http://blagogon.ru/articles/257/

Настало время установить праздник обретения мощей Святителя Тихона

Священник Константин БУФЕЕВ


Ниже вжигают светильника
и поставляют его под спудом,
но на свещнице, и светит всем
(Мф. 5, 15).
 
Поистине Божиим избранником был святитель-исповедник Тихон, Патриарх всероссийский: через него в 1917 году была восстановлена прерванная у нас более чем на двести лет цепь патриаршьего преемства. Если припомнить, что в этом же году прекратила в России свое существование монархия и народ в буквальном смысле осиротел — значение новоизбранного патриарха Тихона как отца и духовного вождя станет еще более зримым и промыслительным.

Тяготы святительского креста состояли в том, чтобы сохранить свою паству от агрессивного воздействия антихристиански настроенной большевистской власти. И святейшему Тихону удалось справиться с этой задачей. Не менее важно было сохранить Церковь от ересей и расколов, стремящихся уничтожить ее изнутри, прежде всего — от губительного обновленчества, несущего с собой дух обмирщения и отступничества от православного Священного Предания. Не проста была для Патриарха Тихона и внешнецерковная политика в условиях брожения русской эмиграции на Западе и настроений, господствовавших тогда в белогвардейском движении. Не пришлось, разумеется, ждать помощи от Ватикана, с собой силой и наглостью устремившегося насаждать в России католицизм. Не нашлось поддержки и от иных западных конфессий, лишь приветствовавших бурное «свободное» развитие различных религиозных сект в молодом революционном государстве. Не пришло помощи даже от братских православных автокефальных Церквей. Так, например, Константинопольский патриарх открыто поддержал обновленцев в России, был озабочен подготовкой перехода своей Церкви на новый календарный стиль и прочими модернистскими реформами, созвучными стремлениям российских живоцерковников.

Великими трудами, терпением и молитвой сумел управить церковный корабль мудрый кормчий. Жгучая ненависть врагов Православия и глубокая, признательная любовь всех верных чад Русской Церкви были платой святителю Тихону за его подвиг служения. При этом никакой земной славы и почести он принять не успел. Угрозы, суды, провокации, обыски, аресты, унижения, многие скорби и воздыхания — вот та чаша страданий, которую при жизни сполна испил исповедник Христов.

Прошли десятилетия со дня преставления святителя, но неизменной остается горячая любовь православных русских людей к Всероссийскому Патриарху. Чудесным образом сохраненные в Донском монастыре честные мощи Святителя Тихона стали важнейшей святыней, явленной миру из-под спуда семидесятилетнего гонения на Церковь. Невозможно забыть то общее восхищение, поразившее десять лет назад православных верующих. Великая радость охватила тогда всех — от старцев до новообращенных. Дивны дела Твои, Господи! Обрелись мощи святителя Тихона!

Богом прославленного угодника в 1989 году канонизировали как святителя первой величины на небосклоне православной святости, или, выражаясь языком Типикона, чтобы «творити ему бдение». Но скромность Тихона, отличавшая его при жизни, отличила его также и при церковном прославлении: день кончины святителя совпал с двунадесятым богородичным праздником Благовещения Деве Марии, как бы скрываясь в тени от его яркого сияния. Церковный Устав не велит в такие великие дни, дабы не умалять честь спасительного празднества Благовещения, оказывать молитвенное почитание иным угодникам Божиим: их память должна быть перенесена на другой день. К примеру, преставление святителя Иоанна Златоуста произошло в двунадесятый господский праздник — день Воздвижения Честнаго Животворящего Креста — и служба в память вселенского великого учителя и святителя совершается, по установившейся традиции, со всей торжественностью в иной день, но не в день Крестовоздвижения.

День канонизации Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Тихона в 1989 году, ставший днем его памяти, несомненно, представляет собой достойный повод для молитвенного прославления угодника Божия. Но в этот день Церковь с древнейших времен совершает память святого апостола и евангелиста Иоанна Богослова, возлюбленного ученика Спасителя. Церковный Устав позволяет совместить два торжественных повода, отдав честь и апостолу Иоанну Богослову, и святителю Тихону. Однако богослужение оказывается в таком случае одновременно и перегруженным, и неизбежно ущербным для обоих чествуемых святых. К примеру, на великой вечерне следует читать не три, а целых шесть паремий — три апостольские с открытыми царскими вратами и три святительские с закрытыми царскими вратами. При этом многие стихиры, такие как стиховные и в особенности все «славники», приходится петь «попеременно», потому что, согласно Типикону, совместить их и петь в канонической полноте обоим святым не представляется возможности.

И уж совсем неприемлемо для православных людей ставить вопрос о выборе — кому служить, апостолу Иоанну или святителю Тихону, а кого из них исключить из молитвенного почитания? Обоим, без сомнения, требуется воздавать честь церковного прославления в соборном богослужении.

Итак, из двух памятных дней поминовения патриарха Тихона (7 апреля и 9 октября по н.ст.) ни один не позволяет со всем усердием и любовью проявить почтение и молитвенное обращение к чудотворцу и начальнику всероссийской паствы. Встает вопрос о необходимости в нашей Церкви установить иной день, когда память святителя Тихона не растворялась бы в торжестве двунадесятого празднества или в бдении в честь апостола и евангелиста Иоанна. Такой повод для почитания прославленных угодников Божиих давно известен Церкви — день обретения честных мощей святого, событие, указанное и предопределенное Самим Богом.

Нам представляется, что этот вопрос — об официальном утверждении для всероссийского почитания памяти святителя Тихона, Патриарха Московского и всея Руси в день обретения его честных мощей 6/19 февраля, — должен быть рассмотрен на богослужебной комиссии Священного Синода и после благословения Святейшего Патриарха стать главным днем чествования славнейшего среди новомучеников и исповедников российских. Смиреннейший Тихон вполне явил свою скромность, чтобы мы оценили и прославили его величие.