Богородица

Актуальные статьи

О значении церковнославняского языка в богослужении Русской Православной Церкви

25.12.2019

Богослужение составляет душу церковной жизни, и таковым оно является в понимании православного русского народа, для которого сама жизнь Церкви вполне равнозначна тому, что совершается в храме. Православное церковнославянское богослужение – это один из главных способов выражения любви к Богу, молитвенного общения с Ним и лучшая школа для усвоения высших форм святоотеческого богословия и духовного опыта.

Богослужебный церковнославянский язык – язык Церкви и молитвы, непосредственно связанный с совершением церковных чинопоследований и служащий словесным облачением богослужебных действий, не может не быть языком сакральным, священным, т.е. отделённым от всего повседневного. Поэтому в силу своего священного характера богослужебный язык не должен совпадать с языком, употребляемым вне храма.

Церковнославянский язык является священным (от греч. «иерос», т.е. отделённым от обыкновенного) богослужебным языком потому, что создан был Кириллом и Мефодием для высшей цели – для богослужебного употребления, для церковного прославления Бога и общения с Ним, а также для переводов греческой церковной книжности, в частности, богослужебных книг. Кирилл и Мефодий на основе южнославянского диалекта создали новый язык, который никогда не был разговорным и грамматика и лексика которого адекватно передавали значение и строй греческого языка. Поэтому вряд ли можно говорить о том, что в Х веке церковнославянское богослужение было более понятным, чем сейчас.

Русская Православная Церковь имеет своё местное церковное предание, частью которого и является церковнославянский язык, освящённый тысячелетним употреблением в богослужении, а посему он не подлежит изменению: церковнославянский язык идеально передает содержание догматических, святоотеческих и богослужебных текстов языка греческого. Русский язык как таковой, к сожалению, не способен к аутентичной передаче вышеуказанных истин. Не случайно и Святейший Синод указом от 28 марта 1862 года запретил даже произносить церковнославянские слова русским наречием. Поэтому наш долг – бережно хранить эту драгоценную жемчужину Православной Церкви – церковнославянское богослужение, которое уже более тысячи лет просвещает русский православный мiр и души верующих.

Церковнославянское богослужение это и многовековая традиция Русской Церкви. Однако нужно с горечью признать, что в Русской Православной Церкви сейчас имеется реформаторская группа священников и даже архиереев, желающих упразднить церковнославянский язык в богослужении. На фоне общей секулярной атаки на христианскую веру и Церковь все чаще и все громче звучат голоса, призывающие к богослужебной реформе, к обновлению догматического и нравственного учения, к произвольному переводу священных богослужебных текстов на современный русский язык. Те, кто порой высказывают частные мнения о том, что нужно перевести богослужения на русский язык, о чем в свое время говорили обновленцы, или предлагают иные богослужебные реформы, забывают, что Церковь, ее уставы и правила вырабатывались тысячелетиями, и они должны свято соблюдаться.

Церковнославянский язык есть наша словесная икона; он должен быть признан такой же местночтимой святыней Русской Православной Церкви, как многие храмы и иконы. А посему хранение церковнославянского языка должно быть правилом Русской Православной Церкви. Догматические основания для этого, в сущности, те же, что и для иконопочитания. Наш долг – бережно хранить драгоценную жемчужину нашей Православной Церкви – церковнославянское богослужение, которое уже более тысячи лет просвещает русский православный мiр и души верующих и является неотъемлемой частью церковного Предания Русской Церкви.

Стоит только в угоду мутных «миссионерских целей» и якобы «малопонятности» церковнославянского богослужения уступить реформаторам самую малость: разрешить чтение паремий, Апостола и Евангелия на русском языке, как непременно это рано или поздно обязательно приведет к полному отказу от церковнославянского языка, – языка православного богослужения и книжности, сформировавшего наш народ как нацию, неизбежно приведет к тому, что мы потеряем самих себя и ослабим объединяющую нас духовную силу. Ибо церковнославянский язык – это фундамент, на котором зиждется здание нашей духовности, культуры, традиций, нашей национальной сущности. Перевод церковнославянского богослужения на русский язык с духовной и культурной точек зрения есть чудовищный вандализм, подобно тому, как переводить на современный русский язык поэзию А.С. Пушкина.

Полемика вокруг вопроса о языке богослужения как нельзя лучше иллюстрирует тот факт, что сторонники русификации церковнославянского языка по сути проявляют протестантский подход – претензию на право критически переосмысливать Священное Предание и отвергать любые церковные традиции и святость того, что им представляется всего лишь ветхой изношенной оболочкой.

Те, кто пытается сейчас заниматься переводами церковнославянского богослужения на русский язык (прежде всего «переводческая группа» Свято-Филаретовского института, возглавляемого священником Георгием Кочетковым, а также члены т.н «Клуба ревнителей литургического возрождения»), свидетельствуют либо о своей церковной невежественности и полнейшей утрате духа церковности, либо о совершенно определённых политических целях и заданиях, о которых сии неутомимые «труженики» до времени просто не желают сообщать непосвящённому окружению.

Призывы к переходу как на богослужебный русский язык со стороны неообновленцев, так и на русифицированный церковнославянский со стороны сторонников «модернизации через традицию», пытаются в последнее время оправдать «миссионерской необходимостью» привести в Церковь чуть ли не все 80% русского населения РФ. И именно церковно­славянский язык по мнению иных ревнителей «миссии без границ» является якобы основным препятствием приходу новых людей в Церковь.

Необходимо понимать, что богослужение – это не лекция, обращённая к нам, а наше молитвенное обращение к Богу, которому мы учимся годами. Для молитвы требуется в первую очередь не исправление труднопонимаемых церковнославянских слов и выражений, а совсем иное. Человек не одним умом молится Богу. Прежде всего он должен молиться духом – наше «поклонение в духе и истине». А это может дать только благодать Божия, а не исправление слов. Постижение богослужения не должно ограничиваться рациональным аспектом (передача и поиск смыслов, понимание текстов), хотя и это важно. Но прежде всего богослужение постигается на мистическом уровне, от сердца, молитвенно. Само звучание церковнославянского языка – это музыка богослужения. Намоленные церковнославянские молитвы сопоставимы с намоленными древними иконами.

Протоиерей Валентин Свенцицкий († 1931) в одной из своих проповедей сказал замечательные слова о церковнославянском языке:

«Вопрос, кажущийся столь простым и ясным для многих, думающих, что славянский язык это есть какая-то старина и пережиток и что просто не хватает смелости признать очевидную истину, что лучше молиться на всем понятном языке. Этот вопрос не так прост. И такое его решение совсем не истина, а глубочайшее заблуждение. Богослужение должно совершаться именно на славянском языке. Причина такого утверждения ясна для тех, кто решает вопрос не на основании мiрских размышлений, а на основании духовного опыта. Этот духовный опыт показал людям, что язык разговорный, на котором ведутся наши мiрские разговоры, перенесённый в богослужение, влечёт за собой мiрские воспоминания и наша мысль, и без того блуждающая невесть где во время молитвы и занимающаяся своими мiрскими делами, от этого мiрского языка при богослужении ещё более уносится в сферу мiрских забот. Этот духовный опыт показал далее, что славянский язык является совершеннейшей формой для выражения молитвенных состояний. В вопросах веры не так важен рассудок, как вся совокупность душевных сил, уразумевающих эти истины, так и в молитве важен вовсе не дословный перевод и знание каждого слова, а полнота и совершенство формы языковой, вмещающей целокупное содержание».

Приведем слова святителя начала ХХ века архиепископа Никона (Рождественского):

«В стремлении устранить славянский [язык] мы не можем не видеть одно из средств, какие пускают в ход враги Церкви, чтобы вытравить из души народной ту церковность, которая составляет основу народного миросозерцания, народной нравственности. А потому все, кому дорога православная русская душа, должны отстаивать славянский язык как в народной, да и во всякой школе, так и в церковном богослужении. Только при этом условии мы можем сберечь то сокровище народного духа, коим теперь любуются в его проявлении в жизни все образованные народы земли... Наше родное Православие в народном сознании воплотилось в нашем церковнославянском богослужебном языке и стало душею души народной...».

А вот что о мистической красоте церковнославянского языка пишет архимандрит Рафаил (Карелин):

«Сторонники языковой реформы богослужения утверждают, что на новом, современном языке литургия будет более понятной. Но литургия, сама по себе, тайна. Она не может стать понятной на вербально-семантическом уровне, иначе можно было бы понять и усвоить литургику с книгой в руках за письменным столом.

Здесь мистика и обаяние языка: древний священный язык трогает человеческое сердце, заставляет звучать сокровенные струны души. Модернисты не знают и не чувствуют этого; они хотят древний язык заменить новыми языками для того, чтобы была понятнее семантика слова, которая не делает понятнее тайну богослужения.

Священный церковнославянский язык как бы свидетельствует, что в храме мы общаемся с другим мiром, с другой, необычной для нас реалией.

Проповедь в храме произносится на современном языке. Но молитву нельзя смешать с проповедью или богословием. Проповедь рассказывает о духовном мiре, а молитва включает нас в этот мiр; богословие указывает путь, а молитва ведет по этому пути.

Прочитаем вслух внимательно псалмы на новом и древнем языках, какую разницу увидим мы в своём внутреннем состоянии? Новый язык подобен воде, которая может утолить жажду, но оставит душу холодной, а древний язык – вино, которое веселит и радует сердце человека».

Современная тенденция некоторых священнослужителей и даже архипастырей к переходу на русский язык в богослужении (пусть и пока частичный) – это не только ошибка, но серьёзный удар по церковной культуре, своего рода акт антицерковного вандализма и варварства. И эта тенденция вполне однозначно должна квалифицироваться как обновленчество и откровенная диверсия против Русской Православной Церкви.

Дабы не потакать распространению порочной обновленческой литургической практики, призываем православных верующих воздерживаться от посещения тех храмов или покидать их, где паремии, Апостол и Евангелие читаются по-русски, или где всё богослужение проводится на русском (или русифицированном) языке.

Редакция сайта «Благодатный Огонь»




Голосование за статью

 /  Не понравилась  -  ...

Комментарии:

Елена 13.01.2020 в 09:16:55

Комментарий к словам Сергия:
«врезка» в Богослужение русского разговорного языка как раз просто «режет» слух и молитвенное предстояние. Наш епископ врезает (именно врезает, режет по живому) одно только слово - «любовь» вместо положенного «любы». И здесь оно звучит просто вульгарно. Какая уж тут молитва…

Никита 07.01.2020 в 17:29:03

Поздравляю всех читающих и пишущих здесь с Рождеством Христовым.
В зависимости от конкретных личных целей христианина в духовной жизни всегда возникают проблемы, которые решаются с духовником в РПЦ. Исторически известно, что ни древнегреческий служебный язык не спас Константинопольско-Стамбульский Патриархат, Элладскую Церковь и другие Поместные Церкви от раскола Православия на почве "восточного папизма", также и многознание профессоров теологии светских университетов обнаруживает, что абсолютное большинство из них как на Западе, так и в России неверующие.
Ответов на этот феномен может быть множество. Один из них - это личное активное непринятие Промысла Бога о себе, в частности, о православном верующем. Отказ от самопознания. Бедный православный совершает бесчисленные разнообразные попытки жить духовной жизнью и все мешает, и все впустую. Слезы, скорби и страдания. Восклицает "Опять искушение!". Старец Иоанн Крестьянкин дает совет таким: "Живите каждый день с Богом и Он приведет сквозь бури жизни в покой и со спокойным сердцем... Все Им, все от Него, и все к нему". Православная Вера христианина, упование на Бога больше любых языковых бед и переживаний, как и больше крайней учености и многознания церковных наук, ибо за ними всегда прячется враг Рода Человеческого, стремящийся удалить человека от богослужения и от Бога-Троицы.

Сергий Пономарь 02.01.2020 в 17:48:20

Богослужение, которое совершалось у нас веками, – оно свято и вызывает сердечное благоговение у верующего человека, начинающего первые шаги к вере и к Церкви, и именно эта святость и верность ей влечет душу из суетного и греховного мира к духовной чистоте. И именно Божественным Духом, исходящий из всего Богослужения на высокодуховном церковнославянском языке, должна напитываться душа верующего прихожанина. И уже это содержание и состояние души она должна сохранять и нести в окружающий ее земной мир.
«Стяжи Дух мирен, и вокруг тебя спасутся тысячи», - наставлял прп. Серафим Саровский. А мы, что же, наоборот – дух суетного окружающего мира, заключенный в повседневном, будничном русском языке, собираемся нести в храм? Чем больше суетного и греховного будет вливаться в Церковь из этого окружающего Её суматошного мира, чем больше Она будет походить на этот мир, – тем меньше такая Церковь будет нужна и этому миру, и этим людям…
Миссионерские цели также не могут служить оправданием для служения Божественной литургии на русском языке, потому что Божественная литургия в жизни Церкви, с ее первых времен существования, не служила орудием и средством проповеди. Божественная литургия всегда совершалась в Древней Церкви только для верных, то есть тех, кто не находился под епитимией отлучения от причащения Тайн Христовых, кто был по своему духовно-нравственному состоянию, по целомудрию души и тела достоин участвовать в Трапезе Господней. Для служения же миссионерства есть проповедь священника после Литургии, которую можно говорить на любом языке, Богослужение же – это не обращение к народу, а обращение народа к Богу. Слово Божие, – Оно не от мира сего, и Оно – часть Богослужения. А вот, чтобы это Слово было более понятным, назидательным и поучительным, – для этого и существуют проповеди священника сразу после Литургии, которые традиционно всегда в Церкви велись по раскрытию смысла читаемых на службе отрывков из Евангелия и Апостола. Поэтому этим проблема понимания смысла читаемого Евангелия или Апостола, на самом деле, в Церкви давным-давно решена, и стоило ли ее вообще поднимать вновь? На это и обращает внимание Патриарх, чтобы на проповеди после службы священники разъясняли всё, что нужно, чтобы было понятно и назидательно людям. Прихожанин, который стоит на Литургии, – он стоит в Присутствии Божием, в молитве, – ему некогда и не подобает заниматься всякими своими изначально греховными рассуждениями о услышанном Слове Божием, – «Да молчит всякая плоть! – В Присутствии Бога…» – молчит в своих изначально «кривых» мыслях! И только священник должен правильно раскрыть Слово Божие, согласно святоотеческому толкованию Церкви в своей проповеди.
Человек, привлечённый к вере и в храм благодатью Божией, выходит после Богослужения из храма умиротворенный, просветленный, примеренный благодатью с Богом, получивший благословение Божие на пути свои, и он может не помнит и даже не знает, что там пели или читали, но он побыл с Богом в Его особом Присутствии в храме, и именно церковнославянское богослужение и чтение свидетельствовало собой о служении и общении с Богом. Самочинное же внедрение русского повседневного языка в службу выглядит при этом просто как некое хулиганство. Что же сейчас предлагается взамен? Знания о Боге при чтении на русском языке? Но знания о Боге и знание Бога – это разные вещи. Так же, как знания о человеке, его биографии и — встреча, общение с этим человеком. Не о знаниях о Боге во время Литургии надо заботиться, а о познании и обретении Живого Бога, встрече с Ним, стяжании страха Божия. Страх Господень здесь подразумевается, как благоговение к Богу и строгая верность Ему. «Начало мудрости – страх Господень» - сказано в Священном Писании (Псалом 110:10). «Уразумеешь страх Господень и найдешь познание о Боге. Ибо Господь дает мудрость; из уст Его – знание и разум» (Притчи Соломона, 2:5-6). «Страх Господень - источник жизни, удаляющий от сетей смерти» (Притчи Соломона, 14:27). «Страх Господень усладит сердце и даст веселие, и радость, и долгоденствие» (Книга Премудрости Иисуса, сына Сирахова, 1:12).
Именно молитвенное и искреннее благоговейное служение священника перед Престолом Господа во время совершения Таинства Литургии может своим примером повлиять на воспитание веры в прихожанах, а также церковнославянский язык, как неотъемлемая составляющая часть этого служения и предстояния в молитве всего народа пред Живым Богом.
Вся основная проблема непонятности может решиться выучиванием каких-нибудь 50-ти малопонятных слов церковнославянского языка. В наше время, когда люди изучают компьютерный язык, английский язык и даже китайский, требование перевести на русский язык Богослужение или часть его, вызывает недоумение, и уж точно, не вызвано любовью к Богу, Его Церкви и Богослужению. Человек верующий, желающий приобщиться к свету духовной жизни, к дыханию Вечности, присутствующему в Богослужении, сам начинает стремиться познать всё то святое, что связано с Богом, с Его Церковью и Богослужением. Тот, кто желает, - тот находит пути, а кто не желает, поглощён прельщением этого мира, - тот найдет себе причины и оправдания, чтобы не искать ничего духовного для себя, и никакие «нововведения» не изменят его отношения к Церкви. Если человек ни разу не читал Священное Писание, или хотя бы Евангелие, он не сможет понимать и Богослужение на любом языке. Как он поймет канон прп. Андрея Критского, если не знает исторических событий Ветхого Завета?
То, чтобы человек всё понимал на Богослужении, - это совсем и не обязательно. Достаточно того, что то малое, что он понимает, хватает ему для того, чтобы служить Богу, то есть молиться. Надо только не мешать ему это делать, а «врезка» в Богослужение русского разговорного языка как раз просто «режет» слух и молитвенное предстояние.
Церковнославянский язык является словесной иконой русского Православия, замена его на русский приведет к разрушению сакрального образа русского Православия.

Марина 01.01.2020 в 16:11:17

Это очень печальная новость! И как раз перед Праздником Рождества Христова! Печально стало на душе от того, что произойдет разделение мирян в храмах. Тем кто не захочет нововведения, придется покидать храм и искать другой. Старики, молодые родители с малышами будут вынуждены окормляться в том храме который ближе к дому. Возникнут обиды и непонимания. Мне кажется, когда какая-то часть прихожан примет решение перейти на русский язык, это автоматически ущемляет права других, несогласных. Будет то же, что и на Украине. Этого к сожалению не избежать! И потом очень волнует вопрос, как будет происходить процедура "голосования"? На самом деле как решит настоятель. Потому, что активные прихожане преданны настоятелю и одобряют его решения. В любом случае община ничего не решает. Раскол будет однозначно. До сего дня миряне представляли единое целое. Теперь же разделятся на 2 лагеря.
Я лично не хочу нововведений, поэтому мне придется посещать те храмы, где они не будут приняты. И душа при этом будет не спокойна, потому, что Господь везде присутствует, а я не посещая храм, где читают на русском, как бы гнушаюсь. Мало своих грехов на душе и скорбей в жизни, так ещё и такое ярмо повесить себе на шею! Тяжело! Мой вывод таков - быть православным становится все тяжелей!

Наталия 28.12.2019 в 06:21:34

Душа болит. Уже во всех священниках мерещатся предатели Святого Православия.

Сергій 27.12.2019 в 19:22:09

Что и требовалось... доказать. На самом деле это страшно – когда заживо пытаются похоронить живую традицию. Но мы ещё дышим. Хватаем воздух. И если бы не Господь, сколько бы нам осталось?

Сергей 27.12.2019 в 07:15:43

Сергій 26/12/2019 в 17:57:45
***Рано или поздно всё придёт к тому, что в каждом храме рядом с расписанием богослужений будет надпись типа: “Богослужения совершаются на церковнославянском языке...” Ну, или на каком-либо ином языке.***
Не рано или поздно, а уже: http://vl-1blagochinie-9.cerkov.ru/

Станислав 26.12.2019 в 20:31:38

Ввести в Богослужение русский язык — предать Сонм Святых мучеников Российских, стоявших за веру до смерти! О предающих можно сказать из Послания Иуды,16: "Это ропотники, ничем не довольные, поступающие по своим похотям (нечестиво и беззаконно); уста их произносят надутые слова; они оказывают лицеприятие для корысти."

Сергій 26.12.2019 в 17:57:45

Рано или поздно всё придёт к тому, что в каждом храме рядом с расписанием богослужений будет надпись типа: “Богослужения совершаются на церковнославянском языке...” Ну, или на каком-либо ином языке.

Михаил Яблоков 26.12.2019 в 14:31:17

Павлу.
Верно. Такие храмы, где читают по-русски вместо церковнославянского, а так же тайные молитвы вслух, надо знать конкретно. Чтобы православным христианам туда не ходить. Пора составлять список.

Елена 26.12.2019 в 13:29:11

"может и Пушкина перевести на современный бульварный сленг?"
Ага. А для тех, кто на зоне, сделать специальный, еще "более углубленный" перевод. Грустно....

Елена 26.12.2019 в 13:22:59

Мой сын начал очень рано читать. В воскресную школу пошли, когда ему было 6 лет и он довольно быстро научился читать на церковно-славянском. А когда началась учеба в школе, оказалось, что ему практически не надо учить правила русского языка - он сразу писал очень грамотно. Откуда это? Возможно, что из-за раннего чтения на ЦСЯ.

Павел 26.12.2019 в 08:21:14

Хорошо бы еще публиковать список тех храмов, где есть такое.
Делаю такой почин: храм апостола Андрея в Люблино - там часто читается на русском Св.Писание, иерей Иоанн Коваль читает тайные священнические молитвы в микрофон.

Никита 25.12.2019 в 23:22:11

Прекрасная вдохновенная апологетика церковно-славянского языка. ....
Спасибо! Статья замечательная.

Нина 25.12.2019 в 19:44:59

В своё время научившись читать на церковнославянском языке и познакомившись с грамматикой, мне, например, совсем не захотелось читать Псалтирь на русском языке. И теперь читаю только на церковнославянском.

татьяна Д 25.12.2019 в 18:51:40

Поддерживаю редакцию сайта. А прежде чем покидать такой храм, озвучить свою позицию. Желательно при священнике.

Михаил Яблоков 25.12.2019 в 18:41:24

Сейчас уже и Пушкина не понимают... и что? может и Пушкина перевести на современный бульварный сленг? На самом деле попытки перевести богослужение на бульварную мову говорит лишь о полной бездуховности инициаторов. В каком бы сане они ни были...

Добавить комментарий:

Код анонса статьи для вставки в блог или на сайт

показать анонс