http://blagogon.ru/digest/866/

Должен ли каяться русский народ за свержение и убиение царя Николая II?

29.10.2018
Тимур Давлетшин

В связи со столетием со дня мученической кончины царя Николая II и его семьи вновь раздаются голоса о необходимости покаяния русского народа в «грехе свержения Государя и его убийства». Голоса эти звучат, естественно из лагеря православных монархистов, точнее, ультрамонархистов. Я ничего не имею против монархической идеи как таковой (хотя и скептически отношусь к возможности восстановления православной монархии в нашей стране), но, к сожалению, среди тех, кто именует себя монархистами, есть те, кто проявляет ревность не по разуму. Агитаторы за всенародное покаяние в «грехе свержения царя и последующего цареубийства» – пример таковых «ревнителей». «Необходимо всенародное покаяние в грехе богоотступничества и предательства православного Царя, совершенного нашими предками, чтобы заслужить у Бога дарование нам Царя истинного» – так, к примеру, в одном из комментариев к статье на сайте «Благодатный Огонь»[1], пишет один из таких «ревнителей», главред сайта «Аминь», Владимир Семенко.

Хотя убийство царя (и его семьи) действительно является преступлением, я все же смею не согласиться с этими голосами. Вообще не слишком ли много у нас требований покаяния нашего народа? Одни пытаются заставить каяться нас за Голодомор, другие – за революцию и коммунизм (по примеру того, как немцы каялись за нацизм. Забывается только тот факт, что каялись именно те немцы, которые хотя бы косвенно причастны к преступлениям нацизма, хотя бы тем, что полностью поддерживали «политику “партии и правительства”», а вовсе не их потомки). Но я сейчас именно об убийстве последнего царя.

Нас призывают покаяться за свержение царя и цареубийство, напоминая о соборной клятве 1613 года, согласно которой тот, кто покушается на дом Романовых, предается проклятию: «Заповедано, чтобы Избранник Божий, Царь Михаил Феодорович Романов был родоначальником Правителей на Руси из рода в род, с ответственностью в своих делах перед единым Небесным Царем. И кто же пойдет против сего Соборного постановления – Царь ли, Патриарх ли, и всяк человек, да проклянется таковой в сем веке и в будущем, отлучен бо будет он от Святыя Троицы».

Здесь я, однако, хочу сказать, что, во-первых, Земский собор (при всём моем уважении к его историческому значению) – не Вселенский Собор, и он вряд ли уполномочен иметь такое вероучительное значение, тем более за потомков. Во-вторых, он направлен именно на тех, кто непосредственно участвует в преступлении против царя. Участвовал ли весь русский народ в грехе свержения и последующего убийства царя? Может быть, заговорщики, прежде чем свергнуть Государя (или вынудить его к подписанию отречения – кому как угодно), проводили референдум о необходимости этого? История о подобном референдуме умалчивает. Равно как умалчивает она и о референдуме, проведенном большевиками о необходимости расстрела членов династии Романовых (расстреляны, как известно, были не только Николай II и его семья, но и другие Романовы).

Ну, хорошо, допустим, ультрамонархисты правы, и русский народ действительно виновен в пассивности, в том, что допустил такое злодеяние (хотя остается вопрос: а как практически русский народ мог предотвратить это злодеяние?). Но тут у меня возникает другой вопрос: а как быть с другими цареубийствами Романовых? Как известно, убийства государей романовской фамилии были и ранее. Исключим Александра II, убитого народовольцами, – потому что убийцы были повешены. Но как быть с предшествующими убиенными Романовыми? Начнем с императора Павла I. Считается, что к его убийству причастен его сын Александр I , занявший престол после убийства Павла. Во всяком случае, убийцы вовсе не были повешены, а это о многом говорит. Ранее был убит Петр III, его отец. В результате на престол взошла главная заговорщица – жена Петра Екатерина II, прозванная дворянами Великой. Хотя фигура это Петра III лично у меня не вызывает никакого сочувствия, все же факт налицо – свержение и убиение законного Государя. Лишь горстка офицеров пыталась защитить своего законного Государя. Когда после смерти Екатерины на престол вступил Павел I, то он постарался вознаградить тех офицеров, которые остались верны Государю. Например, был награжден премьер-майор Абрамов Степан Михайлович, который отказался давать присягу Екатерине II. Вот пример, достойный для подражания! Наши современные монархисты очень любят вспоминать имя генерала графа Келлера, пытавшегося защитить Николая II и отказавшегося присягать Временному правительству. Что же они не чтят Абрамова?

Не только  убиенные Государи, но и узурпаторы, причастные к их свержению и смерти – прямые предки убиенного Николая II. Почему-то Николаю II не пришло в голову каяться за своих предков-узурпаторов. Или быть может, тот факт, что он – потомок также и жертв избавлял его от необходимости этого?

Но самое интересное – ни Николай II, ни Павел I, ни Петр III, скорее всего, не оказались бы на престоле, если бы в 1741 году не был свергнут законный Государь Иоанн VI. Свергнут он был Елизаветой II, также прямым предком Николая II.

А убит он был уже при Екатерине II, тоже предке царя-страстотерпца (убит охранниками при попытке поручиком Мировичем его освободить). Убит по прямому указанию Екатерины, давшей соответствующие указания охранникам. Судьба этого государя особенно трагична. Свергнутый Елизаветой II во младенчестве, он сначала был под домашним арестом, а когда подрос – отправлен в Шлиссельбургскую крепость, где сидел, как понимаю, в одиночке, терпел унижения от охранников, и в результате повредился рассудком. Что же Николай II не покаялся за это преступление?

Прошу понять меня правильно, я весьма почитаю убиенного царя-страстотерпца, чему свидетельством, надеюсь, является моя статья – «Об очернении Царя-Мученика Николая II писателем Солженицыным»[2]. Я просто хочу показать абсолютное отсутствие логики у тех, кто призывает нас каяться за убиение царя-страстотерпца с семьей.

Но, может быть, царь Николай II просто не додумался до этой мысли? Ну вот не пришло ему в голову, что нужно каяться за свержение и гибель других Государей, к чему причастны его прямые предки. Ладно, не пришло. Но почему же тогда это вообще никому не пришло в голову? Разве не было у нас святых человеков, просвещенных Духом Святым? Почему мысль о необходимости покаяния всего народа (а не только правящих Государей) за свержение и убиение Павла, Петра и (особенно) Иоанна VI не пришла в голову ни св. Филарету Московскому, ни св. Иоанну Кронштадтскому, ни св. Иоанну Восторгову? Все названные мною святые – не только великие подвижники, но и крупнейшие монархические идеологи своего времени, и потому особо чтимы именно в монархических кругах. Может быть, они были просто малодушны? – Не думаю. Особенно трудно подозревать в малодушии священномученика Иоанна Восторгова, учитывая, его мученическую кончину. Нет, я думаю, все дело в том, что эта мысль не пришла им в голову именно потому, что она бессмысленна.

Вообще пример всенародного покаяния в грехе предательства царя в истории нашей страны имел быть место. Это произошло в 1607 году, когда к Москве приблизились войска Болотникова. Перед лицом опасности Царь Василий Шуйский и патриарх Гермоген решили провести чин покаяния за нарушение крестной клятвы предшествующим царям. В челобитной, как пишет митрополит Макарий (Булгаков) в своей «Истории Русской Церкви», «…православные исповедовались пред своим бывшим Патриархом, как они клялись служить верою и правдою Царю Борису Федоровичу и не принимать вора, называвшегося царевичем Димитрием, и изменили своей присяге, как клялись потом Сыну Бориса Феодору и снова преступили крестное целование, как не послушались его, своего Отца, и присягнули Лжедимитрию, который лютостию отторгнул его, Пастыря, от его словесных овец, а потому умоляли теперь, чтобы Первосвятитель простил и разрешил им все эти преступления и измены, и не им только одним, обитающим в Москве, но и жителям свей России, и тем, которые уже скончались» (цит. по: П. Петин. «Покаянный Чин Патриархов Иова и Ермогена»).

Но здесь очень важен следующий момент – люди, которые каялся за это преступление – по крайней мере, современники данного преступления, а многие – прямые участники. Т.е. каялись вовсе не потомки. Причем это был единственный случай подобного всенародного покаяния.

Есть в истории  и пример того, как потомок, а именно царь Алексей Михайлович Романов каялся за грех его предшественника на русском троне, Ивана Грозного, за убиение св. Филиппа Московского (некоторые монархисты пытаются отрицать вину Ивана Грозного). Этот факт покаяния, на мой взгляд, имел очень важное символическое значение – в лице Государя Алексея Михайловича царская власть склонила голову перед Церковью, и в этом смысле это действительно благочестивый поступок. Но является ли он обязательным в данном случае? – Я лично думаю, что это был личный благочестивый порыв Государя. Во всяком случае, никому из Государей после Екатерины II, в том числе царю-страстотерпцу Николаю, не пришло в голову покаяться за то, что Екатерина II погубила св. Арсения (Мациевича).  Почему мысль о покаянии за преступление прапра…бабки не пришла в голову святому Государю Николаю? А ведь он очень почитал Алексея Михайловича, и мог последовать его примеру.

Наши покаянщики нередко доходят до того, что обвиняют в предательстве царя священноначалие Русской Православной Церкви за то, что оно поспешило с заверением лояльности Временному правительству после известных Февральских событий. Особо рьяные в комментариях доходят до хулы на священномучеников. Но где примеры того, как в предшествующие цареубийства в истории Российской, когда иерархи открыто обличали узурпаторов? Св. Арсений (Мациевич), правда, в ссылке посмел в разговорах усомниться в правах Екатерины на престол, и утверждать, что законный государь – Иоанн VI, чем усугубил свое положение. По повелению Екатерины он был приговорен к «вечному заключению» и под именем «Андрея Враля» содержался в Ревельском каземате, где и умер. Но открытого выступления церковных иерархов против узурпации в истории Российской империи я не припомню. Что же наши покаянщики, обвиняющие церковную иерархию за 1917 год, не хотят задумываться об этом факте? Или, быть может, убийство законного Государя для наших ультрамонархистов особого значения не имеет, а имеет значение лишь само свержение монархии как таковой? Пусть даже монарх – узурпатор и убийца? Ну тогда бы прямо так и говорили, зачем вилять?

Происшедшее в 1918 году убиение Государя и его семьи, равно как и убиение других членов романовской династии (преподобномученицы Елисаветы и прочих) – безусловное злодеяние. Это великая катастрофа нашей страны. Однако агитация наших монархистов-покаянщиков заставить каяться в этом русский народ, народ, который в своем большинстве нуждается просто в православном просвещении, – совершенно бессмысленное занятие. Каяться нужно за свои грехи, к которым причастен сам, а не за грехи своих предков. Это гораздо труднее, но именно это содействует спасению.

 



Поддержка сайта «Благодатный Огонь»:
Карта Cбербанка: 6390 0238 9085 1967 80
Яндекс-Деньги: 410012614780266