http://blagogon.ru/news/629/
Новости

К годовщине гибели Героя России летчика Романа Филипова

03.02.2019

3 февраля 2018 года, выполняя свой воинский долг, геройски погиб русский летчик Роман Филипов


Россия вдохновлена подвигом российского военного лётчика, заместителя командира эскадрильи 187 гвардейского штурмового авиационного полка, гвардии майора Героя Российской Федерации Романа Николаевича Филипова. Диакон Владимир Василик, отвечая на клевету протодиакона Кураева в отношении подвига Романа Филипова, пишет: «Обратимся к подвигу Романа Филипова. Что он совершил? Почему можно воспринимать его смерть как воинский подвиг, а не как самоубийство (а именно так оценил” подвиг Романа Филипова диакон Кураев!), как то, что он положил душу свою за други своя? Он оказался в ситуации, в которой единственным способом сопротивления являлся взрыв гранаты. В данном контексте, поскольку его окружили боевики, у него в руках был только пистолет, автомата не было, была последняя граната. Он ее использовал для того, чтобы окончательно нейтрализовать как можно большее количество террористов, людей, убивающих местных жителей. В данном случае никакого самоубийства он не совершал. Это клевета на его светлую память. Это все равно, что посчитать таким же самоубийцей человека, который бросается под танк... Мы не знаем последние слов Романа Филипова, их знает только сам Сердцеведец Бог, который на Страшном Суде воздаст каждому свое: воинам – за их мужество, клеветникам – за их клевету».

Итак, нашлись люди, даже в священном сане, решившие умалить этот подвиг, низведя его до обыкновенного самоубийства. К группе хулителей присоединились известный интернет-провокатор заштатный протодиакон Андрей Кураев, а также протоиерей Владимир Головин. Они кощунственно упрекнули героически погибшего воина Романа Филипова, что тот никакого подвига не совершил, а просто покончил жизнь самоубийством. Однако в истории Церкви Христовой есть святые мученики, добровольно покончившие собой ради сохранения своей чистоты пред Богом. Их подвиг запечатлен в житиях этих святых.

Например, святая мученица Домнина, чтобы сохранить своих дочерей (святых Веронику и Проскудию) от блудного насилия со стороны пьяных воинов, которые вели их на суд к мучителям за веру, на верную смерть, чтобы дети ее предстали Христу девами, предприняла вот что: она уклонилась от воинов во время обеда их и с дочерьми, которым не давала слабеть духом и которых крепко держала за руки, вошла в реку как в добровольную могилу. Река и поглотила их всех.

Или святая мученица Пелагия Антиохийская, которая опасалась быть оскверненной, помолившись, оделась в лучшие свои одежды, бросилась с верху дома и предала дух свой Богу. Когда это произошло, ей было всего 15 лет.

Святая благоверная княгиня Евпраксия Рязанская была супругой рязанского князя Феодора во времена нашествия хана Батыя, и, согласно имеющимся историческим сведениям, когда князь был убит, должна была быть проведена к Батыю, чтобы стать его наложницей, а для того, чтобы этого не произошло, Евпраксия вместе со своим малолетним сыном бросилась с крыши терема вниз и погибла. Имеются и другие многие подобные примеры.

Почему Господь вменил им прерывание своей жизни в подвиг? Он противоречит Самому Себе? Нет. Просто эти святые убили себя вынужденно, не из-за мирских проблем и неурядиц, пусть даже невыносимых, а потому, что иначе не могли бы остаться нескверными перед Богом, ради Христа, не видя другого выхода. Именно поэтому они не самоубийцы, а мученики.

Также и русский офицер Роман Филипов, получив тяжелое ранение, вплотную окруженный террористами, принял решение подорвать себя гранатой, чтобы сохранить нескверным себя и свою веру во Христа от неизбежного поругания от исламскими террористами. И этот поступок находится в полном соответствии со словами Спасителя «Нет больше той любви, аще кто положит душу свою за други своя» (Ин. 15,13).

Церковное сознание принципиально отделяет случай убийства врага на поле брани от всех других видов убийств. К убийству на войне существует два канонических подхода. Первый отражен в 13 правиле святого Василия Великого:

«Убиение на брани отцы наши не вменяли за убийство, извиняя, как мнится мне, поборников целомудрия и благочестия. Но, может быть, добро было бы советовати, чтобы они, как имеющие нечистые руки, три года удержалися от приобщения токмо Святых Таин».

Второй подход отражен в послании святого Афанасия Великаго, архиепископа Александрийскаго, к Аммуну монаху, которое было утверждено как общецерковное учение на VI и VII Вселенских Соборах:

«Не позволительно убивать, но убивать врагов на брани и законно и похвалы достойно. Тако великих почестей сподобляются доблестные в брани, и воздвигаются им столпы, возвещающие превосходные их деяния. Таким образом одно и тоже, смотря по времени, и в некоторых обстоятельствах, не позволительно, а в других обстоятельствах, и благовременно, допускается и позволяется».

Толкование Зонары: «Прежде всего – убивать запрещено, но убивать врагов на войне похвально и достойно великих почестей. Таким образом, одно и тоже в одном случае не позволительно, а в другом позволительно и зависит от различия случаев, лиц и способов».

В дисциплинарной практике православная Церковь не подвергает прещениям воинов, убивающих на войне, руководствуясь этим правилом свт. Афанасия.

Между этими мнениями свт. Василия Великого и свт. Афанасия Великого нет противоречия, просто святитель Василий считал, что само по себе пролитие крови требует некоего очищения, даже если человек выполнял свой долг перед Церковью и Отчеством.

В Катехизисе свт. Филарета (Дроздова), митрополита Московского, сказано:

«Вопрос: Всякое ли отнятие жизни есть законопреступное убийство?

Ответ: Не есть беззаконное убийство, когда отнимают жизнь по должности, как-то:

1) Когда преступника наказывают смертию по правосудию.

2) Когда убивают неприятеля на войне за Отечество».

Великий учитель Церкви святитель Иоанн Златоуст пишет:

«Если кто даже совершит убийство по воле Божией, это убийство лучше всякого человеколюбия; но если кто пощадит и окажет человеколюбие вопреки воле Божией, эта пощада будет преступнее всякого убийства. Дела бывают хорошими и худыми не сами по себе, но по Божию о них определению» («Восемь слов против иудеев»).

Русский летчик герой России Роман Филипов совершил христианский по своему духу подвиг, а следовательно и мученичество, как бы не куражились над ним национал-предатель Андрей Кураев, или сектантствующий протоиерей Владимир Головин.

Царствие Небесное убиенному воину, русскому офицеру Роману Филипову, герою России!


Редакция сайта «Благодатный Огонь»


Поддержка сайта «Благодатный Огонь»:
Карта Cбербанка: 6390 0238 9085 1967 80
Яндекс-Деньги: 410012614780266