http://blagogon.ru/articles/254/

Будет ли папа Римский приглашен в Москву?

Священник Даниил СЫСОЕВ, Николай КАВЕРИН


Ясным солнечным весенним днем в московском аэропорту «Внуково» приземляется «Боинг», и по трапу на русскую землю впервые спускается римский папа Иоанн Павел II (хотя это может быть и его преемник). Сбывается многовековая мечта католицизма: римский понтифик после получения официального приглашения от Московского Патриархата прибывает в златоглавую столицу России.

Среди встречающих мы видим (идет прямая телевизионная трансляция) море журналистов, представителей дипломатического корпуса, членов думской фракции СПС, московских правозащитников, немногочисленную общину московских католиков. Последние в восторге размахивают желто-белыми флажками Ватикана и портретами папы, хлопают в ладоши, встают в глубоком умилении и молитвенном экстазе на колени...

Телекамера показывает крупным планом двух священнослужителей в православных рясах, которые также не скрывают своей радости: заштатного протоиерея Иоанна Свиридова и не менее заштатного игумена Иннокентия Павлова. Телезрители даже видят, как по щеке маститого профессионального игумена медленно катится крупная мужская слеза и теряется где-то в его несколько поседевшей бороде: еще бы, долгожданный визит в Москву великого гуманиста, символа цивилизованного мира и глобализации наконец-то состоялся! Через полчаса нога римского первосвященника впервые вступит на Соборную площадь Кремля! Наступает поистине исторический момент!

Однако у трапа самолета, и это сразу замечают дотошные журналисты, папу почему-то встречают не высшие иерархи Русской Православной Церкви и не члены Правительства, а лишь два малозначащих провинциальных викарных епископа: Подольский и Угличский, а также представители государства в лице... сотрудников спецслужб. Почему-то к папе не подносят горшок с русской землей для целования, как это всегда бывает при зарубежных поездках понтифика. И самое странное, что немало удивило всех присутствующих, папа садится не в свой знаменитый на весь мир белый пуленепробиваемый папомобиль, а вместе с двумя викарными епископами в черную «Волгу». Однако и на этом не­ожиданности не кончаются. «Волга» с высоким гостем, вопреки всем ожиданиям, не заезжает в Кремль; удивленного и ничего пока не подозревающего папу вместо кремлевской Соборной площади, где уже собралось огромное число журналистов и телеоператоров, доставляют... в Зал церковных Соборов Храма Христа Спасителя.  

 * * *

«Папа рвется в Москву» — этот лозунг заставляет вздрогнуть сердца многих. Православные опасаются всплеска католической экспансии и прозелитизма, а обновленцы надеются на заключение новой унии или, по меньшей мере, на оживление почти умирающего в России экуменизма. Но если вдуматься, то этот предполагаемый визит папы мог бы принести реальную пользу Вселенской Церкви. Ведь известно, что формальной причиной того, что мы не имеем евхаристического общения с Римской церковью, является тот факт, что ее предстоятели начиная с 1014 года внесли искажение в священный Символ Веры — добавку Filioque, нарушив тем самым 7-е правило III Вселенского Собора, определение Софийского Собора 879–880 гг., равного по каноническому значению Вселенским, которые запрещают добавлять хотя бы слово к Символу Веры, и потому, согласно 15-му правилу Двукратного Собора, их имена не поминаются в диптихах. Так об этом судят великие канонисты Феодор Вальсамон, патриарх Антиохийский, и Матфей Властарь. Они пишут: «Хорошо поступим и мы, отказавшись от общения с древним Римом, прежде соборного расследования и суда»1. Однако это же каноническое правило предполагает, что мера эта временная и должна длиться лишь до момента церковного суда. И визит папы в Москву был бы вполне удобным моментом для осуществление этой давно уже необходимой церковной меры. Согласно священным канонам Церкви, право суда над любым епископом принадлежит областному Собору (см. 74-е правило св. апостолов; так, в 923 г. папа Иоанн был законно низложен Поместным Римским Собором), но, к сожалению, из-за того, что вся Поместная Римская церковь охвачена мраком ереси, то такой вариант развития событий невозможен. Наивысшей инстанцией для суда над любым епископом является Вселенский Собор (так отцы VI Вселенского Собора низложили и анафематствовали папу Гонория, бывшего еретиком-монофелитом, что признавали до конца XI века и в Риме), но если созыв Вселенского Собора сейчас затруднен, то никто не может помешать собрать законный Собор других Поместных Церквей для суда над еретичествующим епископом Рима.

Какие же канонические нормы существуют для этого Собора? Во-первых, необходимо участие не менее двенадцати правящих епископов (в согласии с 12-м правилом Карфагенского Собора). Во-вторых, подобает в согласии с 14-м правилом Антиохийского Собора пригласить на Собор и представителей других Поместных Церквей, ибо дело такого маштаба не может решаться в рамках только Русской Церкви. В-третьих необходимо участие и глав Поместных Церквей (хотя бы некоторых; см. 16-е правило Антиохийского Собора).

По церковным канонам (74-е правило св. апостолов, утвержденное Отцами III и IV Вселенских Соборов) первоначально необходимо послать римскому папе законный вызов на суд, а если папа не явится, то послать его и во-второй и в третий раз, дабы обвиняемый имел воможность отречься от своих заблуждений. (Несомненно, что как только римский папа получит приглашение в Москву, он с радостью расценит это как возможность совершения своего очередного «апостольского визита»).

 * * *

...И вот после приезда папы в Москву его сразу доставляют на заседание Церковного Собора в Зал церковных Соборов Храма Христа Спасителя, что и было описано в начале статьи.

Итак, в Храме Христа Спасителя открывается Собор для суда над римским папой. Предполагаемый состав Собора мог бы быть следующим:

1. Патриарх Иерусалимский (председательствует на Соборе);

2. Патриарх Московский и всея Руси (открывает пленарное заседание Собора как глава крупнейшей Поместной Церкви, на территории которой происходит Церковный Суд);

3. Католикос-Патриарх всей Грузии;

4. Патриарх Сербский;

5. Архиепископ Афинский и всей Эллады;

6. Митрополит Черногорский (Сербский Патриархат);

7. Митрополит Смоленский и Калининградский;

8. Митрополит Одесский и Измаильский;

9. Митрополит Черновицкий и Буковинский;

10. Архиепископ Тернопольский и Кременецкий;

11. Архиепископ Львовский и Галицкий;

12. Архиепископ Псковский и Великолукский;

13. Архиепископ Новосибирский и Бердский;

14. Архиепископ Екатеринбургский и Верхотурский;

15. Епископ Владивостокский и Приморский.

На Церковном Соборе против папы будут выдвинуты следующие обвинения:

1. Вопреки 7-му правилу III Вселенского Собора, догматическим определениям (оросам) IV, V, VI и VII Вселенских Соборов и Решению Большого Софийского Собора (879–880 гг.), признававшегося до времен Великой схизмы и в Риме, папа допускает употребление искаженного Символа Веры, что влечет за собой лишение сана для клирика и отлучение от Церкви для мирянина.

2. Вопреки определению II Вселенского Собора, исповедавшему Духа Святого «от Отца исходящего», и догматическому посланию св. папы Дамаса и Римского Собора (382 г.), учащему: «если кто-либо не говорит, что Дух Святой поистине и действительно от Отца, как и Сын, что Он от Божественной Сущности и что Он — истинный Бог, он еретик»2, и исповеданию веры папы Пелагия II, говорившего: «верую… и в Духа Святого Всемогущего, равного, совечного и сосущественного Обоим, т.е. Отцу и Сыну, Который, вневременно происходя от Отца, есть Дух Отца и Сына»3, папа учит о двойном исхождении Святого Духа, за что должен быть анафематствован как саввелианин, сливающий Божественные Ипостаси.

3. Вопреки Отцам VI Вселенского Собора, осудившим папу Гонория, папа учит о своей безошибочности в учении о делах веры и нравственности и потому отвергает постановление этого великого Собора, одобренного его славным предшественником папой Львом II, и поэтому заслуживает приговора, произнесенного Отцами того Собора: «тем, которые дерзнут или составлять другую веру, или распространять или учить, или преподавать другой символ желающим обратиться к познанию истины из язычества, или ереси какой-нибудь, или вводить новые слова, или изобретать чтение, к превращению ныне нами определенного, — тем, если они епископы или клирики, быть чуждым епископам епископства, клирикам клира, если же монахи или миряне, быть под анафемой»4.   

4. Вопреки целому ряду священных канонов (св. апостолов 5, 17, 26, 51; 3-е пр. I Всел. Соб., 4-е пр. Гангр. Соб., 13-е пр. Трульского Соб.) и свидетельству самого Писания (1 Тим. 3, 2) папа настаивает на обязательном целибате духовенства, за что он должен быть лишен сана.

Кроме этого, папу можно будет обличить и в иных церковно-канонических и догматических преступлениях: совершение Евхаристии на опресноках, отказ от эпиклезы, догматы о «чистилище» и о «непорочном зачатии Приснодевы».

После предъявления обвинения отцы Собора должны будут предложить подсудимому отречься от своих заблуждений, анафематствовать их, и, если он согласится на это, тогда по правилам Церкви, он может быть восстановлен как глава Православной Римской Церкви на своем престоле. Если же он будет коснеть в своей ереси или коварно пытаться ввести Собор в заблуждение, тогда в точном соответствии с канонами он должен быть лишен сана и отправлен на покаяние в какой-нибудь из отдаленных российских монастырей, после чего, дабы избежать международного скандала, бывший папа в одном подряснике должен быть выслан на свою историческую родину (в данном случае — в Польшу). Перед этим он лишается тонзуры и облачений, подобающих истинному папе. А на его место на римскую кафедру Собор немедленно избирает нового законного папу, которому должны принадлежать все права, предоставленные Вселенскими Соборами, а также все имущество, конфискованное у его несчастного предшественника.

Что касается папомобиля, то, с одной стороны, он, будучи собственностью государства Ватикан, должен быть непременно возвращен. Однако, с другой стороны, папомобиль, являясь, несомненно, частью культового действия (из него римский папа благословляет своих почитателей), должен быть конфискован и передан в бессрочное пользование одной из поместных Православных Церквей. Так как Собор Архиереев и Церковный Суд состоялись в Москве, то Русская Церковь по праву может сохранить папомобиль у себя. Не с целью катания на нем архиереев — это было бы не согласно с церковной традицией, а с целью последующей передачи этого уникальнейшего автоизобретения правительству Российской Федерации для погашения всех внешних долгов нашей Родины и, тем самым, для повышения благосостояния народа.

В ожидании этого радостного события мы можем только присоединиться к лозунгу московских католиков из костела на Малой Грузин­ской: «Папа! Ждем тебя в Москве!»

 
Примечания

1. Алфавитная синтагма М. Властаря. М., 1996. С.395.

2. Христианское вероучение. Догматические тексты учительства Церкви (III–XX вв.). СПб.: Издательство св. Петра, 2002. C. 125.

3. Задворный В. История Римских пап от св. Феликса II до Пелагия II. Т. 2. М., 1997. С. 133.

4. Деяния Вселенских Соборов. Т. 4. СПб., 1996. С. 222.