Богородица

Актуальные статьи

Сказание о военном посетителе отца Серафима, сообщенное иеромонахом Иоасафом (Толстошеевым) в 1849 году

27.01.2022

От редакции: Одним из первых житийных повествований о преподобном Серафиме Саровском стала книга иеромонаха Иоасафа (Толстошеева) «Сказания о подвигах и событиях жизни старца Серафима, иеромонаха, пустынника и затворника Саровской пустыни, с присовокуплением очерка жизни первоначальницы Дивеевской женской обители Агафии Симеоновны Мельгуновой», изданная в Санкт-Петербурге 1849 году. Отец Иоасаф был любимым учеником старца Серафима Саровского, непосредственным свидетелем и сотаинником подвижнической жизни батюшки Серафима и написал свою книгу через шестнадцать лет после смерти прп. Серафима. Книга эта, с многочисленными дополнениями, издавалась и переиздавалась на протяжении всего девятнадцатого века. Последний раз сестры Серафимо-Понетаевского монастыря издали её в 1913 г., уже после прославления батюшки Серафима. Таким образом, ученик последовательно повторял издание книги о любимом старце, донося до простого народа наставления своего духовного отца и учителя, открывая людям молитвенный подвиг преподобного Серафима Саровского. В отличие от весьма сомнительной книги молодого священника Л.М. Чичагова (впоследствии митрополита Серафима) «Летопись Серафимо-Дивеевского монастыря» (1896, 1903), автор которой положил в основу своей «Летописи» часто весьма соблазнительные басни, непроверенные предания и сомнительные устные высказывания, а главное, не общался ни с кем, кто непосредственно жил во времена подвигов батюшки Серафима и кто лицезрел его подвижническую жизнь, повествование иеромонаха Иоасафа (Толстошеева) о жизни батюшки Серафима представляет собой чистый незамутненный агиографический источник, не вызывающий никаких сомнений, ибо о.Иоасаф воочию наблюдал и записал в назидание потомкам житие Преподобного. Приводим отрывок из этой книги.

* * *

Это случилось перед тем самым временем, когда вражеская злоба вооружилась против священной власти Царской и произвела смятение и бунт в С.-Петербурге[1].

Однажды после обеда я пошел из монастыря к отцу Серафиму в ближнюю его пустыньку, которая находилась при источнике Богословском, по нижней дороге, лежащей по берегу Саровки и приводившей прямо к источнику старца.

Я увидел отца Серафима еще издали: он стоял у сруба своего источника с западной стороны и, опершись локтями на сруб, голову же поддерживая кистями рук, весьма пристально смотрел в источник.

Еще я не дошел до него нескольких саженей, как вдруг увидел, что с северной стороны, с пригорка, на котором стояла пустынька старца, бежит к нему какой-то военный средних лет, умеренного роста, с открытою головою и держа в левой руке картуз. Я остановился на своем месте, чтобы дать этому военному свободу получить от старца благословение, и увидел дивное событие.

Когда он подошел к отцу Серафиму и потребовал его благословения, старец, не переменяя нисколько своего положения, продолжал по-прежнему смотреть пристально в источник. Когда же военный несколько раз повторил свое требование, он обратился к нему с самым строгим выражением лица и сурово спросил его: «Ты какого исповедания?» Военный, как бы пораженный старцем, тихо отвечал ему: «Я не российского исповедания». Тогда старец произнес ему: «Так гряди откуда ты пришел». Но когда этот военный снова протянул свою руку и просил его благословения, старец снова, с удвоенною суровостью, несмотря на его лицо и сан, закричал: «Я тебе сказал: гряди откуда ты пришел».

Пораженный еще более таким видом и таким голосом старца, военный смирился еще более и, снова простирая руку, просил старческого благословения. Но старец не только лишил его, по-прежнему, благословения, но за этот раз закричал на него так громко и немилостиво, как на самого величайшего противника и отступника Церкви. Никогда я не видал еще отца Серафима в таком яростном духе и, уже сам смутившись, осуждал его, думая, что он находится в каком-нибудь искушении. Страшно было даже смотреть на него в это время.

Военный же после этого последнего грозного отказа в благословении не дерзнул настаивать более и отправился назад тою же дорогой, откуда и явился. Только видно было, что он как бы потерялся или совершенно поражен был немилостивым к себе вниманием старца и грозными его словами.

Во весь обратный путь свой, пока не скрылся из виду, он держал себя за голову и отирал пот, выступивший на его лице.

После его ухода я в ту же минуту подошел к старцу со страхом, думая, что он и ко мне будет так же немилостив, и поклонился ему в ноги. Но старец благословил меня со всею отеческою любовью и потом, взявши за руку, подвел к своему источнику и велел смотреть в него, говоря: «Вот, видел ли ты этого человека, который ко мне приходил?» Я отвечал ему: «Как же, батюшка, видел, я все это время стоял близко и смотрел и мысленно согрешил пред вами осуждением в том, что вы оскорбили этого человека и не благословили его, как он ни просил вас». Тогда старец снова обратился к своему источнику и сказал мне: «Посмотри в источник, он-то мне и показал этого человека, кто он такой». Удивленный словами старца и не понимая, каким образом источник может показать, кто такой приходящий человек, и полагая наверное, что старец хотел этим только скрыть живущую в нем благодать Божию, я посмотрел в источник и увидел его совершенно возмущенным. Так иногда нарочно кто-нибудь возмущает источник для того, чтобы очистить его от наростов мха и от слишком большого отстоя на дне, чтобы всю эту дрянь течением воды унесло в сточную трубу.

Тогда отец Серафим сказал: «Вот видишь, как возмущен этот источник, так-то этот человек, который приходил, хочет возмутить Россию».

Я ужаснулся дивному прозрению благодатного старца, равно как и его ревности по Бозе, которую он показал против этого тайного врага Церкви, государя и отечества. Вскоре потом сделалось известно, что Господь торжественно обнаружил и разрушил все нечестные замыслы злоумышленников.




[1] Речь идет о восстании в 1825 году декабристов, принадлежавших к тайным масонским обществам. Военный посетитель был, вероятно, одним из декабристов, проживавших неподалеку от Сарова.

 
Благодатный Огонь № 15



Голосование за статью

 /  Не понравилась  -  ...

Комментарии:

Сергий Агапов 31.07.2014 в 17:35:43

Косте.
Уважаемый брат, будьте поосторожней с подобными ссылками. С отцом игуменом случилось что-то непонятное. Был приказ прославлять, он добросовестно (предположим это) потрудился. Подули новые веяния - он так же добросовестно принялся поливать помоями погибших от бесовских богоборческих гонений. Объясняя это своим послушанием церковной бюрократии. Так дела не делаются. Прославили соборно, а теперь в темную подчищают святцы. А спросили мнение, а узнали сердечное расположение народное? Тысячу раз прав протоиерей Борис, канонизация начинается с почитания народного, со свидетельством чудодейственной помощи мучеников по молитвам и прошениям верующих. А нам подсовывают как определяющий фактор документы, состряпанную бесовским отродьем писанину. Да, мы должны про нее знать. Но мы и должны твердо помнить, что прославляет Святых Cам Господь, а не уважаемые нами крючкотворцы игумены.
Простите меня грешного. Написал это к тому, чтобы мы не очень полагались на письменные документы, на свое мнение, а больше прислушивались к соборному мнению, мнению людей святой жизни и не ожесточались сердцами друг против друга.
С уважением многогрешный Сергий.

прот. Борис 31.07.2014 в 12:04:39

Смерть за Господа нашего Иисуса Христа смывает ВСЕ грехи. Человек, явно согрешивший, может успеть до смерти во грехах покаяться и получить от Господа прощение. Канонизация или прославление во святых начинается с почитания усопшего православным народом, с собирания фактов чудодейственной помощи при обращении к нему с молитвой - чудеса после смерти есть, народ почитает? Можно поднимать вопрос о канонизации. У греков проще - вышел человек на площадь, исповедал Христа перед всем народом, турки его за это убили. Греки положили усопшего во гроб и поставили в алтаре - это святой мученик.

Костя 06.08.2012 в 21:26:30

Иоанну.
А Вы прочли материал по ссылке? - Там все ясно написано. А рассказывать никому ничего не собираюсь - сегодня каждый все САМ знает <...>.

Иоанн 06.08.2012 в 18:06:44

Вы хотите сказать, что архиепископ Ярославский и Ростовский Павел (Борисовский) был осведомителем ОГПУ в отношении священномученика Виктора епископа Глазовского (Островидова)?

Костя 03.08.2012 в 14:03:10

Наблюдателю.
Отнюдь не ставлю под сомнение прославление ни вышеупомянутых лиц, ни, например, архиепископа Ярославского и Ростовского Павла (в миру - Павел Петрович Борисовский). Они именно прославлены РПЦ. А чтобы узнать подробности жития архиепископа Ярославского и Ростовского Павла, познакомьтесь с розысками игумена Дамаскина (Орловского) вот по этой ссылке: http://www.pravmir.ru/kogo-cerkov-proslavlyaet-vo-svyatyx-svoix-osobennosti-issledovaniya-podviga-novomuchenikov/.
Но в отношении вице-президента "Библейского общества" имею личное мнение, подобное же мнение имею и в отношении митрополита Серафима Чичагова. По Павлу Борисовскому двух мнений быть не может. Очень благодарен Вам за приглашение примкнуть к секте почитателей Иосафа, масонов, истукачей, но я, с Вашего позволения, придержусь почитания Святых, прославленных Церковью до 1917г и, разумеется, Святаго Патриарха Тихона и Царственных страстотерпцев.

Наблюдатель 03.08.2012 в 12:05:26

Косте
Если вы ставите под сомнение святость Святителя Филарета Московского и Священномученика Серафима Чичагова, прославленных Русской Православной Церковью, может вам примкнуть к какой-нибудь маргинальной секте, почитающей Иоасафа Толстошеева.

Костя 03.08.2012 в 07:44:33

Военному наблюдателю.
О 70%. Я обратил внимание на то, что ныне именуется плагиат. О "соблазнительных моментах". Серафим Чичагов был некоторое время с обновленцами, любил музицировать, увлекался живописью. Он и до революции принадлежал к либеральной части реформаторов, потому против его прославления возражал приснопоминаемый митрополит С-Пб. и Ладожский Иоанн и до кончины последнего митрополит Серафим Чичагов не мог быть прославлен, хотя вопрос о прославлении поднимался неоднократно. Большую роль в прославлении митр. Серафима Чичагова сыграла внучка его, Варвара Черная, из ученых, некоторое время трудившаяся в храме Пророка Ильи (обыденном) за ящиком, а в 90-х годах постригшаяся в монахини и ставшая сразу игуменьей Московского Ново-Девичьего монастыря, где находится Московское епархиальное управление и где находится резиденция председателя комиссии по прославлению митрополита Ювеналия.

Военный наблюдатель 03.08.2012 в 00:20:11

Елене Сергеевне.
Книга бывшего саровского послушника Гурия, опубликованная в журнале «Маяк» в 1845 году, называлась «Сказание о Жизни и подвигах старца Серафима иеромонаха Саровской пустыни, извлеченные из записок ученика его» (иеромонаха Иоасафа).
Почти все жизнеописания преп. Серафима Саровского, вышедшие в период с 1903 по 1917 год, ссылаются именно на «Сказания» иеромонаха Иоасафа (Толстошеева), а не на «Летопись» архимандрита Серафима (Чичагова), то есть труд о. Иоасафа стал основополагающим для всех житий старца Серафима.

Николай 02.08.2012 в 22:44:17

Не стоит фантазировать об источниках, по которым составлялась "Летопись..." Они указаны самим Священномучеником Серафимом (Чичаговым) в Предисловии к ней. Вот что он пишет: "Необходимо было дождаться напечатания исторических документов, воспоминаний и показаний некоторых современников и решителей судеб Серафимо-Дивеевского монастыря, чтобы летопись имела характер повествования, основанного на неопровержимых исторических фактах. Ныне изданы письма, мнения и резолюции в Бозе почившего митрополита Филарета Московского, который по воле провидения положил предел страданиям дивной Серафимовой обители, и теперь летописцы ее могут основывать события 1861 года на мудрых и безошибочных решениях благодатного святителя русской земли. Источниками для составления летописи Серафимо-Дивеевского монастыря служили следующие рукописи, записки, документы и печатанные материалы:
Рукописи (монастырский архив) Тетрадь № 1: рассказы об основателе нашем старце священно-иеромонахе Серафиме (сообщения стариц и монахинь). Тетрадь № 2: того же содержания. Тетрадь № 3: «Достоверные сведения о двух Дивеевских обителях Н. А. Мотовилова и об исцелении его великим старцем Серафимом». Тетрадь № 4: летописные сказания Серафимо-Дивеевского монастыря, составленные из записок протоиерея о. Василия Садовского и Николая Александропича Мотовилова: а) предисловие, б) г-жа Агафья Семеновна Мельгунова, в монашестве матушка Александра, в) первоначальная, так называемая Общежительно-Богоугодная, при Казанской церкви полковницы Мельгуновой женская общинка, г) Мария Семеновна Мелюкова, в схимонасех Марфа, д) Елена Васильевна Мантурова. Тетрадь № 5: описание женского общежительного Серафимо-Дивеевского монастыря, составленное вследствие указа о том Преосвященного Модеста, епископа Нижегородского и Арзамасского в 1885 году и хранящееся в Духовной Консистории. Тетрадь № 6: летописное сказание Серафимо-Дивеевского монастыря, составленное из записок протоиерея о. Василия Садовского и Николая Александровича Мотовилова и по рассказам Михаила Васильевича Мантурова: а) основание старцем Серафимом второй мельничной Дивеевской общинки, при селе Дивееве, б) построение двухпоставной ветряной мельницы в Серафимовом Дивееве, в) Михаил Васильевич Мантуров, г) построение первоначальных Рождественских церквей Серафимо-Дивеева. Рассказ протоиерея о. Василия Садовского, д) 81 рассказ стариц о предречениях батюшки о. Серафима. Тетради № 7 и 8: о блаженной Паше Саровской. Тетрадь № 9: жизнеописание блаженной Пелагеи Ивановны. Тетрадь № 10: рассказы о Прасковье и Марии Семеновнах Мелюковых. Тетрадь № 11 (черновая в переплете): а) жизнеописание монахини Елены, в миру девицы Е. В. Мантуровой и б) рассказы разных лиц. Тетрадь № 12: краткое описание Серафимо-Дивеевской обители. Тетрадь № 13: сведения о Серафимо-Дивеевском монастыре. Тетради № 14 и 15: краткое повествование о Свято-Троицком соборе Серафимо-Дивеевского монастыря. Тетрадь № 16: кончина матушки Агафьи Семеновны и основание батюшкой Серафимом мельничной обители. Тетрадь № 17: о Прасковье Семеновне Мелюковой. Тетрадь № 18: воспоминания о жизни старца Антония. Тетрадь № 19: сведения о блаженной Наталье Дмитриевой. Тетрадь № 20: тридцать рассказов об исцелении батюшки о. Серафима. Тетрадь № 21: сказание о последних двух днях жизни старицы Прасковьи Семеновны Мелюковой, переданное Феодорой Ерофеевой. Тетрадь № 22: (черновые) рассказы о батюшке о. Серафиме, чудесах его и о болящих старицах, записанные В. А. Карамзиной. Тетради № 23-28: летопись о первых первоначальницах общин и тетради (5) о целительных свойствах воды батюшки Серафима. Тетради № 29-33: (черновые) рассказы о батюшке о. Серафиме, о чудесах его, о Мантурове и о первоначальницах. Тетрадь № 34: письмо и записки исправника Павла Бетлинга. Тетрадь № 35: древние бумаги М. В. Мантурова о покупке земли и о постройке Рождественской церкви. Тетрадь № 36: (черновые) записи В. А. Карамзиной о чудесах батюшки о. Серафима. Тетрадь № 37: некоторые замечания на книгу «Сказания о подвигах старца Серафима» соседом Саровской пустыни и Дивеевской общины. Тетрадь № 38: сведения о батюшке о. Серафиме из Слободского Вятского монастыря, с копией письма Преосвященного Агафангела, епископа Вятского. Тетрадь № 39: письма и телеграммы, относящиеся к юбилею игумении Марии. Тетради № 40-60: записки Н. А. Мотовилова".
Официальный сайт Свято-Троицкого Серафимо-Дивеевского монастыря: http://www.diveevo.nne.ru/library/books/letopis/178

Елена Сергеева 02.08.2012 в 22:15:00

Военному наблюдателю.
Иеромонах Иосаф (Толстошеев) был не первым составителем в 1849 году жизнеописания прп. Серафима Саровского, а третьим. "Первое сказание о жизни и подвигах старца Серафима вышло в 1841 году в Москве за подписью И.С. (иеромонаха саровского, впоследствии архимандрита Сергия...). В 1844 году в XVI томе московского журнала "Маяк" вышло другое, более подробное сказание о приснопамятном старце... Митрополит Филарет... приписывает этот труд некоему Георгию (вероятно, настоятелю Николо-Барковской пустыни, жившему при о. Серфиме в качестве гостинника в Сарове под именем Гурия). В 1845 году это сказание вышло и отдельной книжкой в Петербурге" (Житие преподобного Серафима Саровского. Беседа преп. Серафима с Мотовиловым о цели христианской жизни. Седьмое издание. Благовест, 2002. Стр.6).

Военный наблюдатель 02.08.2012 в 21:17:16

В книге молодого священника Леонида Чичагова «Летопись Серафимо-Дивеевского монастыря» присутствует ряд соблазнительных моментов, искажающих светлый образ преподобного Серафима и способных вообще оттолкнуть верующего человека от благоговейного почитания саровского старца. Об этом свидетельствуют и изъятые из «Летописи» цензором -- протоиереем Григорием Дьяченко, авторитетным богословом и даровитым церковным автором, фрагменты текста о. Л.Чичагова. Впервые эти фрагменты были обнаружены и опубликованы в 1991 г. известным церковным писателем А.Н. Стрижевым.
Ну вот хотя бы один из изъятых прот. Г.Дьяченко фрагментов «Летописи»:
«Приготовляй все, все, и кровать, и подушку, и одеяло, и самое себя, чтобы все у тебя исправлено и отменно чисто бы было. Он и придет… А тогда через три-то года, как слышишь ты, матушка, что Он грядет, ты не пугайся и скорее беги к себе, отворотясь всего, никуда не гляди, под одеяло скройся, тогда и придет Он и обоймет тебя и даст тебе целование и соединитесь вы вместе. О, какая неизреченная радость…» («Летопись…», с. 171).
Напомню, что речь здесь идет о встрече с Женихом-Христом!
Очень уж это «поучение», якобы принадлежащее батюшке Серафиму, а на самом деле заимствованное из записок душевно/духовно нездорового (о чем он и сам писал, как в него вселился бес), Н.А. Мотовилова, напоминает «мистическую» чувственную практику некоторых католических святых, например «плотское томление» Терезы Авельской к «богатейшему Супругу».

Костя 02.08.2012 в 20:19:46

Возможно, что вымысел. Но очень правдоподобно, ибо соответствует православному учению: "Аще кто приходит к вам, и сего учения не приносит, не приемлите его в дом, и радоватися ему не глаголите: глаголяй бо ему радоватися, сообщается делом его злым" (2, Iоанн, 10-11). Тем паче не может идти речь о благословении иноверца, да еще масона, которые основали "Библейское общество" (Вице-президент - Митрополит Филарет Дроздов).
Наблюдателю.
Работа м. Серафима Чичагова более чем на 70% является ранее вышедшей в печати книги монаха Иоасафа, см. в интернете.

Николай 02.08.2012 в 20:16:02

"Прасковья Степановна, бывшая начальница, сказала, что батюшка о. Серафим про него говорил, что он, Иван Тихонович, «хоть и вызывается вам послужить, но во всю жизнь свою холоден будет к вам; и хоть начнет хлопотать будто бы из-за вас, но на вас же весь мир воздвигнет, и мирских и духовных, и ничего вам доброго не сделает. Да и то, — прибавил он, — по мне, убогом Серафиме, другого отца уже не будет вам!» И всегда называл он их своими сиротами. Иван Тихонов так на это озлобился, что, выходя из келий и из обители мельничных девиц, поклялся с тех пор и ноги своей не накладывать в оную и не почить до тех пор, пока не истребит ее до конца, не сотрет с лица земли и не уничтожит память о ее существовании... Каждым своим шагом и действием он ясно доказывал, что никогда не был учеником великого Серафима и в духовном смысле был одержимый прелестью, то есть гордостью и вражьим духом. Иван Тихонов задумал построить свой храм и запечатать храмы отца Серафима, что ему, к удивлению всех, удалось. Иван Тихонов всем, чем лишь было возможно, теснил и преследовал Серафимовских, постепенно стараясь, под всевозможно благовидными предлогами, уничтожить все Серафимовское, святым старцем, по приказанию Матери Божией, заповеданное, заменяя то лично своим, новым. Так, мельницу-питательницу перенес он почти на версту в поле с прежнего, ей батюшкой Серафимом определенного места; затем упросил епархиальное начальство запереть и запечатать обе Рождественские церкви, вместо столь строго заповеданного чтения неугасимой Псалтыри заставил читать Евангелие в Тихвинской новоотстроенной им церкви. После этого снес все по приказанию батюшки Серафима поставленные корпуса-кельи, построив свои, новые, и все задним фасом к святой, заповеданной Царицею Небесною канавке, с твердо выраженным намерением постепенно засыпать ее всяким сором и впоследствии совершенно заровнять. Эта всем известная и столь многозначительная канавка вырыта по приказанию Самой Матери Божией, по той самой тропе, где, по глаголу святого старца, „Стопочки Царицы Небесной прошли!“. Она начата особо чудесным образом самим батюшкой Серафимом. Понятно, что такому «чуждопосетителю» батюшка о. Серафим предсказал, что он не увидит лица Серафимова ни здесь, ни в будущей жизни!"
Официальный сайт Свято-Троицкого Серафимо-Дивеевского монастыря: http://www.diveevo.nne.ru/library/books/letopis/201

Иоанн 02.08.2012 в 19:19:00

У преподобного Серафима не было учеников, тем более "возлюбленных". Сам Иоасаф многократно свидетельствует против себя, рассказывая как он поступал против заповедей Святого Серафима. Летопись основана не на Иоасафовском плагиате, а на подлинных письменных воспоминаниях дивеевских монахинь (монастырских тетрадях – прообразу Летописи) и письмах С. Филарета Московского.

Военный наблюдатель 02.08.2012 в 18:16:27

Наблюдатель! Иеромонах Иоасаф (Толстошеев) был любимым учеником батюшки Серафима. Он первый, кто составил его жизнеописание ещё в 1849 году, когда никакой литературы о батюшке Серафиме ещё не существовало. Называлось оно: "Сказание о подвигах и событиях жизни старца Серафима". Именно с этого первого жизнеописания Иоасафа впоследствии стали списывать все другие более поздние составители житий преподобного Серафима, в частности, о.Леонид Чичагов - будущий митрополит Серафим. Священник Леонид Чичагов, когда писал свою "Летопись...", не застал в живых уже почти никого, кто видел своими очами батюшку Серафима, а Иоасаф был тайнозрителем великого подвига Саровского старца.
Иоасаф был первым, кто написал портрет батюшки Серафима, от которого и пошел традиционный иконописный канон прп. Серафима Саровского, так всем нам хорошо знакомый.
Иоасаф первым донес до нас беседу батюшки Серафима о цели христианской жизни, описал первым его чудеса и.т.п.
Так что поостерегитесь и не повторяйте хулы и напраслины на возлюбленного ученика батюшки Серафима иеромонаха Иоасафа (Толстошеева).

Наблюдатель 02.08.2012 в 14:34:13

Военному наблюдателю
Летопись нашла высочайшее признание Государя, и в наше время издана по благословению Святейшего Патриарха. В самом Дивеево отношение к Иоасафу (вопреки завету Преп. Серафима ушедшему из Сарова) трезвенно-негативное. Если Стрижев пишет такие глупости, разделяемые маргиналами, то жаль. Нужно пересмотреть прежнее благоприятное мнение о нём.

Военный наблюдатель 02.08.2012 в 12:38:42

Православный писатель Александр Стрижев пишет:
В «Летописи Серафимо-Дивеевского монастыря» добрую половину объемистой книги занимает описание внутриобщинной смуты (монастыря еще не было, а были две монашеские общины — Казанская и Мельничная), приведшей к изгнанию из обители игумении Гликерии Занятовой и ее сподвижниц. При этом небеспристрастная роль Михаила Мантурова и Николая Мотовилова показана в исключительно безупречном ключе — бескорыстные благодетели и живые носители святости. Документы же архива рисуют эти лица несколько в ином свете, не столь идеальном.
Представим себе, что мы попали с вами в Дивеево, каким оно было в 1842 году. Только что стало известно здесь о выпущенном Святейшим Синодом указе, предписывающем слияние двух дивеевских общин, а «для единообразия и удобства в управлении подчинить их одной старшей начальнице». Так вот, слияния этого Н.А. Мотовилов не будет признавать целых двадцать лет! А чтобы чинить помехи налаживающейся общемонастырской жизни, он станет свои земельные наделы, подаренные некогда монашествующим здесь сестрам (монастыря, напомним, еще не было и долго как такового не будет, существовали общины), то облагать неприемлемыми условиями, то требовать за них крупный выкуп. На беду всех, в дивеевской земле были обнаружены залежи руды, пригодной для переработки на железоделательных заводах. Николай Александрович обусловливает дарение надела с правом копать здесь руду и выручку брать себе. Совершенно справедливо игумения воспротивилась этому. Ведь после того, как все эти десятины будут обезображены трубками (так тогда называли шахты), можно ли на них сеять и сажать? В ответ — жалоба и судебная волокита. Жалоб Мотовилов писал так много, что от них сотрясались все инстанции — как местные, так и столичные. И везде мотовилов­ские ссылки на старца Серафима: вставлял святое имя по поводу и без всякого повода. А в марте 1854 года Николай Александрович дерзнул даже лично обратиться к Императору Николаю Первому и в длиннейшем письме своем — опять все о том же: о своих требованиях, выдвигаемых им, о «несправедливом соединении общин». Благороднейший, великий Государь Николай Павлович, обремененный тяжестью Крымской войны и уже сильно недомогающий, все же нашел время для чтения этого длинного, достаточно путаного письма. Все, что касается притязаний Мотовилова к создаваемому монастырю, Государь опустил и внимать дрязгам не стал, а относительно пророчеств старца Серафима велел передать жалобщику следующее свое повеление: «Ежели он [Мотовилов] как верноподданный не забыл своей присяги, то должен исполнить Мое приказание и донести на бумаге, что Мне сказать имеет». И ничего-то сказать Государю, кроме общих слов, Николай Александрович не нашелся. Вскоре переписку прервал.
Впрочем, прервалась она лишь на время. Как только на престол взошел Александр II, Мотовилов снова загорелся писать письма, теперь уже на имя нового Самодержца. В апреле 1866 года он подает «по секрету» Императору Александру так называемую докладную стихиру с такой концовкой:
И Ты, Христе, в нас зацарюешь,
Всеосвяти ж нас в век и век;
На враг же наших всех наплюешь,
Сладчайший Богочеловек.
На промокательной бумаге, просвечивающей с обеих сторон, небрежно набросаны строчки условных букв. Их ни прочесть, ни сопоставить: дикая клинопись. Мотовилов болен, он в бреду, но зачем же такое безобразие отсылать лично Императору? И много еще чего он написал в те 60-е годы. Поэтому, когда в Симбирске спрашивали людей, хорошо его знавших, они о Мотовилове отзывались так: «Назвать его прямо юродивым Христа ради — нельзя, ибо во многих случаях в нем часто проявляются и себялюбие, и сильное честолюбие, одним словом, он, по-видимому, себе на уме; назвать его опять — смотря на частые разъезды по монастырям и святым местам, и на значительные вклады, жертвуемые им в пользу их — назвать его вполне святошею также нельзя, потому что в нем видимо преобладают и лицемерие и, лукавство; но что всего ближе, подходящее к настоящему положению его... он действительно находится в тихом помешательстве. Если даже допустить, что вся видимая жизнь его есть одна мистификация, то и в таком случае он все-таки человек безвредный, с добрым направлением сердца, тихого и кроткого характера и предан Престолу и Отечеству».
Разумеется, наше отношение к Н.А. Мотовилову определяется не сторонними характеристиками, а тем полезным, что он сделал для Православия. Бесспорная заслуга его, прежде всего, в передаче потомству богословской жемчужины, скатившейся из уст святого Серафима, известной как его завет всем потомкам и верным чадам Православной Церкви, — его знаменитая «Беседа о цели христианской жизни». И других заслуг перед православными у Мотовилова немало. Потому-то рассматривать его жизнь надо в целом, не пренебрегая и теми очевидными срывами, о которых поведали архивы.
Установка «Летописи» на односторонность и чистое иконописание не всегда приближает к истине. Ведь преосвященный Серафим (Чичагов) и никогда не смирял своего крутого нрава. Пример тому — его расправа с великим Оптинским старцем Варсонофием, угрозы разогнать прославленный монастырь. Также подвергся изгнанию из Оптиной Пустыни и выдающийся церковный писатель Сергей Александрович Нилус. Ныне оба они, митрополит Серафим и старец Варсонофий, причислены к лику святых, и святость их несомненна. Но исторические факты не забыты, они нам достались не для смущения, а для назидания.
Покаяние — только оно покрывает все наши проступки и прегрешения. Вот, скажем, упомянутый нами Михаил Васильевич Мантуров. Его благоволение к Дивеевской обители совершенно неоспоримо. Вместе с тем когда-то и он вольно или невольно несправедливо повел себя по отношению к еще неокрепшему монастырю. На подаренном участке земли, что расположен перед Казанской церковью, даритель спешно поставил сруб и при нем хозяйственные постройки. Игумения и сестры, стесненные таким соседством и явными неудобствами, долгое время буквально умоляли Мантурова передвинуть свое подворье на другое место. Но он не внял мольбам, затем потребовал выкуп за подаренный участок. Причем сумму заломил непомерно высокую, равную стоимости городского каменного дома. У общины таких денег не было. Правда, через какое-то время благодетель раскаялся в своих поползновениях, примирился с игуменией. И все разрешилось добром, как и полагается между соработниками на пажитях Христовых.
http://blagogon.ru/articles/204/

Арсений 01.08.2012 в 19:20:16

С.Кузнецову
Зачем Вам ссылка? "Сказание о военном посетителе..." перед Вами. В 6-м абзаце эти слова. Будьте внимательнее!

С.Кузнецов 01.08.2012 в 19:06:41

Арсению.
По поводу приведённой Вами цитаты. А где об этом пишет Иоасаф (Толстошеев)? Ссылку в студию!
И как это высказывание, ежели оно подлинное, в чем можно усомниться, соотносится со Сказанием о военном посетителе отца Серафима, сообщенное иеромонахом Иоасафом (Толстошеевым) в 1849 году?

Арсений 01.08.2012 в 18:05:19

С.Кузнецову
Толстошеев пишет: "уже сам смутившись, осуждал его (т.е. Преподобного Серафима), думая, что он находится в каком-нибудь искушении".
А о масонах-декабристах читайте примечание к данной статье.

С.Кузнецов 01.08.2012 в 15:30:23

Арсению
>>Толстошеев осудил Преподобного Серафима Саровского за изгнание масона-заговорщика>>
Из текста приведенной статьи этого не видно. Скорее наоборот.

Арсений 01.08.2012 в 14:08:04

То, что Толстошеев осудил Преподобного Серафима Саровского за изгнание масона-заговорщика, врага Самодержавия, достойно доверия. А уж видел он это своими глазами, или это было заочно, не так существенно.

Наблюдатель 01.08.2012 в 13:55:09

Иоасаф Толстошеев, распорядившийся засыпать Святую Канавку, заповеданную Самой Божией Материю через Преподобного Серафима, построивший из похищенных стройматериалов (пожертвованных для Троицкого Собора) не заповеданный Тихвинский храм, и многое другое бесчинно и самовольно совершивший, как считался дивеевскими сестрами прельщенным самозванцем, так и считается по сей день. И никакие Ольги Буковы не могут это опровергнуть.

Военный наблюдатель 01.08.2012 в 12:02:02

Наблюдателю.
Ольга Букова пишет:
"Имя схиигумена Серафима (в миру Ивана Тихоновича Толстошеева, 1802–1884) — многоскорбного ученика преп. Серафима Саровского, до сих пор вызывает ожесточенные споры среди исследователей, занимающихся изучением жизни и духовного наследия Преподобного, историей развития и становления Санаксарского и Дивеевского монастырей. Наверное, не было бы в судьбе этого саровского инока ничего необычного, если бы он, всю свою жизнь любивший батюшку Серафима Саровского и считавший себя его учеником, не вошел в церковную историю как «самозванец», «лжеученик старца» и «ярый гонитель дивеевских сестер». Именно ему сестрами Дивеевского монастыря, а вслед за ними многими церковными писателями и агиографами жизни знаменитого саровского старца было отказано в праве именоваться любимым учеником батюшки Серафима... Только благодаря архивным документам и воспоминаниям современников схиигумена Серафима нам удалось узнать о его жизни. Именно документы раскрыли нам жизненный путь монаха, удивительно смиренного и скромного, ибо он, пять раз издавший книгу о преподобном Серафиме Саровском, о себе самом не оставил ни книг, ни воспоминаний. Он писал о своем любимом старце задолго до его канонизации, когда именоваться его учеником не было ни корысти, ни выгоды, да и умер он в 1884 году, за девятнадцать лет до прославления батюшки Серафима.
Ольга Букова. "Правда и вымыслы о жизни схиигумена Серафима по книге «Летопись Серафимо-Дивеевского монастыря»" http://www.blagogon.ru/articles/174/
А вот что пишет известный церковный историк Александр Стрижев:
"Недавно в Нижнем Новгороде церковный историк Ольга Букова издала солидную книгу «Женские обители преподобного Серафима Саровского», написанную на материалах местного архива. Заметим к слову, архив­ные тексты, причем важнейшие, исследовательница впервые вводит в научный оборот, потому что до нее никто эти бесчисленные архивные дела, касающиеся становления серафимовских обителей, не изучал и даже толком не трогал. Долгие годы Ольга Викторовна допоздна засиживалась за этими папками с делами, рассматривая документ за документом. В целом картина возникновения и дальнейшего развития монастырей (в частности Дивеевского и Серафимо-Понетаевского) складывалась несколько иная, чем та, что представлена в знаменитой книге священника Л.М. Чичагова (впоследствии — митрополит Серафим) «Летопись Серафимо-Дивеевского монастыря», впервые выпущенной в свет в 1896 году. Книга эта создавалась в Дивееве на материалах внутримонастырских и на устных высказываниях сестер обители. Брался в расчет и значительный печатный текст. Но фонды консисторской переписки, хранящие подлинные донесения игумений и переписка архиереев со Святейшим Синодом, остались за пределами монастырского летописца. Да у Леонида Михайловича Чичагова, в ту пору только что начинающего священника, для этого ни времени, ни возможности и не было. Огромная по объему книга им была написана всего за год-полтора, так что в основу некоторых рассуждений он положил лишь подручные материалы и подчас весьма сомнительные предания, бытовавшие в монашеской среде этой обители. Вполне естественно, и в характеристиках отдельных личностей, как и в изложении некоторых эпизодов становления обители, могли быть допущены неточности, а то и частичные искажения". http://www.blagogon.ru/articles/204/

Наблюдатель 01.08.2012 в 11:11:26

Лжеученик (преслушник и самочинный ниспровергатель заповедей) Преподобного Серафима Саровского, Иоасаф Толстошеев к этому сказанию имеет самое отдаленное отношение. Он лишь пересказывает эту историю с чужих слов. О смуте, учиненной Толстошеевым в Серафимо-Дивеевкой обители читайте Летопись монастыря, составленную Священномучеником митрополитом Серафимом (Чичаговым). Конец этой смуте положил Св. Филарет Московский, распоряжением которого Толстошеев с сочувствующими был выдворен из монастыря.

Добавить комментарий:

Код анонса статьи для вставки в блог или на сайт

показать анонс