:

«Людей волнует вопрос о канонизации монахини Марии в Русской Православной Церкви. Не так давно я получила копию письма от большой группы верующих, в котором они выражают надежду на положительное решение Синода РПЦ о возможности введения имени матери Марии в святцы. Но, вероятно, этот животрепещущий вопрос нужно адресовать в Синодальную комиссию по канонизации святых. Сама я целиком поддерживаю эту инициативу. Надеюсь, что мученичество матери Марии, ее народное почитание, всемирная известность и доброжелательное отношение Церкви приведут к положительному решению вопроса».

Ксения Кривошеина приводит, в частности, мнение прот. Владимира Воробьева, ректора ПСТГУ:

«Протоиерей Владимир Воробьев подчеркивает, что есть одна сторона жизни монахини Марии (участие в партии эсеров, второе замужество, сомнительные с богословской точки зрения высказывания и т.д.), но канонизирована она не за эту сторону жизни, а за мученический подвиг».

Напомним, что в январе 2004 года Синод Константинопольского (стамбульского) Патриархата канонизировал монахиню Марию Скобцову, которая в конце Второй мировой войны, находясь в фашистском концлагере, согласно одной из версий ее гибели добровольно пошла в газовую камеру вместо одной женщины. В неообновленческих кругах и среди церковных либералов также было намерение добиться канонизации м. Марии Скобцовой и в РПЦ, однако, слава Богу, в святцах Русской Православной Церкви ее нет.

Отдавая должное самоотверженной кончине монахини Марии Скобцовой, не будем, однако, забывать, что, находясь в евлогианском расколе с Матерью-Церковью, монахиня Мария, перейдя под омофор Константинополя (Стамбула), связала свою судьбу с Церковью, которая тогда общалась с нашими обновленцами, а ныне усердно сотрудничает с всемирными ревнителями «европравославия». Монахиня Мария, вооруженная идеологией Бердяева, сочиняла весьма сомнительные трактаты («Типы религиозной жизни» и др.), в которых ярко проявляется открытая неприязнь к Православной Церкви, уничижаются традиционное святоотеческое Православие и аскетическая церковная практика. Не расставаясь никогда с папиросой, монахиня Мария воплощала в себе некую «нетрадиционную монашескую ориентацию» в сочетании с эсеровским революционным духом разрушения всех традиций Русской Православной Церкви (впоследствии она отчасти воодушевила неообновленцев на их революционные реформы в одном отдельно взятом приходе: http://www.blagogon.ru/biblio/416/). Митрополит Евлогий (Георгиевский), постригший Е.Скобцову в монашество, позднее замечал, что «ни левых политических симпатий, ни демагогической склонности влиять на людей она в монашестве не изжила» (в молодости она принадлежала к партии эсеров).

Канонизация в 2004 г. монахини Марии Скобцовой – это был очередной недружественный выпад Константинопольской (стамбульской) Патриархии против Русской Православной Церкви, ибо этим актом Константинопольский Патриарх Варфоломей пытался оправдать евлогианский раскол 30-х годов прошлого века и захват Константинопольским Патриархатом, вопреки церковным канонам, русской парижской архиепископии в самый трагический для Русской Церкви период ее истории. Напомним также, что самочинное отделение митрополита Евлогия от Матери-Церкви было осуждено в свое время Русской Православной Церковью как на Родине, так и за границей.

Естественно, что канонизация монахини Марии Скобцовой (одинаково ненавидевшей, судя по ее парижским публикациям, традиции как Зарубежной – «карловацкой», так и Русской Православной Церкви на родине – «так называемой “патриаршей церкви”», как выражалась монахиня Мария), была с восторгом воспринята кочетковцами и другими неообновленцами.

Разговоры о возможной канонизации монахини Марии начались несколько лет назад в околоцерковных и обновленческих изданиях: в парижской «Русской мысли» (творческими усилиями прот. Сергея Гаккеля – борца с т.н. «христианским антисемитизмом» в целом и с «антисемитским потенциалом Евангелия и богослужебных текстов» в частности) и в кочетковском журнале «Православная община» (не забудем, что писания монахини Марии стали основополагающим пособием по катехизации несчастных оглашаемых, попавших в общину отца Георгия Кочеткова).

Журнал «Благодатный Огонь» неоднократно отмечал стремление обновленческих кругов видеть монахиню Марию Скобцову – своеобразное знамя интеллигентской борьбы с «закосневшей в средневековых догматах церковной структурой» – в святцах Русской Церкви и на иконах (вероятно, в клубах табачного дыма, валившего из монашеской келии монахини Марии).

Вот что писал в 2000 году о «творчестве» монахини Марии (Скобцовой) иеромонах Сергий (Рыбко):

«…Человек, вращаясь в миру, не может хранить душевного мира, необходимого для молитвенной жизни. И он не может сказать каких-то вещей о внутренней духовной жизни, поэтому-то все статьи матери Марии – о чем-то внешнем: о социальном положении Церкви, о социальном служении ближним, об истории современного момента, об «ущербности» традиционного православного благочестия. Звучат там и политические мотивы, критика в отношении ушедшей России… Видимо, тут сказалось еще и ее эсеровское прошлое. Понятно, что Императорская Россия не во всем была идеальной, но зачем плевать на Православную Россию и на Церковь в ней, которая была создана и хранилась усилиями многих подвижников, святителей, старцев, монахов, священников!.. Все это мать Мария отрицает, все перечеркивает, говорит, что все это было плохо, что революция и явилась результатом такой жизни Церкви Синодального периода.

Да, Церковь имела ошибки. Но мать Мария почему-то не вспоминает ни отца Иоанна Кронштадтского, ни Оптинских, ни Глинских старцев, ни преподобного Серафима Саровского, ни святителя Феофана, а святителя Игнатия вообще никогда не упоминает, видимо, он не был ей духовно близок. Больше она занята решением каких-то исторических вопросов, социальных проблем.

Нигде в сочинениях этой монахини не поднимаются аскетические вопросы. У матери Марии совсем другое понимание монашества. Вообще-то даже не совсем ясно, как она понимает монашество, потому что говорит то одно, то другое, а в жизни воплощает совсем третье. У нее не святоотеческое понимание монашества, а некое свое, экуменически-западное, очень похожее на католическое. Я уж не говорю о том, что мать Мария курила, что, на мой взгляд, никак не допустимо для православного монаха. Хотя, разумеется, это ее личный грех, она перед Богом даст отчет за него, – но она курила открыто, не стесняясь! Думаю, этим она больше соблазняла мирян, чем назидала.

Мать Мария превозносила роль интеллигенции в жизни Церкви и всегда сетовала, что интеллигенцию в Русской Церкви недооценивали, считала, что именно интеллигенция спасет Церковь. Сама она, видимо, относила себя к этаким монахам-интеллигентам, общалась с разными писателями, с учеными из русской эмиграции...

Монашество матери Марии – прéлестного свойства. Попав в Европу, увидев, что ее былая эсеровская деятельность не очень востребована, свою энергию она перенесла в Церковь: пыталась указать путь Церкви в России. В ее статье, обращенной к эмиграции, главный мотив был такой: эмиграция – это осколок Русской Церкви, который должен сохранить Церковь и указать путь Церкви в России. И когда большевиков прогонят, Россия обратится к нашему опыту, который мы тут должны воспитать, как в некоей теплице. Она была противником святоотеческого, традиционного православия, церковных правил и канонов. Из статьи матери Марии “Типы религиозной жизни” явствует ее пренебрежительное и язвительное отношение к церковнославянскому языку и вообще к православному богослужению, к Афону и Валааму, к старому календарному стилю в этих древних обителях, что роднит ее с обновленцами...

Из канонизации монахини Марии может последовать смешение понятий не только о монашестве, но и о православной духовности. Что такое святой человек? Это человек, путь жизни которого как бы освящен, это человек, который достиг святости личным подвигом. То есть его духовность, его путь к Богу являются примером для других людей, которые могут и должны последовать таким путем. И поскольку святые принадлежат своей эпохе, своему народу, то каждый век являет своих святых как ответ миру, как ответ нам, православным людям, как нужно спасаться – какими формами, какими путями надо идти к Богу в наших условиях, в наше время. Особенно поэтому ценен для нас путь святых, которые жили в близкое к нам время. И в качестве такой святой, с которой нужно брать пример, нам будет предлагаться мать Мария Скобцова: не надо молиться, не надо в храм ходить. Главное – что-то делать для кого-то, бегать, суетиться! В случае возможной канонизации матери Марии будет канонизирована прелесть...

В целом – монашество матери Марии Скобцовой вещь достаточно сомнительная. В монашеском облике матери Марии отсутствует самое главное – ее молитвенный подвиг. Его просто нет. Как мирянка, она была, может быть, праведной, но ее монашеский постриг, на мой взгляд, только внес сумбур» (http://www.blagogon.ru/articles/208/).

Будем надеяться, что наша Русская Церковь еще «не созрела» для «единодушной» канонизации м. Марии Скобцовой как выразителя разрушительной для Церкви «бердяево-эсеровской идеологии».

 

Поддержка сайта «Благодатный Огонь»:

Карта Cбербанка: 6390 0238 9085 1967 80

Яндекс-Деньги: 410012614780266