Богородица

Актуальные статьи

ОВЦС и раскол в Московской Патриархии.
К юбилею самого «эффективного» церковного отдела

7.06.2021

Раз в пять лет СМИ сотрясают новости о юбилеях Отдела внешних церковных связей, так называемого «церковного МИДа», «внешнего церковного ведомства», «самого эффективного отдела». Хотя в далеком 1946 году Отдел внешних церковных сношений Московского Патриархата, состоявший из трех человек (митрополита Николая (Ярушевича), референта и машинистки) был лишь одним из трех рядовых отделов. Почему же мы не празднуем юбилеи отделов, созданных тогда же – Отдела религиозного образования или Управления делами Патриархии?

По идее, нужно праздновать 75-летие формирования всего управленческого аппарата Московской патриархии при патриархе Алексии I (Симанском) в целом и чтить мудрость и величие этого святителя. При нём впервые возник не только ОВЦС, но и несколько других отделов. И он, патриарх, действительно, был олицетворением Церкви. Тогда каждым из направлений церковной деятельности занимался конкретный человек с немногими помощниками: за просвещение отвечал митрополит Григорий (Чуков), за отношения с поместными Церквами – митрополит Николай (Ярушевич); «главой администрации» патриарха и лицом, контактирующим с властями, был протопресвитер Николай Колчицкий. Все отделы размещались в Чистом переулке и их руководители чувствовали единство с патриархом.

«Пусть все кругом меняется, мы должны остаться такими, какими были сотни лет назад. Пусть наша неизменяемость, неподчиняемость духу времени символизирует вечность Церкви», говорил патриарх Алексий. И этот консерватизм много кому не нравился.

В 1960-е годы произошло обособление Отдела внешних церковных сношений. Он переехал в отдельное здание неподалеку, в Гагаринский переулок, что означало своеобразный и на первый взгляд неочевидный раскол в Русской Православной Церкви. Уже с 1950-х годов шло постепенное ограничение власти патриарха. Возросла «опека» над ним, патриарха стремились изолировать от паствы, предоставляли ему искаженную или неполную информацию. Пока Святейший Алексий (Симанский) возмущался закрытием храмов, монастырей, семинарий и академий по всему СССР, ОВЦС трансформировался в альтернативный орган церковного управления, лояльный к власти и к гонениям на Церковь. Возрастал он и становился могучим именно в период правления богоборца Хрущева.

С назначением главой ОВЦС митрополита Никодима (Ротова), отдел не только перестал подчиняться патриарху, значительная часть управленческих функций патриархии под влиянием Совета по делам религий просто перешла к ОВЦС.

Патриархи Московские Алексий I, а затем Пимен со своими консервативными епископами могли вести только внутрицерковные дела. Историк А.Л.Беглов пишет:

«В силу своей харизмы митрополит Никодим становится фактическим главой Русской Церкви, и в силу этого Отдел берет на себя функции не только сугубо внешних связей, но и вообще связей с "внешним" миром, в частности, с государственными органами».

С оптимистическими оценками этой ситуации, которые высказывают некоторые историки, сложно согласиться, мол, это было «блестящим тактическим ходом», «рассредоточение центров легитимности и эффективности церковного управления». Если бы речь шла о политике и какое-то ведомство отняло бы реальную власть у монарха, то это называлось бы не «рассредоточением центров управления», а узурпацией. Если говорить мягче, то Церковь стала жертвой политики «разделяй и властвуй».

И вот, по прошествии 75 лет, восхваляется не Русская Православная Церковь с сонмом консервативных епископов, епископов-исповедников, не мудрый и духовный патриарх Алексий (Симанский), а особый церковный отдел-юбиляр.

Но почему тогда не празднуется юбилей источника могучести этого отдела? Тогда нужно праздновать и юбилей Совета по делам религий – негласного министерства религиозных дел, мирского и секулярного управителя и куратора могучего и эффективного Отдела. Совет был источником обильной материальной поддержки для эффективной деятельности и неплохих зарплат сотрудников, что давало возможность собирать под сенью ОВЦС свежие и перспективные интеллектуальные силы, привлекать всех лучших выпускников и преподавателей духовных академий. Нужно чтить тогда не только великого главу ОВЦС митрополита Никодима (Ротова), но и кураторов отдела – товарищей Куроедова, Макарцева и, в первую очередь, отмечать заслуги товарища Хрущева.

Тогда же, когда становился могучим Отдел, Совет по делам религий в 1961 году навязал Русской Православной Церкви решение о вхождении во Всемирный совет церквей и административную реформу приходов, по которой священник терял всякую власть на приходе, она переходила в руки специально подобранных государством мирян. В 1971 году возросший в своем влиянии митрополит Никодим (Ротов) на Поместном Соборе заявил, что изменять реформу невозможно, она целиком устраивает Церковь…

Архиепископ Брюссельский Василий (Кривошеин) в своих подробных очерках о главах ОВЦС митрополитах Николае (Ярушевиче) и Никодиме (Ротове) раскрыл источник мифа о могучести отдела:

«К этим основным качествам его личности (митрополита Никодима) присоединялась создавшаяся вокруг него легенда человека власти, первого по силе в Русской Православной Церкви и пользующегося полной поддержкой советского правительства. Эта власть часто была больше легендой, чем реальностью, но эта легенда действовала на людей. Люди любят пресмыкаться перед сильными или перед теми, кого считают сильными, особенно это распространено на Востоке, в греческом и ещё более арабском православном мире. Наконец, нужно прямо сказать. На многих действовала широко применяемая им система щедрой раздачи подарков. Он возил их за собой всюду, раздавал их направо и налево, располагал крупными денежными средствами, водка, коньяк и "бутерброды с икрой" и дорогие сувениры. И ведь ни один из русских архиереев, выезжавших из СССР за границу, такими средствами не обладал. Конечно, всё это было довольно примитивно, но на многих действовало, более импонировало, чем подкупало…».

На фоне успехов ОВЦС за границей, реализовывался план по изоляции Патриарха Московского на Родине. В 1970-х годах во время путешествия Святейшего Патриарха Пимена по Волге, в Ульяновске его не пустили даже в местный храм, а вышедший ему навстречу в Чебоксарах архиепископ Чувашский Вениамин (Новицкий) получил от властей суровое взыскание. Встречи Патриарха Пимена с епископами, паствой, его речи и высказывания были ограничены и лимитированы. Строилась искусственная стена между Предстоятелем Русской Церкви и его паствой.

Тенденция очевидна – независимые патриархи не устраивали безбожную власть. Но на откровенное упразднение патриаршества никто бы не решился, поскольку нужны были центры противостояния и противоречий в Церкви. Потому богатый и могучий ОВЦС (в 1980-х годах зарплаты были на уровне зарплат сотрудников МИД) был не вечен в своём могуществе. Уже в 1980-90-х годах начал усиливаться в качестве консервативного противовеса Издательский отдел Московской патриархии. Стала складываться странная традиция, когда каждый синодальный отдел начал работать на себя и на своего руководителя. Из размещённых в СМИ биографий покойного протоиерея Всеволода Чаплина ныне в общих чертах известно, как шла борьба за влияние между Издательским отделом и ОВЦС.

На сегодня, как мы видим, при ОВЦС создано уже и своё независимое издательство («Познание») и своё высшее духовно-экуменическое образовательное учреждение (Аспирантура святых равноапостольных Кирилла и Мефодия), дабы «эффективность» ОВЦС не зависела ни от Издательского отдела, ни от Отдела религиозного просвещения, где их главы могут быть далеки от понимания задач ОВЦС. К тому же, своё издательство и собственная высшая школа могут «эффективно» обеспечить поток средств из других зарубежных источников в условиях, когда нынешнее Российское государство не обеспечивает былой уровень могучести ОВЦС.

Итак, в 1960-м году в Патриархии произошёл своего рода раскол, организованный государством – в лице ОВЦС государство нашло свой более послушный орган и передало ему власть решать многие важнейшие вопросы, отнятую у патриарха. Да, можно говорить об эффективности работы сотрудников Отдела, но ради чего и кого была эта эффективность?

Например, митрополит Никодим произнес потрясающую юбилейную речь о великом значении Октябрьского переворота 1917 года для Церкви… Насколько эффективно это помогло верующим в СССР, сложно сказать, но за рубежом в православной среде это произвело эффект. Эффект разорвавшейся бомбы.

Показательно, что до сих пор засекречены журналы Московской патриархии в период самого эффективного труда ОВЦС и митрополита Никодима (на сайте журнала «Московской патриархии» до сих пор нет сканированных версий журналов за целые десятилетия, включая 1960-70-е годы). Вероятно, там опубликовано очень много чего...

Цитата из очерков архиепископа Василия (Кривошеина) может объяснить нам, почему старые выпуски «Журнала Московской патриархии» массам лучше не читать:

«…более печальны и опасны были попытки как-то с христианской точки зрения идеологически оправдать атеизм и революцию. В этом смысле у митрополита Никодима были в прошлом перегибы. Так в ЖМП была напечатана статья за его подписью, что нужно различать между дурным "буржуазным" атеизмом и добрым революционным и что только первый нужно отвергать. Говорят, что эта статья была написана по заказу митрополита Никодима протоиереем Петром Гнедичем. Он был известный богослов и так скорбел и каялся, что вскоре умер. Сюда же относилось и пресловутое "октябрьское богословие", о котором я уже говорил, то есть, рассматривать октябрьский путч как величайшее событие в истории христианства, какое-то новое откровение Божие, подобное Воплощению (такого рода статья была напечатана митрополитом Никодимом в ЖМП). Я как-то спрашиваю его: "Владыко, Вы написали, что Воплощение Сына Божия было, конечно, громадным событием, но только с момента "октябрьской революции" оно стало осуществляться в жизни, имело последствия и стало действительностью". Митрополит Никодим чуть не вскочил. "Не может быть! Я не такой дурак, чтобы написать это!" Потом помолчал и добавил: "Да я конечно дурак, но всё же не до такой степени!" Как это нужно было понимать? Забыл ли он то, что писал? Или под его именем напечатали вещи, ему не принадлежащие?»

А вообще, можно понять, почему в СМИ раз в пять лет много новостей о могучих юбилеях могучего «внешне-церковного» ведомства. Резонанс в СМИ необходим для успешного и «эффективного» продолжения деятельности, для повышения статуса ТАМ, за границей. Ведь там считают, что чем громче юбилеи, тем влиятельнее, значит Отдел… Хотя реальная картина иная.

В России отдел не очень любят по многим причинам. Одна из них – иезуитские методы работы: скрытые задачи отдела, неискренность и его тайная двойная, тройная жизнь. Но нужно помнить, к чему пришла самая «эффективная», могучая и хорошо организованная по мирским и человеческим меркам Римская Католическая церковь. Движимая человеческой волей, а не Божией, она пришла к ненависти к ней собственного народа и уходу миллионов людей в Европе от Христа.

Федор Михайлович Достоевский, наблюдавший эту трагедию Европы, устами князя Мышкина произнес:

«Атеизм от них вышел, из самого римского католичества! Атеизм, прежде всего, с них самих начался: могли ли они веровать себе сами? Он укрепился из отвращения к ним; он – порождение их лжи и бессилия духовного! … в Европе, уже страшные массы самого народа начинают не веровать, – прежде от тьмы и от лжи, а теперь уж от фанатизма, из ненависти к Церкви и к христианству».

Православным верующим, коих более сотни миллионов в России, СНГ и Прибалтике, не нужны про-католически «эффективные» и могучие ведомства, народу Божию нужен Истинный, не оболганный Христос и верные Ему духовные пастыри.



Об авторе: Романова Владислава Николаевна, Центр церковно-государственных отношений «Берег Рус», кандидат политических наук

Автором использованы материалы статьи Беглова А.Л. «Как управляется Русская Церковь? Органы исполнительной власти Патриарха и Синода в ХХ веке».


Источник


Голосование за статью

 /  Не понравилась  -  8

Комментарии:

Иван 26.06.2021 в 14:31:02

Денисенко тоже жаждал, но оказался за оградой. В истории Церкви много примеров когда карьеристы и нечестивцы пытались восхитить патриарший посох. Бог устраивает как нужно Ему. А мы будем молиться чтобы достойный занял место патриарха.

Адриан 12.06.2021 в 00:12:49

«9 июня ... были объявлены имена лауреатов Государственных премий 2020 года.., сообщает Патриархия.ru. В мероприятии приняли участие помощник Президента Российской Федерации А.А.Фурсенко (разрушитель нашего образования). Лауреатом Государственной премии Российской Федерации в области литературы и искусства стал митрополит Волоколамский Иларион, председатель Отдела внешних церковных связей Московского Патриархата, ректор Общецерковной аспирантуры и докторантуры имени святых Кирилла и Мефодия. В указе, подписанном 9 июня Президентом РФ В.В. Путиным, говорится, что премия присуждена «за вклад в развитие отечественной культуры и просветительскую деятельность».
Страшно подумать, если м.Иларион будет продвинут Закулисьем на Патриаршество.

Сергей 08.06.2021 в 07:39:53

Романовой Владиславе Николаевне честь и хвала, а м.Илариону фу. Жалею, что он вышел из нашего Вильнюсского Святодухова монастыря. Приезжал сюда в гости, наверное с католиками лобызаться. Нашёл я фотку у греков, где он с нынешним владыкой литовским Иннокентием с католиками камлает, ну типа молится. Но как её разместить на сайте не знаю.

Родион 07.06.2021 в 18:33:19

Лыбящийся митрополит со стеклянными глазами жаждет стать Патриархом.

Добавить комментарий:

Код анонса статьи для вставки в блог или на сайт

показать анонс