http://blagogon.ru/biblio/775/

Священник Алексий КНУТОВ
Евхаристический пост перед Литургией Преждеосвященных Даров


Причащение Святых Таин христианами натощак – древняя общецерковная норма[1]. Её устанавливают 16-е правило святителя Тимофея Александрийского, каноны 41 (50)[2], 47 (58) Карфагенского Собора и 29-е правило Пято-Шестого Вселенского (Трулльского) Собора. Кроме того, в указанном 47-м каноне отцы Карфагенского Собора, говоря о том, что Божественную Литургию можно служить только натощак, делают отсылку к I Вселенскому Собору: «мы слышали о Никейском исследовании веры: о священнодействии, случающемся после обеда, истинно есть, да не ядшими достойно совершается, и тогда утверждено сие»[3].

Каноны устанавливают не только общий принцип, но и специально оговаривают случаи, когда Литургия служится не в обычное, утреннее, а в более позднее время – после обеда, вечером: при поздней Евхаристии причащение также должно совершаться натощак. В 41-м каноне Карфагенского Собора говорится: «Аще же память будет неких в вечернее время скончавшихся епископов или прочих: то да совершится она молитвами токмо, когда совершающие оную окажутся обедавшими»[4]. В процитированном выше 47-м правиле также говорится о том, что при позднем служении Литургии (после обеда) её совершают «не ядшими».

Как известно, одобренный на Архиерейском Совещании РПЦ в 2015 году документ «Об участии верных в Евхаристии», ссылаясь на решение Священного Синода Русской Православной Церкви от 28 ноября 1968 года, дозволяет шестичасовой евхаристический пост перед причащением на Литургии Преждеосвященных Даров, если она служится в вечернее время (п. II.2).

Решение Священного Синода в 1968 году было принято в ответ на прошения зарубежных архиереев на основании исторической справки профессора Ленинградской духовной академии Н.Д. Успенского (см. Приложение). Профессор Н.Д. Успенский сообщил, что «прямых правил, которые отменяли бы воздержание и разрешали бы приобщение Преждеосвященными Дарами ядших, нет», но указал, что 29-е правило Трулльского Собора упоминает «неких отцов», разрешавших причащение Святых Даров в Великий Четверг ядшим «по некоторым местным причинам, полезным Церкви». Таким образом, заключает Н.Д. Успенский, «церковная иерархия, очевидно, может разрешать причащение Святых Таин и на литургии Преждеосвященных, совершаемой вечером ядшими, установив для них пост не в продолжение всего дня, а в несколько часов, насколько это будет признано “полезным для Церкви”».

Действительно, 41-е правило Карфагенского Собора разрешает в качестве исключения раз в году (в Великий Четверг) причащаться не натощак. Однако канон 29 Трулльского Собора это правило отменил, указав: «Правило отец Карфагенского Собора повелевает, дабы священнодействие алтаря совершаемо было не иначе разве людьми неядшими, кроме единого в году дня, в который вечеря Господня совершается. Святые отцы оные, может быть, по некоторым местным причинам, полезным для Церкви, учинили такое распоряжение. А понеже нас ничто не побуждает оставить благоговейную строгость: то последуя апостольским и отеческим преданиям, определяем, яко не подобает в Четыредесятницу, в четверток последней седмицы разрешати пощение и тем всю Четыредесятницу бесчествовати».

Рассмотрение двух этих правил приводит к следующим выводам:

1) Каноны 41 (50) и 47 (58) Карфагенского Собора однозначно говорят, что отцы Карфагенского Собора допускали причащение только строго натощак. Единственным исключением был Великий Четверг, никаких других случаев не предполагалось. Поэтому рассматривать этот канон в качестве прецедента для возможности причащаться не натощак в другие дни года некорректно.

Кроме того, будничные дни Великого Поста, когда служится Литургия Преждеосвященных Даров, по своему статусу (как время строгого воздержания) не могут сравниться с Великим Четвергом. Это – торжественный день воспоминания о Тайной Вечере, в который совершается полная Литургия. Очевидно, вкушение пищи до Причастия в Карфагенской Церкви дозволялось не потому, что люди не могли воздерживаться без пищи и питья до Причастия, а в подражание евангельским событиям, когда Господь причастил апостолов уже после вкушения ими трапезы (Лк. 22:20; 1 Кор. 11:25)[5].

Знаменитый византийский канонист диакон Алексий Аристин, предупреждая возможные попытки пересмотреть канонический запрет и обратиться непосредственно к евангельским событиям Тайной Вечери, писал: «Ибо хотя Господь тайнодействовал Пасху с учениками своими после вечери, но мы не должны, по богословскому гласу, следовать примерам, которые выше нас, а соблюдать обычай Церкви, и священники не вкушая пищи и питья должны приносить в алтаре Святые Дары, точно также и причающиеся их не должны перед сим вкушать пищи и питья»[6].

2) Но даже если допустить, что 41-й карфагенский канон создаёт прецедент для возможности причащаться не натощак, обязательность евхаристического поста остаётся непреложной, так как отцы Трулльского Собора – по статусу Пято-Шестого Вселенского – отменили данное постановление поместного Карфагенского Собора. Это решение, принятое на общеправославном уровне, с того времени и доныне стало нормативным для всех Поместных Церквей. Причащение Святых Христовых Таин должно совершаться натощак всегда, в том числе и на Литургии Преждеосвященных Даров, если она служится в вечернее время.

* * *

Для полноты освещения этого вопроса к каноническому анализу хотелось бы добавить несколько аскетико-литургических рассуждений.

Установленное богослужебным уставом служение Литургии Преждеосвященных Даров в соединении с вечерней (здесь не важно, насколько точно в «вечернее» время: в 14:00, 15:00, 18:00) входит в общую систему аскетического подвига Великого Поста, когда вкушение пищи позволяется лишь один раз в день после вечерни. И поэтому воздержание от пищи и питья до Литургии Преждеосвященных Даров в Пост – это одновременно и соблюдение евхаристического поста, и поста Великого.

Стремление соблюсти букву устава о служении этой Литургии в вечернее астрономическое время[7] будет неминуемо приводить к вопросу о возможности нарушения не только Великого Поста, но куда более важной нормы о евхаристическом посте теми, кто не может воздерживаться в течение всего дня. Поэтому церковная икономия реализуется здесь не через сокращение евхаристического поста, а через служение Литургии в более раннее время – что на практике и делается. Поэтому вполне уместно признать: те, кто по состоянию здоровья не могут выдержать длительный евхаристический пост, по смирению да причащаются на полных Литургиях или на тех Литургиях Преждеосвященных Даров, которые служатся в более раннее время.

В заключение хотелось бы привести отрывок из статьи протоиерея Андрея Ткачёва, который по рассматриваемой теме пишет: «Непривычно длинный евхаристический пост – единственное серьезное вопрошание на пути к вечерней литургии Преждеосвященных Даров. Но разве не для этого и существует пост, чтобы ощутить голод и жажду, некую тонкую слабость в теле и легкую сухость во чреве? Разве мы совсем уже отказались от трудов, усилий, воздержания и годны только на то, чтобы ублажать свои немощи? Стоит только попробовать, и людей, готовых к борьбе и молитве, окажется больше, чем мы думали. Дети на этой службе не причащаются. Для них есть суббота и воскресенье. Скажут: мол, старики не могут долго без лекарств и еды. Но и для них есть суббота и воскресенье. А те, кто может не есть и не пить до вечера, кто силен и крепок, кого по молодости и по избытку сил тревожат плотские страсти, пусть терпят и борются с собой. Скажу вам больше: на поверку оказывается, что старики готовы не есть и молиться в ожидании Причащения нередко чаще молодых. Да и молодые люди жаждут подвига чаще, чем нам кажется...»[8].

Таким образом, служение Литургии Преждеосвященных Даров в вечернее время и причащение на ней задумано для сильных духом и телом. Те, кто не в состоянии понести подвиг длительного воздержания, могут причащаться в другое время.

 

ПРИЛОЖЕНИЕ

 Журнал № 41 заседания Священного Синода Русской Православной Церкви от 28 ноября 1968 года

Слушали:

1. Представление Преосвященного митрополита Сурожского Антония, Патриаршего Экзарха в Западной Европе, от 2 октября с.г.:

«Ваше Святейшество! Обращаюсь к Вашей архипастырской мудрости со следующим делом:

Ввиду предельной разбросанности верующих, живущих даже в самом Лондоне на расстоянии нескольких часов езды от единственной нашей церкви, и невозможности для громадного большинства, работающего с самого утра, посещать утренние богослужения в будние дни, почти все верующие лишены во время Великого поста возможности участвовать в совершении Преждеосвященной литургии.

Обращаюсь поэтому к Вашему Святейшеству с просьбой разрешить применение на территории Западноевропейского Экзархата Церковного устава, предусматривающего совершение литургии Преждеосвященных Даров вечером.

Прежде чем поставить перед Вашим Святейшеством этот вопрос, я совершил в прошлом году несколько Преждеосвященных литургий по вечерам. Это было воспринято верующими очень положительно и дало возможность многим из них участвовать. Служащий священник постился с полуночи, а верующие, желавшие причаститься Св. Тайн, воздерживались от пищи, питья и курения в течение семи предшествующих часов, т.е. от полудня.

Я надеюсь, что Вы благословите это возвращение к уставной практике, которая уже дала на опыте добрые плоды».

2. Представление Преосвященного архиепископа Нью-Йоркского и Алеутского Ионафана, Патриаршего Экзарха Северной и Южной Америки, от 29 июля с. г.:

«Ваше Святейшество, милостивый наш Первосвятитель и Отец! Местные условия жизни в пределах вверенного мне Экзархата все более остро ставят перед нами вопрос о необходимости перенести совершение литургии Преждеосвященных Даров во время Святой Четыредесятницы на вечернее время.

Совершение литургии Преждеосвященных Даров в обычное время лишает верующих, занятых работой в учреждениях и на предприятиях, возможности посещать это богослужение. Если же эта литургия была бы перенесена на вечернее время, когда верующие свободны от занятий, наша паства имела бы возможность присутствовать за богослужением.

Поэтому я сыновне обращаюсь к Вашему Святейшеству и смиреннейше прошу внять просьбе и благословить нам совершение литургии Преждеосвященных Даров в вечернее время.

В этой связи дерзаю обратиться к Вашему Святейшеству с еще одной просьбой.

Если литургия Преждеосвященных Даров будет совершаться в вечернее время, естественно, возникнет необходимость причастия верующих за этой литургией. Да и сами священнослужители, совершающие литургию, будут причащаться.

Это, в свою очередь, вызывает вопрос о времени воздержания от пищи и пития перед совершением литургии, т. е. перед причащением.

Ввиду этого я смиреннейше прошу Ваше Святейшество обсудить одновременно и этот вопрос и найти приемлемое его решение в духе церковных правил и с учетом немощей человеческих и церковной икономии».

3. Историческую справку по вопросу причащения Святых Таин натощак профессора Ленинградской духовной академии Н.Д. Успенского от 15 октября с. г.:

«Господь Иисус Христос установил Таинство Причащения после вечери, и апостолы причастились Божественного Тела и Крови после принятия пищи (Лк. 22, 20; 1 Кор. 11, 25). Такого порядка в совершении Евхаристии, как освященного примером Самого Господа, держались апостолы и за ними христиане первых поколений.

Увеличение числа членов христианских общин и связанная с этим трудность устройства общих вечерних трапез, или агап, вызвала отделение Евхаристии от агапы и перенесение первой на утреннее время. Эта первая в истории Евхаристии реформа проводилась не одновременно во всех Церквах. В некоторых Церквах, как, например, Римской, это нововведение имело место уже в середине II века (св. Иустин Философ, Апология, гл. 65-67), в других, в частности в Египте, еще в V веке Евхаристию совершали вечером (Сократ, Церковная история).

Перенесение Евхаристии с вечера на утро само по себе вызвало в жизни новый порядок – причащение Св. Таин натощак. Эта традиция становилась всеобщей по мере того, как распространялся порядок совершения Евхаристии утром. Свидетельством происходившей перемены порядков причащения Св. Таин является 41-е правило Карфагенского Собора. Собственно, это правило было принято в Италии на Иппонском Соборе 393 года (прав. 28) и вошло потом в Кодекс правил Карфагенского Собора. Это правило гласило: «Святое Таинство алтаря да совершается людьми не ядшими. Исключается из сего единый в году день, в который вечеря Господня совершается. Аще же память будет некиих в вечернее время скончавшихся, епископов или прочих: то да совершится она молитвами токмо, когда совершающие оную окажутся обедавшими». Из этого правила можно сделать вывод, что еще в конце IV века в отдельных Церквах, как Иппонская, существовала древняя практика причащения Св. Тайн по принятии пищи. Собор, очевидно, следуя новому порядку, как общераспространенному, запрещает причащение после принятия пищи, делая в этом отношении исключение для Великого четверга.

VI Вселенский Собор отменил вышеназванное правило в части причащения в Великий четверг ядших, объяснив, что такое исключение в отношении Великого четверга могло быть сделано «по некоторым местным причинам, полезным для Церкви» (прав. 29).

Что касается причащения Преждеосвящёнными Дарами, то оно ведет свое начало от древнехристианского обычая принятия Св. Таин или «самопричащения» на дому Св. Тайнами, приносимыми из храма, где совершалась Евхаристия. О таком обычае упоминает Тертуллиан (письмо к жене). День и час причащения устанавливал сам причастник. Этот обычай был поддержан анахоретами и от них вошел в монастырское богослужение. Монахи причащались или по совершении утреннего правила, или, что, очевидно, было связано с различной строгостью соблюдения поста, вечером. Чинопоследование изобразительных – это древнее правило или порядок причащения братии в конце утреннего богослужения, а литургия Преждеосвященных возникла на основе причащения Преждеосвященными Дарами вечером. В IV и V веках, когда стал утверждаться, как всеобщий, порядок причащения натощак, приобщение Преждеосвященных Даров – утром ли, вечером ли – также совершалось натощак. Это в итоге привело к перенесению литургии Преждеосвященных Даров на первую половину дня, хотя она начинается чинопоследованием вечерни.

Если совершать литургию Преждеосвященных Даров вечером, то, очевидно, встанет вопрос с воздержанием в этот день от принятия пищи до вечера. Прямых правил, которые отменяли бы это воздержание и разрешали бы приобщение Преждеосвященными Дарами ядших, нет. Однако на основании того же 29 правила VI Вселенского Собора, которое гласит, что «святые отцы оные» (т. е. Иппонского и Карфагенского Соборов) разрешали причащение Св. Даров в Великий четверг ядшим «по некоторым местным причинам, полезным Церкви», церковная иерархия, очевидно, может разрешать причащение Св. Таин и на литургии Преждеосвященных, совершаемой вечером ядшими, установив для них пост не в продолжение всего дня, а в несколько часов, насколько это будет признано «полезным для Церкви».

4. Отзыв Преосвященного архиепископа Брюссельского и Бельгийского Василия по этому вопросу от 27 ноября 1968 года:

«Вполне согласен с высказываемыми в представлениях Высокопреосвященнейших Экзархов Антония и Ионафана соображениями о желательности совершения литургии Преждеосвященных Даров вечером, равно как и с правилами о сроках поста для приобщающихся и служащих. Могу только сказать, что вечерние Преждеосвященные литургии должны вводиться с осторожностью, в зависимости от местных условий и состава верующих. Они легче могут быть введены среди православных западного происхождения, чем среди русских, легче среди молодежи, чем среди старых. В Бельгии оно совершается уже в Бельгийской Православной Миссии, а в Голландии – в Гронингене, у о. Иоанна Хавемана».

Постановили:

1. Благословить в храмах Московского Патриархата совершение вечером Божественной литургии Преждеосвященных Даров там, где правящий архиерей сочтет это полезным.

2. При совершении Божественной литургии Преждеосвященных Даров в вечерние часы воздержание для причащающихся от принятия пищи и пития должно быть не менее шести часов; однако воздержание перед причащением с полуночи от начала данных суток весьма похвально, и его могут держаться имеющие физическую крепость.


Журнал Московской Патриархии. 1969. № 1. С. 3-5.



———————————————————————————————

[1] Под причащением натощак в соответствии с устойчивой традицией понимается полное воздержание от пищи и питья с полуночи до святого причащения (п. II.2 документа «Об участии верных в Евхаристии», принятого на Архиерейском совещании РПЦ в 2015 году). Сам факт этой традиции свидетельствует о том, что преобладающим в ней является не физиологическое отсутствие в желудке какой-либо пищи и питья, а именно сам подвиг воздержания от вкушения чего-либо до Святого Причастия при наступлении нового астрономического дня. Это означает, что дискуссии, связывающие воздержание перед причащением со временем, необходимым для переваривания пищи, понижают аскетическое понимание евхаристического поста до поста всего лишь «технологического».

[2] В скобках указывается нумерация канонов Карфагенского Собора по Книге правил.

[3] Епископ Никодим (Милаш), комментируя этот канон, пишет: «Среди правил Никейского Собора (I Всел.) нет такого постановления, но возможно, что об этом, так же как о дне празднования Пасхи и о разрешении священникам жениться, рассуждали на Никейском Соборе и сделано было соответственное заключение, хранящееся в тех актах, которые принесли с собой бывшие на соборе африканские отцы (Карф. 1)» (Никодим, еп. Далматинско-Истрийский. Правила Православной Церкви. М., 2001. Т. II. C. 197).

[4] Объясняя этот канон, епископ Никодим указывает, что «правило приводит ещё тот случай, когда после обеда приходится совершить поминование (παράθεσις, commendatio) по некоторым умершим, причём служилась по обычаю и Литургия. Относительно этого правило постановляет, что Литургию может совершать только не обедавший священнослужитель, если же пообедал, то поминование должно ограничиваться только молитвами без Литургии» (Там же. С. 191).

[5] Владыка Феодор Вальсамон, комментируя 29-й канон Трулльского Собора, пишет: «Святые отцы, собравшиеся в Карфагене, зная, что Господь наш Иисус Христос совершил свою таинственную Пасху и преподал бескровную Жертву уже после того, как совершил с своими учениками законную Пасху и вкусил от нее, повелели, чтобы диаконы и священники, прикасающиеся к Святыне, были не ядшими в остальное время, но в Великий Четверток священнодействовали после вкушения пищи» (Правила Святых Вселенских Соборов с толкованиями. М., 2000. С. 374).

[6] Из его объяснения на 41-й (50-й) канон Карфагенского Собора (Правила Святых Поместных Соборов с толкованиями. М., 2000. С. 501).

[7] Здесь можно отметить, что совершение этой Литургии в некоторых храмах РПЦ совсем уже вечером (после 17:00) превосходит в этом отношении даже строгую афонскую традицию, по которой Литургию Преждеосвященных Даров служат на несколько часов раньше (около 14:00 в пересчёте с так называемого византийского времени).    

[8] Андрей Ткачёв, протоиерей. Литургия Преждеосвященных Даров. http://www.pravoslavie.ru/46030.html